Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

СУДЬБА СИБИРСКОГО ЛЬНА

Наши контакты:

г. Новосибирск, ул. Немировича-Данченко, 104, офис 230

Тел.: (383) 335-61-41 (факс), +7 913-900-05-75 (директор),

+7 913-941-72-79 (главный редактор Павел Березин)

Реклама:

+7 913-201-66-53 (Оксана),

+7 913-201-41-50 (Наталья),

+7 913-201-42-84 (Светлана)

E-mail: predsedatel@ngs.ru

По вопросам подписки и рассылки обращаться по телефону:

+7 913-201-66-53 (Оксана)

КОГО МОГУТ ЛИШИТЬ СТАТУСА ПЛЕМЕННОГО         ПРОГНОЗ ЦЕН НА ЗЕРНО В СИБИРИ        МЯСНОЕ ЖИВОТНОВОДСТВО: ВЫГОДА ЕСТЬ!

   Сразу зайдём с козырей: пожалуй, самый обнадёживающий аграриев прогноз на урожай 2018 года дал старожил Зимней зерновой конференции в Белокурихе Владимир ПЕТРИЧЕНКО, гендиректор ООО «ПроЗерно», и звучит он следующим образом: «Возможны неопределённые засушливые явления по Сибирскому федеральному округу». Собственно, это и есть основная предпосылка для роста цен на зерно: меньше урожай – выше стоимость. Вторая важная новость: государственным зерновым интервенциям – быть, обещают чиновники, а цены закупок станут известны в конце марта.

БОЛЬШЕ – НЕ ВСЕГДА ЛУЧШЕ?

   Который год подряд завсегдатаи конференции в Белокурихе констатируют побитие очередного аграрного рекорда в отдельно взятой стране. Вот и на сей раз по данным Минсельхоза РФ валовый сбор зерна с 2000 по 2017 год удвоился и достиг в 2017 году 134 млн тонн против 65 млн тонн в 2000 году, что, в свою очередь, на 11,2 % больше, чем в 2016 году, который тоже был рекордным.

   Однако у сплошных рекордов есть и обратная сторона. Не самая приятная.

На конец сезона переходящие остатки будут такими, каких не было никогда, – замечает президент Союза зернопереработчиков Алтая, генеральный директор АО «Грана» Валерий ГАЧМАН. – Ещё большую тревогу вызывает, что на конец сезона они тоже будут абсолютно рекордными, каких тоже не было никогда. Поэтому сейчас у сельского хозяйства много вопросов по анализу конъюнктуры рынка – не только по зерну, но и по другой продукции сельского хозяйства.

   Ещё один из постоянных экспертов Зерновой конференции в Белокурихе – Дмитрий РЫЛЬКО, генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) – визуализировал очередные «виды на урожай» слайдом с надписью «Большой урожай – большие проблемы. Рекордный урожай - …», добавив, что каждый может подставить три или четыре точки, уж на что фантазия намекнет.

 

МИР В УЖАСЕ

   – Мы полностью обеспечиваем внутренние потребности, у нас хороший экспортный потенциал, – обнадёжил аудиторию замдиректора департамента регулирования рынков АПК Минсельхоза РФ Дмитрий ФЕДЮШИН.

   Именно экспорт, по всеобщему мнению, должен стать локомотивом для развития отечественного АПК в перспективе и решить более чем актуальную в этом году проблему перепроизводства зерна и падения цен. В прошлом году страна экспортировала сельхозпродукции на $20 млрд, что в 15 раз выше уровня 2000 года. Россия вышла на первое место в мире по экспорту пшеницы и, вероятнее всего (окончательные итоги сезона ещё не подведены), на второе место по экспорту зерна. Планируется довести до 60 млн тонн объём экспорта зерна к 2035 году, а уже к 2025 году увеличить экспорт до $30 млрд, в том числе увеличить долю экспорта готовой продукции: предположительная доля рынка органической продукции, которую может занять Россия – до 15%.

   Однако и ситуация на мировом рынке продовольствия, в первую очередь – зерновом, продолжает оставаться не самой благоприятной. Как сообщила Наталья МЕРКУШЕВА, экономист отдела торговли и рынков (Продовольственная и сельскохозяйственная организация ФАО ООН ), мировые запасы пшеницы растут и достигли 270 млн тонн – это на 9% выше 2017 года. В России рекордные запасы, и это вдвойне плохо, потому что рекордные запасы и в других странах. Мы не «отвоевали» плацдарм на мировом рынке, а лишь пришли на освободившееся место вслед за игроками, которые его покинули. Так, Франция снизила экспорт зерна в Африку, а фермеры в США в минувшем году сократили посевные площади под зерновые культуры сразу на 15%.В Австралии – засуха, Украина сокращает производство зерна и делает ставку на переработку, и прежде всего, на экспорт.

