Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

ПОДПИСАТЬСЯ НА ЖУРНАЛ

СУДЬБА СИБИРСКОГО ЛЬНА

Наши контакты:

 

г. Новосибирск, ул. Немировича-Данченко, 104, офис 230. Тел.: (383) 335-61-41 (факс)

 

+7 913-900-05-75 (директор)

 

+7 913-941-72-79 (главный редактор Павел Березин).

 

Реклама:

 

+7 913-013-27-52 (Светлана)

 

+7 913-201-41-50 (Наталья) 

 

 E-mail: predsedatel@ngs.ru; predsedatel.agro@ya.ru

 

По вопросам подписки и рассылки обращаться по телефону:

  +7 913-013-27-52 (Светлана)

и по электронной почте: 

predsedatel.agro@ya.ru

 

         НСО НУЖЕН БАНК ЗЕМЛИ       СЕЛЕКЦИОННО-ПЛЕМЕННОЙ ТУПИК     ЧИТАЙТЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЬ #100!

«Тулинское» – под нож?!

   На знаменитый на всю страну учхоз свалились, кажется, все беды, которые можно представить. Неурожаи последних лет, строительство, которое невозможно завершить без обещанной властями поддержки, грядущая приватизация… А в СМИ уже звучат намёки в адрес руководства «Тулинского» о преднамеренном банкротстве с перспективой возбуждения уголовного дела. Полувековой беспримерный труд Константина Георгиевича ПЕРШИЛИНА – рекордные урожаи и надои, 10 тысяч студентов и специалистов каждый год со всей страны – может уйти в небытие. Что же, попробуем разобраться, как могло все это произойти с учхозом «Тулинское». А также в том, что вообще происходит с учебно-опытными хозяйствами страны.


   Заявление о банкротстве ОАО племзавод «Учхоз Тулинское» было подано 8 мая 2014 года. 2 сентября Арбитражный суд Новосибирской области удовлетворил заявление ООО «Молоко Сибири» о признании племзавода банкротом. В отношении учхоза, 100% акций которого принадлежат государству, введено внешнее управление на 3 месяца. Это то, что на поверхности. Но это лишь верхушка айсберга проблем, невидимая часть которого гораздо масштабнее и разрушительнее.

 Семь бед – ни одного ответа

Беда 1: недостроенная ферма

– Всё началось в 2011 году, когда мы с бывшим министром сельского хозяйства России Еленой Борисовной СКРЫННИК договорились о строительстве нового учебно-производственного молочно-товарного комплекса. Комплекс рассчитан на 600 голов дойного стада на беспривязном содержании, с доильным залом «Европараллель» и учебным корпусом 280 кв. м, с компьютерным залом, смотровыми площадками для отслеживания всех технологических процессов. Сметная стоимость – 116 млн рублей – рассказывает директор племзавода Константин Георгиевич Першилин. – Нам как лучшему учхозу в стране, единственному из учхозов, разрешили взять на это строительство кредит в Россельхозбанке.

Договорённость была такая: мы берем кредит, за счёт которого делаем проектно-строительную документацию и ведём строительные работы, а 50 миллионов рублей государственных денег выделяют Новосибирскому аграрному университету для закупки оборудования, которое мы должны будем эксплуатировать совместно, так как являемся базовым учебным хозяйством, где проходят практику как студенты и педагоги агроуниверситета, так и специалисты из СФО и Дальнего Востока и даже европейских регионов страны. В общем, решили на нас поэкспериментировать, чтобы в дальнейшем распространить наш опыт на страну.

Учхоз получил кредит в 50 млн руб. под 14% годовых и в течение года (2011-2012) возвёл ферму и здание учебного корпуса, выполнив 85% строительно-монтажных работ. Всего было освоено 58 миллионов рублей: 50 млн кредита, 4 млн руб. собственных средств, и 4 млн руб. из областного бюджета. Стройка могла быть продолжена только после монтажа оборудования. Но меняется министр – и с ним уходят в небытие и все обещания. 50 миллионов на оборудование так и не были выделены, стройка встала.

