Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

ПОДПИСАТЬСЯ НА ЖУРНАЛ

СУДЬБА СИБИРСКОГО ЛЬНА

Наши контакты:

 

г. Новосибирск, ул. Немировича-Данченко, 104, офис 230. Тел.: (383) 335-61-41 (факс)

 

+7 913-900-05-75 (директор)

 

+7 913-941-72-79 (главный редактор Павел Березин).

 

Реклама:

 

+7 913-013-27-52 (Светлана)

 

+7 913-201-41-50 (Наталья) 

 

 E-mail: predsedatel@ngs.ru; predsedatel.agro@ya.ru

 

По вопросам подписки и рассылки обращаться по телефону:

  +7 913-013-27-52 (Светлана)

и по электронной почте: 

predsedatel.agro@ya.ru

 

 ЛЕС НА ПОЛЕ ОБЪЯВЛЕН НОРМОЙ                     ТОТ ЕЩЁ КАДР                                ЗЕРНО ПОД НАБЛЮДЕНИЕМ

август, 2020

Племенные «сказки» и упрямая реальность: кто кого?

Некоторые легенды, которыми много лет оправдывает собственную несостоятельность наше племенное животноводство, очень дорого обходятся аграрной отрасли и продовольственной безопасности страны.

В продолжение разговора об импортозависимости России от поставок «средств производства» молока и мяса мы пытаемся ответить на главный вопрос: почему так происходит и почему не видно просвета в создании собственного высокопродуктивного племенного поголовья?

Причин у этой ситуации, конечно же, много – исторических, экономических, идеологических. Не касаясь пока болезненных управленческих проблем племенной отрасли, экономических нюансов, посмотрим на третью важнейшую составляющую – идеологическую. Если внимательно послушать, как обсуждаются проблемы племенной сферы среди аграриев и государственных чиновников, то можно выделить несколько устойчивых мифов, десятилетиями живущих в сообществе животноводов. Эти мифы мы попросили прокомментировать руководителя аналитической службы ГК «СИБАГРОКОМПЛЕКС» Ирину ЮШКОВУ.

 

«Импортный скот всегда лучше отечественного»

Ирина Викторовна, часто можно слышать от представителей племенной отрасли, что импортный скот всегда по умолчанию лучше отечественного. Так ли это на самом деле?

Когда-то, наверное, так и было. Сейчас всё далеко не так однозначно. Например, у многих сначала вызывало улыбку, а теперь больше раздражение, что в качестве главного поставщика маточного поголовья выступает Венгрия. Это государство поставляет ежегодно такое количество тёлок и нетелей в различные страны, которое физически невозможно воспроизвести в этой небольшой стране.

Роль своеобразного «хаба» для скота, собираемого со всей Европы, для Венгрии вполне экономически обоснована, однако расчёт на элитность такого племенного материала, мягко скажем, наивен. Подтверждением служит элементарный анализ генеалогии любой из таких завезённых партий «венгерок», когда на каждого отца приходится как правило 1-3, ну максимум 10-15 дочерей. Говорить о каких-то «специальных венгерских мегакомплексах», заточенных на получение племенных тёлок для удовлетворения спроса десятков стран, даже не смешно.

И наоборот, есть примеры российских предприятий, даже конкретней – сибирских, у которых племенной молодняк раскупается влёт, «под запись» на полгода, а то и на год вперёд. При этом у некоторых и продуктивность матерей не ниже европейских, и папы, как правило, не последние в мировых рейтингах. Так что насчёт того, что импортные животные всегда лучше, уже можно и поспорить. Но мы с вами понимаем, что идёт конкурентная, маркетинговая борьба среди племпредприятий, и срабатывает имидж продавца.

Есть у нас в Сибири и другие хозяйства, чьи клиенты попроще: небольшие товарные молочные предприятия, фермеры, для которых важней не раскрученная «торговая марка» и выставочные экземпляры, а реальные достижения, реальное молоко в «суровых сибирских условиях». Можно привести примеры, когда рядовое товарное хозяйство за несколько лет совершало огромный качественный скачок, оставляя за спиной официально «племенных» земляков.

В начале этой работы у руководства таких хозяйств было два возможных пути: целенаправленная селекционная работа под контролем доверенных консультантов для создания качественной базы с параллельным совершенствованием технологии (+4 тыс. кг молока на голову за 7 лет), либо поддержание имеющегося потенциала, улучшение технологии кормления и содержания без форсированной селекционной работы (+2 тыс. кг за год). И тот, и другой имеют место быть, всё зависит, от чего стартовать.

