Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

КАКОЙ ДОЛЖНА БЫТЬ СИБИРСКАЯ КОРОВА?

СУДЬБА СИБИРСКОГО ЛЬНА

Наши контакты:

г. Новосибирск, ул. Немировича-Данченко, 104, офис 230

Тел.: (383) 335-61-41 (факс), +7 913-900-05-75 (директор),

+7 913-941-72-79 (главный редактор Павел Березин)

Реклама:

+7 913-201-66-53 (Оксана),

+7 913-201-41-50 (Наталья),

+7 913-201-42-84 (Светлана)

E-mail: predsedatel@ngs.ru

По вопросам подписки и рассылки обращаться по телефону:

+7 913-201-66-53 (Оксана)

   ЗЕРНОВОЙ РЫНОК СИБИРИ: СИТУАЦИЯ          ПАВЕЛ БЕРЕЗИН О КАТАСТРОФЕ С ЗЕРНОМ               АЧС: К ВАМ ПРИШЛИ - ЧТО ДЕЛАТЬ?       

Вперёд, назад – или под откос:

АПК Новосибирской области на перепутье



Лучший момент посадить дерево – двадцать лет назад. Второй лучший момент – сегодня.

Китайская мудрость

   Удастся ли новому областному руководству вытащить сельское хозяйство региона из порочного круга стагнации, управленческой немощи и бюрократического абсурда? Об этом размышляет директор ООО «Соколово», председатель Ассоциации руководителей сельхозпредприятий Новосибирской области Анатолий СТЕПАНОВ (Дата интервью: ноябрь, 2017).

   – В начале ноября на традиционных Днях урожая состоится первое большое знакомство врио губернатора Новосибирской области Андрея Александровича ТРАВНИКОВА с аграрной отраслью региона. Новый глава области будет поздравлять передовиков производства, вручать им награды, слушать бодрые доклады об «успехах и достижениях», в окружении местных начальников совершать традиционный обход районных павильонов, угощаться караваями и слушать частушки...

   Но затем праздник закончится, и начнутся будни. Обычные будни новосибирского сельского хозяйства, наполненные тяжелейшими проблемами сбыта и экономики производства, дефицита техники и других ресурсов, диспаритета цен, вечными кадровыми вопросами, застарелыми болячками социальной сферы села, административным прессом бесчисленных «проверяющих»...

   Эти будни для рядового новосибирского агрария – фермера, директора хозяйства – заполнены ещё и абсурдной бюрократической канителью: бессмысленной «отчётностью», справками, «показателями производства», которые нужно «обеспечить», чтобы претендовать на бюджетные субсидии. Естественно, все эти «показатели» не имеют ни малейшего отношения к подлинной эффективности, экономической устойчивости сельхозпредприятия, повышению уровня жизни сельчан, качеству продукции – да вообще к здравому смыслу.

   Весной аграриев сгонят на «кустовые» предсезонные семинары, где им будут вещать что-то о «повышении эффективности», «севооборотах», о «научном адаптивно-ландшафтном земледелии, разработанном сибирскими учёными». А аграрий будет сидеть, слушать всё это и думать свою привычную думу: «Ёшкин кот, где же взять деньги, чтобы трактор к посевной починить? Чем платить зарплату людям? Что я буду делать, если опять льготный кредит на посевную не дадут? Что делать с долгами, обязательствами, страшными ценами на горючку? Где тракториста взять – последний вчера в город убежал? Что мне сеять, на какой культуре я выживу в этом году? Когда ж они закончат, а?! Скорее бы фуршет...»

   Осенью, после уборки, сельчанин будет думать другую свою вечную мысль: «На хрена ж я так напахался в этом году? Цены на продукцию нет, экономики нет, дороги в селе по-прежнему нет, перспектив нет, работники убегают в город – зачем мне это всё?!»

   А начальник с трибуны бодро докладывает: «Мы прирастаем! В прошлом-то году засуха была, – поэтому вон как нынче приросли! По сравнению с засухой-то! В прошлом году не выросло – а нынче выросло! Вот оно, развитие!»