– Мы обращались... Да куда только мы не обращались: и в Росимущество, и в Государственную Думу, и в Минсельхозы РФ и НСО, и в правительства РФ и НСО, в Единую Россию, в Народный фронт, к губернатору, полпреду… – переписка может вагон до крыши заполнить. Много раз ездили в Москву – и с В. А. Толоконским, и с депутатом Госдумы Н.М. Харитоновым. Из Москвы вначале шли обещания, потом нам велели искать деньги в области. Мы и область «замучили», пробовали выбить целевой транш через Заксобрание области – ничего не помогло, – вспоминает Владимир Константинович ПЕРШИЛИН, заместитель директора «Тулинского».

Беда 2: акционирование

Параллельно возникает ещё одна проблема: в январе 2012 года в «Тулинское» приходит приказ акционироваться. Расписание приватизации жёсткое, процесс подготовки имущества расписан едва ли не по дням до сентября.

– Что делать, нанимаем юристов. И параллельно пытаемся остановить процесс акционирования, даже добиваемся аудиенции у В.В. ПУТИНА, который тогда был премьер-министром. Мы были уже в аэропорту, когда позвонил Харитонов и сообщил, что встреча, которая назначена на 26 маяв Ново-Огарёво, переносится на сегодня – вечер 25 мая. И Харитонов идёт на встречу один, благо, мы переслали все наши документы и само обращение, – продолжает рассказ Владимир Константинович.

Главная просьба Путину заключалась в том, чтобы после приватизации и акционирования со 100% пакетом акций у государства придать новосибирскому учхозу статус стратегического предприятия и объявить мораторий на его продажу. В итоге Владимир Владимирович написал резолюцию министру минэкономразвития З.С. НАБИУЛЛИНОЙ: «Если при приватизации у инвестора не возникает приоритетного права управления, то зачем он вообще будет участвовать в таких предприятиях. Есть ли смысл вообще в таком случае приватизировать эти хозяйства, тем более, что это не просто предприятия, а учебно-опытные хозяйства?».

Тем не менее, «Тулинское» акционируют. И это немедленно вызывает новую лавину проблем. Во-первых, с окончанием строительства: хотя по профилю учхоз продолжал относиться к Минсельхозу РФ, по сути министерство от решения проблем открестилось. Новый хозяин – Росимущество – обещанных на строительство денег давать не собирался. Что немедленно ударило по экономике предприятия. Учхозу не оставалось ничего другого, как платить банку ежегодно по 7 млн 200 тыс. руб. С апреля 2014 г. ежемесячный банковский платеж вырос до 1 млн 400 тыс. руб., то есть теперь в год нужно отдать 16 млн. 800 тыс. руб.! И это за «мёртвый» объект, который по всем срокам давно должен был быть введен в эксплуатацию, давать прибыль.

– Если бы запустили в 2012 году коровник, сразу бы увеличили поголовье, и вместо 12 тонн молока в день сдавали бы 15-17 тонн. И сами спокойно бы обслуживали этот злосчастный кредит, на что, собственно, и был расчёт, – объясняет Владимир Першилин. – Нынче же вытаскиваем эти деньги из текущих поступлений. И этот ком за 3 года так вырос, что не знаешь, куда уже и бежать…

 

ОАО племзавод «Учхоз Тулинское»

  • Создано в 2011 году на базе одноименного учебно-опытного хозяйства Новосибирского государственного аграрного университета. Сам учхоз был создан в 1954 г.

  • Уставный капитал 151,319 млн руб., 100% акций принадлежат Росимуществу

  • Специализация: производство и реализация элиты и суперэлиты семян сельхозкультур; выращивание и продажа племенного молодняка коров, свиней и лошадей породы советский тяжеловоз; производство зерна, молока и мяса

  • Более 4,3 тыс. га земли, из которых 4 тыс. га приходится на сельхозугодья. Предприятие занимает 1 место в районе и 2 место в НСО по объемам производства молока

  • В год на базе хозяйства проходят обучение до 11 тыс. человек, в том числе 4-5 тыс. студентов. Все главные специалисты являются старшими преподавателями НГАУ, директор К.Г. Першилин – проректором и профессором, В.К.Першилин – доцентом НГАУ

 

 