   Правда, с Меркушевой в части «зерновой войны» (и позицией ФАО по ряду других вопросов) не согласен Рылько: по его информации, наоборот, «наши друзья-конкуренты в ужасе» от потока дешёвого российского зерна, хлынувшего на мировой рынок. Так что мы пришли не на пустое место, это просто «Европа закрыла амбары и ждёт, когда мы успокоимся». В ужасе, по словам Рылько, и Пшеничная ассоциация США.

 

УПАЛ, НО НЕ ОТЖАЛСЯ: «В ФЕВРАЛЕ – НОЯБРЬ»

   Однако вернёмся в Россию. Как уже было сказано, рекордный урожай принёс с собой проблемы, решать которые нужно сейчас, а не в перспективе ближайших лет.

   – Высокий урожай привел к тому, что цены на рынке снизились в ряде регионов до 20-25%, – отметил Дмитрий Федюшин. – Среди внутренних факторов, влияющих на цену, – в целом объём производства в РФ, объём переходящих запасов и базовый индекс тарифа на железнодорожные перевозки, который с 2009 года увеличился практически на 90%.

   При этом наиболее тяжелая ситуация сложилась в Сибири: здесь скопились самые большие запасы нереализованного зерна во всей стране. Например, запасы интервенционного фонда, по данным МСХ РФ, составляют в Дальневосточном федеральном округе 19 тыс. т (1% от общих запасов), в Центральном федеральном округе – 163 тыс. т. (4% от общих запасов), в Северо-Кавказском – 201 тыс. т. (5%), в Уральском – 328 тыс. т. (8%), в Южном – 753 тыс. т (19%), в Приволжском – 760 тыс. т. (19%), а в Сибирском федеральном округе – 1742 тыс. т. (44%)!

   – На Урале рекордный урожай и рекордные запасы – Курган, Челябинск, Свердловск. Для вас это важно – Сибирь поставляла на Урал много зерна, – объясняет Владимир Петриченко. – Теперь у них своего навалом. А там ещё и Поволжье, где огромные запасы. Поэтому Сибирь, хоть не собрала рекордный урожай, но по запасам зерна в СФО у вас сейчас не февраль, а условно первое ноября. Поэтому цены в рублях так резко обрушились и поднять голову очень трудно. В Центральной России цены «упал-отжался». А по Сибири – упал, но не отжался. Цены на мукомольную продукцию не растут, а падают. И не собираются расти. Поэтому переработка не будет покупать у сельхозпроизводителей зерно по дополнительной цене, нет для этого причин.

   В сентябре прошлого года Минсельхозом России совместно с представителями Минтранса и РЖД был создан оперативный штаб по мониторингу и регулированию рынка зерна. Согласно постановлению Правительства РФ № 1595, был запущен льготный тариф на зерноперевозку по РЖД. Реализация постановления выявила логистические проблемы: такие как нехватка вагонов, высокие тарифы на перевозку зерна и стоимость услуг на подачу вагонов-зерновозов. Сейчас в постановление вносятся изменения, в том числе по перераспределению лимитов экспорта зерна в регионах.

   Так, например, Новосибирская область свой лимит исчерпала, однако новую квоту в 100 000 тонн ей выделят, как и Омской области (Алтаю не досталось ничего). Для сравнения: один Краснозёрский район Новосибирской области в 2017 году произвёл 350 000 тонн зерна, из которых 250 000 ещё только предстояло реализовать (по данным на начало февраля).

 

ИНТЕРВЕНЦИИ: 4 МЛН ТОНН

   Причём постановление № 1595 уже стало очередным яблоком раздора между Россией и ВТО, не говоря уже о вопросах, которые программа вызывает и сама по себе.