   «Прирастаем» – а банкротства хозяйств идут одно за другим. «Прирастаем» – а доля сельского хозяйства в ВРП сокращается. «Прирастаем» – а налоговые отчисления от регионального АПК в консолидированный бюджет ежегодно составляют один (!!!) процент. «Прирастаем» – а люди из села бегут так, как не бежали даже в «лихие 90-е», и никакие новые «ФАПы» с пластиковыми окнами их удержать в селе не в состоянии.

   Напомню жуткие цифры из нашумевшего социологического исследования «Сельское население НСО: исход и диссипативность», проведённого в 2015 году исследовательским Центром СИУ РАНХиГС при Президенте РФ. Тогда выяснилось, что реальная численность трудоспособного населения в сельских районах Новосибирской области меньше официальной «списочной» (заявляемой властями) в среднем на 25% процентов. В четырёх районах эта разница составляет 30-35%, ещё в четырёх – 40%. Есть районы, где разрыв составляет 64%!

   Это означает, что во многих муниципальных образованиях НСО более половины якобы живущего населения фактически не живёт и не работает в них: эти люди ездят «на вахту», в город охранниками, продавцами и т.д. Однако эти мёртвые души «числятся» в селе.

   Официально в сельском хозяйстве НСО работает 12,4% трудоспособного сельского населения. Однако лишь в 19 муниципальных образованиях в сельском хозяйстве работает более половины жителей. В 95 населённых пунктах заняты аграрным трудом от 10 до 20% трудоспособных людей. А в 204 муниципальных образованиях (это почти половина всех сельских поселений области) заняты аграрным трудом менее 10% трудоспособного населения. В 15% населённых пунктов НСО (это 63 сельских поселения из 429) трудоспособное население вообще не работает в сельском хозяйстве. В половине всех населённых пунктов области сельским хозяйством занимается менее 15% жителей.

   То есть единственное, чем мы на самом деле «прирастаем», – это охранниками, продавцами и разнорабочими в городе, бывшими сельскими жителями, а также теми, кто ведёт своё мелкое натуральное хозяйство. Всех этих людей, выброшенных из жизни, из профессии, мы нынче стыдливо именуем «самозанятыми». Кстати, очень хотелось бы, чтобы новый губернатор ознакомился с этим уникальным исследованием, показывающим глубину социальной катастрофы в новосибирской деревне.

 

 

СПРАВКА

 

Анатолий Антонович СТЕПАНОВ

 

• Генеральный директор ООО «Соколово»

 

• С 1985 г. по н. время – генеральный директор ОАО «Новосибирский мясоконсервный комбинат»

 

• Председатель Ассоциации руководителей сельскохозяйственных предприятий Новосибирской области

 

• Родился 13 июня 1951 г. в деревне Варваровке Татарского района Новосибирской области

 

• Окончил Новосибирский институт народного хозяйства, Новосибирскую высшую партийную школу, Академию народного хозяйства при Совете Министров СССР, Международную бизнес-школу при Министерстве финансов Франции

 

• Ученая степень: кандидат экономических наук. Тема диссертации: «Экономическое реформирование АПК в Сибири»

 

• Заслуженный работник пищевой индустрии России

 

• Депутат Совета депутатов Новосибирской области трёх созывов, возглавлял комитет по аграрным вопросам и земельным отношениям

 

 

Бег на месте: даёшь ускорение!

   – Даже лукавая официальная статистика свидетельствует о том, что Новосибирская область в сельскохозяйственной сфере вот уже много лет находится в состоянии стагнации. По «бегу на месте» в агропромышленном комплексе наш регион стал настоящим непобедимым чемпионом.

   Поголовье молочных коров за последние четверть века сократилось в 7 раз, и годами топчется на уровне плюс минус 128 тысяч голов. Производство молока упало в 2,3 раза, посевные площади сократились на полмиллиона га, валовые сборы зерна уменьшились в среднем на 800 тысяч тонн. И серьёзного прироста, выходящего за рамки статпогрешности, за последние годы, когда в отрасль вновь потекли бюджетные средства, так и не произошло. Полноценное внесение удобрений по-прежнему применяет от силы два процента хозяйств НСО, отсюда и позорная для двадцать первого века средняя урожайность, регулярно не дотягивающая даже до 20 центнеров с гектара. Производство овощей – годами плюс-минус 200 тысяч тонн, да и то с учётом дачников, а если брать сельхозорганизации – 25-30 тысяч тонн. Это при том, что в 1990 году только пригородные хозяйства вокруг Новосибирска произвели 91 тысячу тонн овощей открытого грунта!