Беда 3: диспаритет цен

– Я президенту два раза при награждениях – в 2001 и в 2006-м (Константин Георгиевич – кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» трёх степеней – прим. ред.) – говорил, дословно: «Владимир Владимирович, сейчас благоприятная ситуация, но учтите, в любое время нам Запад может перекрыть поставки, и мы потеряем и продовольственную независимость, и продовольственную безопасность», – вспоминает Константин Першилин. – Я изучал вопрос: в зарубежных странах от конечной цены реализации сельхозпроизводитель получает 50%, остальные 50% – переработчик и торговля. Мы получаем в лучшем случае 30-31%. Я сейчас сдаю больше всех молока в районе, вчера на 260 тыс. руб. сдал. А дневные расходы составляют 360 тыс. руб. То есть каждый день – дефицит у нас 100 тыс. руб. Ничем больше закрыть я его сейчас не могу. И в таком положении, поверьте, находятся 95% сельхозпредприятий. К тому же все закредитованы. Сельское хозяйство при таком диспаритете цен и без оказания реальной помощи государством никогда не будет прибыльным. Еще года 3-4 назад хоть горючее подешевле продавали, а сейчас, когда ввели погектарную поддержку, мы меньше стали получать…Чего удивляться, что хозяйства разоряются?

Беда 4: чужая земля

Акционировать предприятие акционировали, а вот землёй так и не наделили. Ещё по указу 1993 года федеральные земли сельхозназначения, которые обрабатывали учхозы, были переданы сельхозвузам. 4000 га земли учхоза «Тулинское», соответственно, отписали Новосибирскому аграрному университету. Все усилия арендовать земли, обеспечивающие жизнедеятельность предприятия, также прошли впустую. Правда, проректору и профессору Константину Георгиевичу Першилину посоветовали подать на родной вуз в суд (?!) – дело, де, сугубо бумажное, нужно ради соблюдения процедуры.

– Мы – люди государственные, вот и послушались, пошли подавать исковое заявление. Проиграли все суды и остались без земли. Теоретически можно было бы решить дело миром, но и тут не счесть подводных камней. Если университет отказывается от гектаров у черты города, они уходят в казну, а затем выставляются на торги. И сразу возникает «жирный» вопрос: ведь не факт, что конкурс выиграем мы! И в Новосибирске есть кому лакомый кусочек прибрать к рукам, да и в Москве чиновники прекрасно на карте видят, где расположены наши земли. Так что реальнее другой ход событий: приходят другие люди, и на месте учхоза появляется новый коттеджный посёлок...

Беда 5: новая приватизация

В период президентства МЕДВЕДЕВА столичная ревизия обнаружила вокруг Новосибирска много брошенной разными НИИ и другими организациями земли.

– У нас ни один сантиметр не простаивает, всё до столбов, до дорог распахано. И всё же мы попали под общую гребенку, и Распоряжением правительства РФ № 1111-р от 01.07.2013 учхоз включают в план приватизации на 2014–2016 годы, – говорит Владимир Першилин. –И опять мы подняли волну, дошли до вице-премьера ДВОРКОВИЧА, по итогам встречи с которым была создана межминистерская комиссия по выводу из этого плана племсовхозов и учхозов.

Ситуация ведь тяжёлая по стране с племенным животноводством: импортный скот болеет и вымирает, не говоря уже о том, что дорожает, а свои племенные хозяйства мы вдруг распродавать принялись. Почему нас не спасло министерство? Мы стояли в этом списке под двумя звездочками, в сноске было – «до особого распоряжения». Сколько ни бились, шли месяц за месяцем, но никаких заключений эта комиссия так и не сделала...

Как нам объяснили, сегодня что-то предпринимать уже поздно, мол, «деньги от продажи предприятий запланированы и уже внесены в бюджет, считайте, что потрачены, а другие взять в бюджет сегодня неоткуда». Отсюда и отношение к нам. Так, захожу я к завотделом департамента реализации акций в Росимуществе, сидит парень молодой, спрашиваю: «Как же собрались продавать предприятие, не имеющее в собственности ни одного гектара земли?». А он мне: «А чего, у вас 78 га земли». Пытаюсь объяснить: «Это же под коровниками, под зернотоком, под мастерскими, под столовой, конторой, другими зданиями в зоне поселения». А он: «Я знаю, у вас там дорого земля стоит возле города, купят у вас за 200 млн, а через год-два за 1,5 миллиарда продадут» – «А как же племзавод, люди?» – «Деньги в бюджет нужны», – отвечает. И по плечу меня так панибратски похлопал, похихикал. Тут я окончательно понял: судьба нашего учхоза, да и всех учхозов, решена. Это ведь везде черта города или ближайший пригород...