   – По мнению ВТО, это классическая экспортная субсидия. Нашу страну ожидают разбирательства, – говорит Дмитрий Рылько. – Ещё один вопрос – высокая степень субъективности. Всё делалось на ходу, лепили из того, что было. Почему в программе тринадцать регионов – не пятнадцать, не десять? Квоты быстро нарезали, потом выяснилось, что неправильно, и на ходу пытаются поправить. Это неравный доступ: одни элеваторы оказались на празднике жизни, другие напрочь отрезаны. Отсутствие гарантированного доступа к вагонам перекрывает возможность реализации программы. И в портах все квоты забиты уже на апрель-май. Влезть туда с новым объёмом крайне тяжело. В перечне отсутствуют продукты переработки, а это вопрос серьёзно касается как раз Алтая...

   Зато в текущем году экспортёры продуктов смогут получить из бюджета как минимум в пять раз больше прежнего. Кроме Китая в список субсидируемых направлений попадут Азербайджан, Индия и Иран. И что особенно важно для переработчиков (то есть Алтая), помимо зерна в списке господдержки появятся мука, масло, макароны и другие продукты переработки. Также попадут под субсидирование рапсовое и льняное масла, лузга гречихи, продукты, используемые для кормления животных.

   Однако, пожалуй, самой главной новостью, которую ждут многие аграрии, стало известие о зерновой интервенции-2018. Цены на пшеницу, ячмень, кукурузу и рожь выяснятся в конце марта. Предполагается, что государство закупит в ходе интервенций около 4 млн тонн зерна.

 

СИБИРЬ СПАСЁТ ЗАСУХА?

   По прогнозу Минсельхоза, яровой сев в этом году планируется провести на 53,4 млн га, что на 0,1% больше, чем в прошлом году (53,3 млн га). Яровые зерновые и зернобобовые культуры намечено разместить на 31 млн га против 31,2 млн га годом ранее. Предварительный прогноз Минсельхоза по сбору зерна в этом году составляет не менее 110 млн тонн.

   По прогнозам ИКАР, переходящие запасы зерна на 1 июля 2018 года составят рекордные 26,6 млн т, в том числе 19 млн тонн пшеницы. Урожай зерновых ИКАР прогнозирует выше, чем Минсельхоз,в диапазоне 120-130 млн тонн, из которых 82 млн тонн составит пшеница. На экспорт уйдёт 36 млн тонн пшеницы, общий экспорт зерновых может составить до 45 млн тонн.

   Более скромный, но тоже превышающий данные Минсельхоза, прогноз даёт ООО «Прозерно»: валовый сбор от 115 до 120 млн тонн.

   – Рекорд 2017 года мы вряд ли повторим, – успокоил аудиторию Владимир Петриченко. – Тогда по всей России были идеальные погодные условия, чтобы это повторилось год спустя – малореально. Но даже при снижении уровня урожая мы всё равно получим высокий результат. А вот для Сибири сценарий не самый оптимистичный: засушливые явления возможны в отдельных регионах, урожай средний или ниже среднего.

   Лирическое отступление: далеко не для каждого сибирского агрария возможная засуха и снижение урожая – это повод для пессимизма. А очень даже наоборот.

   Впрочем, по мнению эксперта, цена на урожай-2018 будет лучше, чем нынешняя, однако не та, «чтобы спасти всех и вся». Поэтому Петриченко призвал аграриев обратить внимание на себестоимость производства зерна и севооборот, уделив внимание другим культурам, помимо зерновых.

 

«ВОЗВРАЩАЮТСЯ ВРЕМЕНА, КОГДА МЫ БУДЕМ СЧИТАТЬ КАЖДУЮ КОПЕЙКУ»

   Вопрос необходимости разработки альтернативных стратегий утилизации зерна, проще говоря, – других, помимо экспорта, источников внутреннего потребления зерна, поднимался почти в каждом выступлении. Животноводство – отрасль, которая гипотетически может поглотить излишки, но готова ли она к этому на деле?

   – Россия научилась производить много мяса птицы и свинину, но по ряду причин не может их экспортировать, – говорит Дмитрий Рылько. – В результате снижаются цены на мясо. Падают цены и на сырое молоко, причём уже в зимний период, впервые в истории рыночной России. Товарные запасы молока в стране огромны – они выросли на 110%: это сыр, масло, сухое молоко. Дефицита сырого молока у нас нет, у нас есть падение платёжеспособного спроса у населения, которое просто не может это всё употребить.

   При этом цены на молоко в России выше общемировых, что, по словам Рылько, делает наш рынок суперпривлекательным для импорта.