   Из региона фактически ушла пищевая и перерабатывающая промышленность: даже сами сельхозчиновники признают, что наша область превратилась в сырьевой придаток, экспортирующий сырьё и закупающий готовую продукцию: «молочку», мясные изделия, муку. Например, 40% производимого в НСО сырого молока уходит в соседние регионы, которые делают готовый продукт и продают его новосибирцам, оставляя прибыль за пределами области. О катастрофе льняной отрасли (ещё недавно гордости Новосибирской области) – просто умолчим, слишком тяжёлая и трагическая тема.

   В нынешнем году мы умудрились упасть даже в птицеводстве (!): по свежим данным агентства «R-Аналитика», за 9 месяцев 2017 года в Новосибирской области производство мяса птицы уменьшилось на 15% по сравнению с прошлым годом. Производство мяса КРС с начала года составило 34,1 тыс. тонн падение на 7%. Растёт производство молока в сельхозорганизациях, но обвально падает в личных хозяйствах: сельчане продолжают массово избавляться от коров. Количество крупных, действительно прорывных инновационных проектов в АПК, успешно реализованных в области, например, за минувшее десятилетие, можно посчитать по пальцам одной руки.Каждый год мы сидим и думаем, куда деть лишний миллион тонн собранного зерна: «Пройдём» на экспорт или не «пройдём»? Дадут вагоны или нет? Пустят в порты или нет? Разоримся на вывозе или выйдем в ноль? Между тем мы не производим инновационных технологичных продуктов из зерна глубокой переработки, мы не производим целую линейку необходимых компонентов для животноводства.

   Как там у Высоцкого: «Не страшны дурные вести – продолжаем бег на месте, бег на месте общепримиряющий...»

   А в это время идёт масштабный захват прилавков новосибирских магазинов продуктами питания из соседних регионов и из Европейской части страны, а очередной крупный федеральный агрохолдинг начинает строительство собственного оптового центра для увеличения поставок в Новосибирск свинины и говядины из Белгорода и Брянска.

   Очевидно, что колоссальный потенциал АПК Новосибирской области не используется и на десять процентов.

   Очевидно также, что основная проблема не в мифических «ленивых неэффективных аграриях», и не в «объективных факторах», и не в «неблагоприятных погодных условиях», а в неэффективной системе управления отраслью.

 

 Чем сегодня занимается армия государственных управленцев в региональном минсельхозе и в районных сельхозуправлениях? Они занимаются справками, отчётами и «показателями». И ничем больше. Это закрытый наглухо агрегат всего с двумя кнопками: «давай справку» и «получай субсидию». Для самой этой системы главное – «прирасти» хоть чем-нибудь; неважно чем, неважно зачем, неважно, с какими последствиями для рынка. Местные чиновники отправляют в Москву ворох бессмысленных бумаг, и облегчённо выдыхают, если отчётность «прошла». На этом их управленческие функции исчерпываются.

   Кроме того, система управления в сельскохозяйственной отрасли заточена на ожидание инвестора, который однажды на белом коне придёт со своими деньгами – и со СВОИМИ идеями, со СВОИМИ бизнес-проектами. А куда придёт инвестор, и зачем он придёт, на какую почву, на какую инфраструктуру, какое место он займёт со своим будущим продуктом в комплексной системе агропродовольственного рынка – никому не интересно. Поэтому все немногочисленные реализованные инвестиционные проекты в АПК на территории области реализовались не благодаря, а вопреки этой бюрократической машине.

   Этот «бег на месте» действительно «общепримиряющий». Чиновникам и их «ближнему кругу» находиться в таком состоянии очень комфортно – ведь никто не ставит им реальных задач по развитию отрасли, никто не спрашивает результат. Главное – вовремя сдать очередной отчёт о каком-нибудь «приросте посевных площадей». Это – бюрократическое болото, где никто не ставит никаких целей, кроме собственного выживания в руководящем кресле, топит всё живое, случайно попавшее в него. И способное «утопить» в этой жиже «отчётности» руководителя любого уровня. Утопить надёжно, навсегда.