Другая «побочная» проблема – фактическая потеря управления хозяйством со стороны государства.

– Если вначале хоть 3 человека из минсельхоза в Совете директоров были, один – из нашего управления. А нынче все, кроме ректора НГАУ, москвичи, от сельского хозяйства люди далёкие. Мы никого из них даже в глаза не видели! И никому дозвониться невозможно. Собираются раз в году поделить дивиденды: «У вас там 3 млн прибыли? Сюда 2 млн дивидендов!» – и на том управление начинается и тем заканчивается. Мы могли бы погасить часть долгов, продав непрофильные активы – государство не разрешает. Перекредитоваться – нельзя. И такие «мелочи» нарастают комом. Так, в этом году в НГАУ расформировали единственную в стране кафедру прогрессивных технологий, которую возглавлял К.Г. Першилин, уволили оттуда всех главных специалистов хозяйства. Такое впечатление, что мы – реальный производитель и учебная площадка – остались одни, и что слова о племенных союзах и продовольственной безопасности не более, чем слова, на самом деле до нас никому нет дела.

Беда 6: неурожаи

Засуха 2012 года выжгла кормовые подчистую. В ближайших районах искать было бессмысленно – солнце не пощадило никого. Лишь сенаж удалось заготовить в Коченёво, где прошел скорый дождь: заготавливали из бурьяна на брошенных землях, возили оттуда всю зиму. Силос вывозили из Томска. А необходимые 200 тонн зерна купили у ученика Константина Георгиевича на юге Красноярского края. Всю зиму, в мороз и пургу челноками ходили за 800 км КАМАЗы, делая по 2-3 рейса в неделю. Цена каждой тонны зерна вырастала за счёт доставки до 3 тыс. руб. И предприятие выжило, сохранило скот и даже не уронило надои: коровы по-прежнему выдавали 9 кг. Но кредиторочка выросла. Тут бы взять новый кредит. Но сколько не обивали пороги руководители «Тулинского», Росимущество на то соизволения не дал.

– Думали, что в 2013 г. рассчитаемся после уборочной. Из-за нескончаемых дождей зерно собрали с запредельной влажностью 32-35%, это отразилось и на качестве зерна и повлекло огромные расходы на его сушку и подработку. Потери финансовые понесли страшные, и вместо погашения старых долгов залезли в новые. И до сих пор всё, что зарабатываем, идёт на покрытие текущих расходов: зарплату, электроэнергию, налоги, ГСМ, запчасти, обеспечение кредита…

Так, к весне 2014 года долг Учхоза составил порядка 80 млн руб.

Беда 7: банкротство

– Как пошла вторая оценка имущества, кредиторы засуетились, начали подавать на нас в арбитраж. Пытались договориться с «Молоком Сибири» – подписать мировое соглашение о том, что готовы выплачивать по 500 тыс. в месяц. Рассчитывали на то, что «закроем» вначале 10 млн руб., остальные – позже. Но так как «Молоко Сибири» и «Молсиб» принадлежат одному владельцу, нам выставили счёт сразу на 18 млн руб. Такую сумму мы выплатить были не в силах. В итоге они подали на нас в суд – устали, видимо, ждать.

Мы вновь настойчиво просили поддержки у всех – от губернатора до полпреда. Пытались сами договориться о мировом соглашении, поэтому просили отложить заседания суда, и они откладывали – то по нашей просьбе, то по просьбе Территориального управления Росимущества. На последнем заседании я просил дождаться окончания уборочной страды, когда бы мы могли реализовать зерно и начать рассчитываться с долгами. Нелицеприятный разговор вышел, меня обвинили в том, что затягиваем решение суда. И ввели внешнее наблюдение, в декабре должно пройти заседание по долгам. Неприятно это все. Я-то это всё переживу, а вот как батя, который 50 лет жизни предприятию отдал… 