   – Нужно работать над снижением издержек, – говорит эксперт. Хватит цепляться за численность поголовья и неэффективные хозяйства. Возвращаются времена, когда мы будем считать каждую копейку.

Впрочем, с импортном-экспортом готовой продукции, в том числе и молочной, ситуация вообще складывается весьма примечательная.

   – В 2017 году после нескольких лет снижения объёмов импорта, начался рост, импорт вырос на 15 % и составил около $29 млрд, – отмечает Рылько. – Объём экспорта свыше $20 млрд – это рекорд! Дальше многое будет зависеть от динамики курса рубля. Если рубль упадёт, импорт притормозится, а по экспорту можем побить рекорды. Есть смешной дисбаланс между тем, что вывозим, и что завозим. Экспорт на $20 млрд – 64 млн тонн. А импорт на $29 млрд – 22 млн тонн. То есть, мы вывозим первичные продукты, а ввозим в основном готовые продукты и полуфабрикаты с высокой добавленной стоимостью.

   По данным ИКАР, прирост сельхозпродукции в 2017 году составил 2,6% против 4,8% в 2017 году, при этом в 2015-2016 годах у сельхозпредприятий отмечался значительный прирост рублёвой прибыли. А сейчас маржа просела.

До 2013 года наше сельское хозяйство напоминало США 60-70 гг., когда фермерский доход там был примерно равен госсубсидиям, – говорит Рылько. – Там это кончилось крахом. А у нас с 2014 года из-за контрсанкций и девальвации рубля прибыль взлетела, и сейчас идёт обратная «просадка».

   РАПС, НУТ, ЯЧМЕНЬ… ГЛАВНОЕ – СКЛАД!

   Диверсификация посевных площадей – вопрос, за последние месяцы ставший притчей во языцех, набивший оскомину и вызывающий у аграриев откровенно нездоровый смех в силу целого ряда обстоятельств. Дмитрий Рылько и Владимир Петриченко поделились своим видением наиболее перспективных культур, которые могут снять напряжение на рынке, переполненном не только пшеницей, но и, например, гречихой. Цены на эту культуру уронил рекордный урожай, причём, алтайский: цены на гречиху достигли уровня пшеницы 3-го класса, говорит Петриченко.

   В качестве альтернативы привычным зерновым для азиатской части России Владимир Петриченко видит рапс и сою. Кроме того, существует вероятность, что в этом году «выстрелит» ячмень:

   – Ячмень сейчас удивляет всех, его цена доходит до 216 долларов и смотрит на 220 долларов, – говорит эксперт. – Ячмень тянет и кукурузу – цена дошла до 185 долларов и смотрит на 190 долларов. Хотя, конечно, вопрос, будет ли после этого ещё рост.

   – Запасы ячменя в мире к концу сезона могут оказаться самыми низкими с 1983 года. Уже сегодня наш ячмень стоит дороже пшеницы 4-го класса, такого системно никогда не было, – соглашается Дмитрий Рылько.

   По его мнению, две перспективные культуры – это нут и чечевица, но следует учесть, что Индия ввела импортные пошлины и обвалила мировой рынок нута.

   Кстати, кризис на зерновом рынке Сибири продемонстрировал эффективность стратегии долгосрочного хранения зерна в хозяйствах, считает эксперт. Так что в ближайшем будущем в выигрыше останутся хозяйства, позаботившиеся о собственных складских мощностях – вне зависимости, чем эти мощности загружены.

   P.S. Через два дня после окончания конференции стали известны минимальные цены, при достижении которых Минсельхоз будет обязан запускать зерновые закупочные интервенции в будущем сельхозгоду (июль 2018- июнь 2019 гг). Они ниже цен, установленных на текущий сельхозгод.

   Как следует из проекта приказа ведомства, размещённого на едином портале раскрытия информации, для пшеницы 3-го класса предусмотрена цена в 8,9 тыс. рублей с НДС, пшеницы 4-го класса – 7,6 тыс. рублей, 5-го класса – 6,4 тыс. рублей.

Минимальную цену на рожь предлагается установить на уровне 5,9 тыс. рублей за тонну, на ячмень – 6,5 тыс. рублей, на кукурузу – 7,1 тыс. рублей.

Наталия ВОРОНИНСКАЯ

 

 

Журнал ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ©

Все права защищены. Перепечатка или использование информации разрешаются только с письменного согласия главного редактора журнала ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Нарушение авторских прав будет преследоваться по закону