   Однако время диктует сегодня совершенно другие критерии и индикаторы политического успеха для регионального руководителя. Это, прежде всего, вывод региона на качественно новый уровень экономики, это экспансия региона на внешние рынки с востребованными, высокотехнологичными, высокомаржинальными продуктами, а не с зерном за пять рублей. Это реальное оздоровление социально-экономической обстановки на ВСЕЙ территории области, а не только в мегаполисе и в считанных сельских оазисах благополучия, куда возят московское начальство.

   И, на наш взгляд, у нового областного руководства есть сегодня все возможности совершить, наконец, этот качественный прорыв в развитии агропромышленной отрасли НСО, перейти от «бега на месте» к реальному движению вперёд. Проявленная в этом вопросе политическая воля будет вознаграждена стократно.

   Кстати. По новой столичной моде на областном уровне недавно начали разрабатывать концепции «ТОРов» – неких «территорий опережающего развития». По планам чиновников, пилотные проекты будут реализованы в Искитимском, Маслянинском и Сузунском районах. Предполагается, что статус «ТОР» сделает населённые пункты привлекательными для потенциальных инвесторов. Хорошо, в этих трёх районах будет «ТОР», – а у нас, в Колыванском районе, будет, видимо, «мор»? А в Кыштовке что – «сор»? А ещё где-то – «затор»?!

   Территорией опережающего развития должна стать ВСЯ Новосибирская область – от Купино до Сузуна, от Венгерово до Болотного. До последнего гектара, до последнего человека.

   Но для этого нужна полная перестройка системы управления агропромышленным комплексом региона. Эта система должна быть наделена функцией развития, а не только механического администрирования и отчётности. Индикаторами успешности управления должны стать не «рекордные урожаи» и не «увеличение площадей», а стабильные доходы сельхозпредприятий, развитие территорий, прирост жителей в селе, стабильный прирост доходов сельчан, прирост квалифицированных специалистов в аграрной отрасли, прирост оптимизма у людей, прирост местных производителей в городской торговле, прирост новосибирских продуктов на полках магазинов в других регионах страны. Вот что такое ПРИРОСТ

В надежде на лучшее

   – Упаси боже давать советы новому губернатору о том, как ему работать – очевидно, что это опытный управленец, и в «советниках» у него в самое ближайшее время недостатка не будет, в том числе и в аграрной сфере. Мало того, я абсолютно уверен, что новый глава области быстро разберётся в проблематике сельскохозяйственной сферы региона, увидит все болевые точки.

   Мы лишь хотим напомнить, что у нас – тех, кто входит в рабочую группу Центра альтернативных стратегий – есть конкретная «дорожная карта» преобразований управленческой системы АПК Новосибирской области. Эта стратегия опубликована, мы неоднократно писали о ней на страницах прессы. А потому мы питаем определённые надежды на то, что новое руководство обратит внимание на этот документ, на наши идеи. Идеи, подчеркну, проработанные, конкретные, реализуемые. Вот и мы с моими единомышленниками, а также большинство новосибирских аграриев, несмотря на все трудности, мечтаем о лучшем.

   Мы надеемся на конкретные шаги по смене системы управления в сельскохозяйственной отрасли региона.

   В её основе должны лежать амбициозные комплексные ПРОЕКТЫ по повышению эффективности сельского хозяйства, экспансии АПК области на внешние рынки с уникальным качественным высокотехнологичным продуктом и управление, адекватное поставленным амбициозным целям и задачам.

   То есть от власти должен исходить ЗАКАЗ на развитие села, на инвестиции, на эффективное использование земли, на вовлечение широких слоёв сельского населения в проекты развития и т.д. Для этого нужно перейти от администрирования к проектному развитию. Соответственно вся сельскохозяйственная отрасль должны быть объединена в единый комплекс.

   В связи с этим в областном АПК должны появиться институты развития: прежде всего, центры исследований и разработок, современные аграрные консультационные центры, инжиниринговые компании, которые бы обеспечили эффективную работу как самих аграриев, так и управленцев из органов власти. Эти институты развития будут проектировать систему, единую конструкцию, в которой бы своё положенное место займут мелкий фермер и крупный комплекс, научный институт и племзавод, перерабатывающее предприятие, завод сельхозмашиностроения и семеноводческое хозяйство. А ещё – деревня, районный центр. Кроме того, эти институты развития должны вовлекать в работу все органы власти, а не только минсельхоз. Тогда в регионе будут создаваться не пустые бумажные «концепции», а реально работающие прорывные проекты развития.