Надежда умирает последней

 Доверенное лицо президента РФ, член Народного Фронта РФ, заслуженный агроном РФ, доктор сельскохозяйтсвенных наук, профессор, генеральный директор ОАО племзавод «Учхоз Тулинское», получивший из рук президента два из трёх орденов «За заслуги перед Отечеством», Константин Георгиевич Першилин сдаваться не собирается. Пытается попасть к Валентине Ивановне МАТВИЕНКО: «Мы с ней были депутатами Верховного Совета, вроде говорит, помнит меня...». 29 сентября датировано новое письмо Президенту с просьбой о личной аудиенции. Вопросы те же: 1) исключение Учхоза из прогнозного плана приватизации; 2) наделение его землями; 3) оказание практической помощи в завершении строительства учебно-производственного молочно-товарного комплекса. 

 

Любовь САПУНОВА

 

Геноцид учхозов в России

 

 Пока в Голландии задумываются о создании сельскохозяйственной долины – по аналогии с силиконовой – в России, в погоне за сиюминутной прибылью, рушат главные опытно-селекционные площадки, являющиеся и кузнецами кадров для АПК – учхозы и ОПХ. А ведь большинство из учхозов и ОПХ были лидерами отрасли, как сегодня остаётся лидером и «Тулинское», и его многолетний соперник в борьбе за I место среди учхозов учебно-опытное хозяйство «Кубань», давшее в этом году самый большой в Краснодарском крае урожай пшеницы – 72,4 ц/га! 

Ещё недавно все учхозы страны были объединены в союз, имели свой орган управления – Совет директоров, председателем которого много лет был Константин Першилин. Его переизбирали как опытного руководителя самого успешного производства и самой большой кузницы кадров для АПК в стране. На базе «Тулинского» ежегодно проходили межрегиональные и международные конференции. Собственно, никто Першилина от руководства Советом не отстранял. Просто нет больше Совета. Как нет и большинства учхозов.

До сих пор мне звонят директора, спрашивают совета. Поддерживаю связь с теми, кто трудится уже в других местах, – говорит Константин Першилин. После распада СССР было 69 учхозов, года два назад осталось 30. А сейчас практически 2 сильных учхоза осталось – Краснодарский и Кубанский. И всё. Большинство уже проданы, на грани, или в процедуре банкротства.

Только вот студентам Омского агроуниверситета негде проходить практику: о трёх некогда сильных учхозах сегодня напоминает лишь название остановки «Учхоз» у парка в областном центре, где обычно проводят омский День поля. О том, что творится на землях одного из учхозов, местной газете рассказывает глава Любинского района Омской области Абай РАКИМЖАНОВ: «… бандитским способом кто что хочет, тот то и выращивает. Прокуратура наказывает за то, что без разрешения и аукциона они ведут деятельность, но всё это продолжается. Хозяин там – Российская Федерация, это ведомство территориального Управления Росимущества. Федеральная земля, к сожалению, не работает ни на район, ни на государство».

Из того же Омска доносятся вести о суде над предпринимателем Левананом ТУРМАНИДЗЕ, которого обвиняют в неуплате налогов от перепродажи участка земли, ранее принадлежавшего ОАО «Учебно-опытное хозяйство №1», 100% акций которого в декабре 2011 года был приобретено у Росимущества за 88 млн руб.

В Перми многодетные матери который год воюют за земли, переданные в бессрочное пользованию учхозу «Липовая гора», действовавшему при Пермской сельхозакадемии. Причём дело буксует из-за судебных тяжб из-за тех же участков между ПГСХА и учхозом. А курские многодетные семьи ждут не дождутся межевания участков под строительства на землях бывшего учхоза сельскохозяйственной академии в районе поселка Косиново. В Нижнем Новгороде пошёл под суд внешний управляющий учхоза «Новинки», которого обвинили в хищении 29,5 млн руб. у госпредприятия, которым он распоряжался…

Как рассказал «Председателю» бывший директор учхоза «Новинки» Нижегородской ГСХА Евгений Иванович ИВАШИН, процедура банкротства предприятия продолжается:

Смысл один: нужна наша земля, ведь у нас земля в центре Нижнего Новгорода, и тут все средства хороши. Вначале изъяли эти 600 га земли, затем ещё 1100 га. У кого большие деньги, влияние, придумывают красивые лозунги, типа «отдадим земли под технопарк». Земли отобрали, про технопарк забыли. Теперь то говорят о том, что к 2018 году стадион построят (это на 160 га пашни!), то что под строительство жилья для малоимущих отдадут. Осталось в учхозе 850 га пашни и 1100 заливных кругов. Специалисты разбежались почти все.