Но чтобы иметь или создать тот самый потенциал, который «выстрелит», что нужно делать? И кому?

Для начала нужно поставить конкретные производственные задачи и исходя из них подбирать генетику. С одной стороны, тех самых легендарных селекционеров, что десятилетиями и поколениями создавали свои «фирменные» стада, больше «не делают». С другой стороны, постоянные шатания под мощными рекламными ветрами разнообразных менеджеров тоже до добра не доведут. И безответственные утверждение некоторых «консультантов», что 3-5 быков будут несомненно хороши для ВСЕХ без исключения стад Сибири, просто потому что импортные («конечно же, самые лучшие и только для вас!»), вызывают недоумение у профессионалов.

Одному животноводу нужно рекорды по удоям ставить, а второму – вымя нормальное и чтоб коровы «не росли», потому что советские стойла короткие, а новые коровники строить пока не на что. Так что «универсальных улучшателей» в реальной профессиональной селекционной работе быть не может.

 

«Хорошая генетика нужна не всем хозяйствам»

Ещё один устойчивый стереотип: «Любыми средствами нужно поддерживать каждого отечественного производителя». Вы согласны с этим постулатом?

Ключевое слово тут – «каждого». Сразу возникают вопросы реального происхождения и качества этого скота. Откуда этот якобы «отечественный» бык родом? Какого качества потомство от него рождается? Не говоря уже о советских быках 35-летней давности, семя которых, по утверждению некоторых коллег, очень даже «полезно», потому что «раньше коровы жили дольше и проблем с телятами не было». И неважно, что тогда удой в 6 тысяч кг был только у лучших племзаводов, всесоюзной рекордисткой была корова с удоем чуть больше 11 тысяч, а в среднем по СССР доили не более 3 тысяч кг молока на корову.

Этот псевдопатриотический шум порой используется для сомнительных селекционных мероприятий как с отдельными стадами, так и с целыми породами отечественного КРС, мы писали об этом неоднократно. То есть вместо высокой продуктивности, реального молока, роста доходов, финансовой устойчивости животноводу зачастую предлагается… гордиться «отечественным производителем». Согласитесь, странный критерий эффективности. И продовольственной безопасности.

Но ведь зачастую аграриям говорят: «А зачем вам брать топовую генетику «на вырост», вы же всё равно не сможете нормально её накормить»?

Этот «аргумент» ничего, кроме возмущения, вызывать не может. Как эти «доброхоты» могут знать, на что будет способно хозяйство завтра, через год, три, пять? Кто дал им право решать, чего хозяйство достойно или сможет добиться упорным трудом? Достаточно посмотреть на то, как развиваются животноводческие предприятия в последние годы, чтобы увидеть: прогресс идёт, и идёт семимильными шагами.

Аграрии массово приобретают новую технику, улучшают кормовую базу, сотрудничают с консультантами-кормленцами высокого уровня, внедряют современные технологии заготовки кормов, дающие высокую энергетику корма. Так что разговоры «да вы всё равно не потянете», я считаю, просто оскорбительны для животноводов.

 

«Главное для племпредприятия – высокая молочная продуктивность»

Ирина Викторовна, обычно, обсуждая племенные предприятия, мы в основном говорим о надоях коров в этих предприятиях, о подборе производителей. А как насчёт главной задачи племенных хозяйств – снабжении рядовых животноводов качественным скотом?

Вы правы, вообще-то основная функция племенных организаций – это не производство большого количества молока, а совершенствование существующих пород и распространение этих достижений за счёт реализации в том числе племенных животных в другие племенные и товарные хозяйства. За выполнение этой функции они, напомню, получают значительные бюджетные средства. И как раз с реализацией этой задачи возникают сложности. Потому что до сих пор существует убеждение, что высокая продуктивность автоматически оправдывает проблемы с воспроизводством. И на регулярный вопрос директоров хозяйств «а где же коровы?» мы лишь разводим руками: племенных хозяйств очень мало, на всех не хватает.

Так может быть, стоит уже вспомнить об этой основной задаче племенного животноводства – это снабжение других аграриев качественным племенным материалом: семенем, эмбрионами, животными – и сделать выполнение именно этой задачи основным критерием оценки и господдержки племпредприятий?

 

«Аутсорсинг – лучший способ решить кадровые проблемы»

Кадровый кризис в АПК породил в нашем животноводстве целую армию «независимых консультантов». То и дело слышишь от директоров сельхозпредприятий: «Что ж, раз специалистов в хозяйстве нет, наймём ребят, которые всё сами сделают красиво. И вообще, вон в Европе вся зоотехния и селекция на аутсорсинге работают, а фермер только навоз убирает и доильный аппарат включает!»