   Эти структуры будут просчитывать и изучать все сегменты сельской экономики: баланс экспорта-импорта, логистические возможности, потенциальные экспортные рынки, человеческие ресурсы, – чтобы понимать, какие целостные кооперационные системы мы можем создать? Какие конкурентоспособные продукты мы можем произвести и выйти с ними на внешние рынки?

   Подчеркнём: институты развития – ключевой элемент будущей системы. Как рядовой фермер или даже выдающийся инвестор, который случайно забрёл в Новосибирскую область с мешком денег, могут сами определить свою перспективу?! Что они могут сделать в одиночку? Каждый аграрий должен встроиться в систему и отвечать за свой определённый блок.

   И тогда на внешний рынок от НСО будут выходить не три тысячи разрозненных фермеров с мешками зерна, а ЕДИНЫЙ ИГРОК.

   Региональный АПК можно описать в виде крупного промышленного предприятия. Например, автозавода. Там есть КБ, есть проектный институт. Есть плановый отдел, отдел главного технолога, главного энергетика. Есть механический цех, есть отдел реализации и маркетинга. Это подразделение делает трансмиссию, другое – колёса; здесь проектируют салон, там – тормоза; тут «креативщики» придумывают бренд, с которым завод выйдет на рынок. Каждый занимается своим делом. Каким делом – как раз и должны указать управленцы. Вот такая структура и должна быть создана.

   И в АПК есть аналогичные составные сегменты: научные институты, проводящие фундаментальные исследования; опытные хозяйства, где испытываются новые сорта сельскохозяйственных культур. Далее идут семеноводческие хозяйства, поставляющие семена в рядовые товарные сельхозпредприятия. Предприятия переработки производят готовую продукцию, а сбытовое подразделение обеспечивает выгодную реализацию этой продукции. А ещё есть «механический цех» – сельхозмашиностроительные заводы, обеспечивающие весь этот комплекс техникой и оборудованием. И всё это находится в едином управленческом комплексе, работа которого планируется на долгосрочную перспективу, балансируется и координируется органами государственной власти.

   Тогда у отрасли появится настоящая инвестиционная привлекательность, о которой все мы так мечтаем. Большие деньги любят стабильность, профессионализм и предсказуемость правил игры.

   Мы надеемся на изучение и перенимание опыта передовых аграрных регионов России. Я говорю, разумеется, о Белгородской области.

«Белгородское аграрное чудо» давно и широко известно по всей стране. За четверть века, за которые Новосибирская область провалилась в АПК, Белгородская область в сельскохозяйственной отрасли выросла в семь (!) раз. А по некоторым отраслям результаты просто космические: производство мяса выросло с 316 тысяч тонн в 1990 году до 1,6 миллиона тонн в 2016 году, в том числе свинины cо122 до 800 тысяч тонн, птицы с 42 до 650 тысяч тонн. Урожаи зерновых выросли с 2 млн тонн в 1990 г., собираемых с 720 тысяч га, до 3,5 млн тонн, собранных в 2017 году с 640 тысяч га. Средняя урожайность – 51,9 ц/га. Средний надой на корову вырос с 2,5 до 6,5 тонн. Регион держит 1-е место по производству сельхозпродукции на душу населения – 140,8 тыс. руб. (средний показатель по России 34,4 тыс. руб). Белгородчина производит десятую часть прибыли в сельском хозяйстве страны. Достойный пример для подражания. Этот регион под бессменным руководством губернатора Евгения САВЧЕНКО добился впечатляющих успехов не только и не столько по объёмам господдержки, сколько по комплексности подхода к сельским территориям, к жизни сельчан.