Но ведь ещё в царской России понимали необходимость практического обучения аграриев. Так, в Вологде организовывали специальные курсы для агрономов, ветеринаров, инженеров. И специально для этого покупали земли у помещиков. О чем думает наше государство, уничтожая учхозы?! Неужели частник пустит к себе толпы студентов и специалистов на переподготовку?!!

На боку, еле дышим, – признаётся директор ФГУП учхоз «Байкал» (Улан-Удэ, Руспублика Бурятия) Борис Сымжитович ТОДОРХОЕВ. – У нас второй год подряд сильнейшая засуха, второй год ничего не сеем – смысла нет, посевы даже не всходят. Сена мало заготовили, половину скота точно придётся вырезать, и как бы не больше. А мы в прошлом году линию импортную по фасовке молока купили... Теперь хоть воду фасуй. Никому до нас нет дела – ни федеральным властям, ни местным. После Распоряжения о приватизации Президент РБ НАГОВИЦИН обещал защитить хозяйство… видимо, для красного словца. И агроуниверситет с хозяйствами договоры заключил, и возит студентов за 100-200 км. Собственник, Росимущество, ничем не помогает, говорят, сдавайте постройки в аренду и живите. У меня 7 га под постройками, только они никого не интересуют. Интересует только наша земля – мы ведь в 4 километрах от черты города....

Нас пока вроде никто не подъедает по земле – но надолго ли? Всё же рядом с городом находимся. Пока живём, но, как и многие учхозы, будем проданы с молотка. И ещё большой вопрос, сохранится ли хозяйство, если продадут, – говорит директор ОАО «Учхоз «Пригородное» (Алтайский край) Николай Степанович ШАЛАМОВ. – Предприятие числится в передовых, специализируемся на элитном семеноводстве, имеем статус племзавода по разведению КРС чёрно-пёстрой породы. Но живётся сложно: в прошлом году жили на покупных кормах, а нынче засуха сильнейшая, что сказалось на урожае, а уборка сырой была, зерно влажное. Нужно обновлять фермы, закупать оборудование… на какие деньги? И как, если вообще неизвестно, что будет завтра с хозяйством?!

Кроме «Тулинского» и «Пригородного» под раздачу пресловутого распоряжения № 1111-р попали сразу несколько учхозов (наряду с «километровым» списком других сельхозпредприятий, в том числе и племзаводов, а также предприятий практически всех отраслей – от фотоуслуг до НИИ). С молотка пойдут учебно-опытные хозяйства «Дружба» (Ярославская обл.), «Кокино» (Брянская обл.), «Рамзай» (Пензенская обл.), учебно-опытное хозяйство из Махачкалы, учхоз Ижевской сельхозакадемии...

Остаётся только догадываться, где страна, столь озабоченная проблемой продовольственной безопасности, будет брать кадры для АПК. Неужели рассчитывает обучать будущих агрономов, животноводов, ветеринаров и селекционеров «по книжкам»? Или отправлять в агродолину в Голландию, за валюту? Или к белорусам, которые разумно и бережно сохраняют учхозы и развивают систему агрообразования? А может быть, через какое-то время после стирания с карты страны учхозов, государство вдруг спохватится и начнёт выстраивать систему заново? Как, например, с. Волково Благовещенского района Амурской области, где 1 сентября открылся новый учхоз. Правда, совсем «скромненький» – создан он на базе Амурского аграрного колледжа, техникума то есть. И до настоящих, ныне уничтожаемых и банкротящихся учхозов, новому ещё расти и расти. Так какой смысл «разрушать всё до основания, а затем...»?!

 

 

Журнал ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ©

Все права защищены. Перепечатка или использование информации разрешаются только с письменного согласия главного редактора журнала ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Нарушение авторских прав будет преследоваться по закону

Яндекс.Метрика