   Достойный пример для подражания. Этот регион под бессменным руководством губернатора Евгения САВЧЕНКО стал абсолютным лидером по развитию АПК и сельских территорий в России. Причём там добились впечатляющих успехов не только и не столько по объёмам господдержки, сколько по комплексности подхода к сельским территориям, к жизни сельчан. Там создана та самая система, в которой своё место нашли крупный агрохолдинг и мелкий фермер, перерабатывающий завод и ЛПХ, наука и местное самоуправление: «Каждый солдат знает свой манёвр». В Белгородской области реализованы уникальные проекты по кооперации малых, средних и крупных сельхозпроизводителей, включению их в масштабные производственные цепочки. Белгородский аграрий сеет весной не на «авось», а под конкретный запланированный сбыт своей продукции, потому что налажены сбытовые системы. Расширение или уменьшение площадей под культурами, изменение севооборотов там происходит не по принципу «Давай, авось проскочим!», а по научно обоснованному плану, просчитанным рыночным параметрам. И этой проектной работой там занимается не отдельный фермер, и даже не агрохолдинг, а специальные проектные структуры по развитию отрасли.

   Результат – на полках всех продуктовых магазинов страны.

   Как увеличить отдачу от аграрной отрасли, как грамотно распорядиться ресурсами на социальное обустройство, как вернуть людей в село и предложить им достойную жизнь, которую они никогда не променяют на городскую, – считаем, что весь белгородский опыт достоин разбора, изучения и копирования. И ничего зазорного и унизительного в этом нет – копировать положительный опыт нужно чем быстрее, тем лучше. Кстати, это закон рыночной экономики.

   Причём изучение этого опыта должно быть инициировано на самом высоком уровне – губернаторском. Ехать изучать «белгородское чудо» должны не аграрии-энтузиасты, не депутаты и даже не минсельхоз, а губернатор лично. Кстати, однажды мы, руководители нескольких хозяйств, уже ездили на Белгородчину, без губернатора.... С предсказуемым результатом. Неоднократно доказано: если сам глава региона «загорелся» работой по применению этого опыта, по созданию эффективной системы АПК, – тогда всё получится. Поэтому всё аграрное сообщество ждёт такого импульса от новой областной власти. Это будет сигналом, что сельское хозяйство, наконец, стало для власти приоритетной отраслью, с которой связываются амбициозные планы.

   Мы надеемся на смену формата разговора о проблемах села с областными аграриями, на переход со «снисходительно-агрессивного» к конструктивно-деловому общению.

Разумеется, вокруг проблем села на региональном уровне должна быть совершенно другая общественная и информационная атмосфера. В последние годы местные обитатели чиновных кабинетов заимели привычку разговаривать с аграриями свысока, устраивать выволочки тем, кто недоволен положением дел, кто осмелился критиковать установившуюся систему. Реакция на критику, на иное мнение по наболевшим вопросам встречает в лучшем случае равнодушие, а иногда и открытую агрессию. Считаем, что дискуссия должна вестись нормальным цивилизованным тоном. В этой дискуссии не должно быть чванства и агрессии, заявлений вроде «Вы не понимаете, о чём говорите!», «Не глупее вас сидят!» и т.д. В этой связи, кстати, мы надеемся на возрождение Губернаторского совета по развитию АПК, который в последнее время фактически прекратил своё существование, и заменён «ручным» инструментом – Общественным советом при Мисельхлзе НСО. Меж тем именно Губернаторский совет по развитию АПК – это очень эффективный консультативный орган, который в состоянии оценить управленческие решения, принимаемые местным Минсельхозом, анализировать направления аграрной политики, собрать мнения опытных профессионалов о текущей ситуации и о планах на будущее.



*****

   Сельское хозяйство области сегодня стоит на перепутье: или продолжим бежать в никуда, или увидим направление развития, вместе спроектируем своё будущее. Аграрии области состоялись как профессионалы, как участники рынка, как предприниматели. Они научились работать на земле, находить и адаптировать к местным условиям передовые технологии. Эти люди в большинстве своём – патриоты области и села. Теперь просто надо дать им шанс реализовать весь свой потенциал, вовлечь их в масштабное ДЕЛО. Смена региональной управленческой команды – как раз такой уникальный шанс. Верим, что этот шанс будет использован.



 

 

Журнал ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ©

Все права защищены. Перепечатка или использование информации разрешаются только с письменного согласия главного редактора журнала ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Нарушение авторских прав будет преследоваться по закону