Несостоятельность подобных мечтаний проверена практикой не раз и не два. Мы должны задать ключевой вопрос: что мешает грамотно заниматься воспроизводством в своем стаде? Конечно, речь не идёт о новых комплексах, формируемых с нуля, или резко наращивающих поголовье. Хотя и это допустимо только на первом этапе. Чем мы хуже Венгрии, только в качестве стран-доноров племенных ресурсов пусть будут регионы нашей страны?

Если ответ: «Не устраивает качество своих животных!», то почему этим никто не занимался? Как неоднократно указывалось в различных источниках, в том числе и в ПРЕДСЕДАТЕЛЕ (статья Семёна ТРЕЩУКА «Сколько генетики в литре молока?» доступна по поисковому запросу в интернете на сайте журнала, – прим. ред.), доля стоимости спермопродукции составляет менее 1% в затратах на производство 1 л молока. Но этот 1 процент является инвестицией в будущее вашего бизнеса и обеспечивает треть прибыли.

Да, не каждое хозяйство имеет возможность нанять классного специалиста-селекционера, который будет работать долгие годы, создавая и видя результаты своего труда. Но и ждать, что заезжий «коммивояжер», переключившийся с продажи пылесосов на продажу спермы быков, будет думать о вашем будущем, тоже не стоит: ему нужен результат здесь и сейчас, а через пару месяцев, не говоря уже о паре лет, его рядом с вами точно не будет.

Если же просто не хватает своих тёлок для восполнения выбытий или роста, то каковы причины низкого выхода телят? Низкая квалификация специалистов, занимающихся искусственным осеменением, заболевания, несбалансированное кормление, неудовлетворительное выращивание ремонтных телок или десятки других? Что можно сделать?

В последние годы, к примеру, набирает популярность услуга «стельность под ключ», когда приезжает специально обученный человек или группа, проводит гормональную стимуляцию, осеменение и подтверждение стельности. Казалось бы, очень удобно – у руководителя голова ни о чем не болит, заплатил деньги и ждёшь результат. Только на деле всё выходит не так радужно.

Но, наверное, не стоит всех подряд консультантов стричь под одну гребёнку, есть ведь и действительно порядочные профессионалы?

Конечно! Есть настоящие специалисты, которые сначала проводят обследование животных, всесторонний глубокий аудит стада, определяют проблемные места и вместе со специалистами хозяйства – ВМЕСТЕ – разрабатывает систему мероприятий для их закрытия. В этом случае хозяйство получает не только одномоментный, но и долгосрочный эффект.

Но обычно приезжий «спасатель» просто отрабатывает определённый протокол, причем часто даже не им разработанный. Хотелось бы напомнить, а кое-кому и впервые сказать: корова – это не механизм, у которого есть определенные детали и схемы, одинаковые для всех. Это живой организм, в котором всё взаимосвязано, нет момента «сейчас», есть предыстория и долгосрочное последействие. И даже стресс от присутствия незнакомого человека может свести на нет результат механически правильно проведённой процедуры осеменения. В данной ситуации есть и ещё один риск: когда речь идёт о факте получения стельности, нет привязки к результату. Просто этому наёмнику не важно, какого телёнка получит хозяйство и что будет с ним дальше.

Вот показательный пример: выбор такими специалистами максимально лёгких по отёлу быков, чтобы снизить риск тяжёлых отёлов и послеродовых осложнений. Результат – корова стельная, отелилась, легко восстановилась и забеременела вновь. А что телятница будет делать с этой «варежкой», как её выхаживать, выращивать, а главное, какой потенциал в этой будущей тёлке заложен? Вот это уже данного специалиста не касается. Но собственник или руководитель должен всегда смотреть не на полгода вперёд, а на несколько лет. Ведь чтобы просто получить стельности, проще взять здорового быка, дать ему соответствующую нагрузку и кормление, и всё будет проще и эффективнее. Только что будет дальше, нужно серьезно просчитать.

В таком случае как, по каким критериям хозяйству следует выбирать консультантов?

Как выбираешь семейного доктора: оценка уровня квалификации, сбор отзывов у коллег и интуиция, которая у успешных аграриев развита очень даже хорошо. При этом опорой хозяйства всё равно должны быть собственные специалисты. При качественной совместной работе руководитель, зоотехник, ветврач, селекционер должны чётко ВИДЕТЬ своё стадо таким, каким оно будет через пять лет. Вот это называется «планирование».

Ведь коллектив предприятия – это тоже живой организм. Конечно, соблазн решить все проблемы наймом стороннего консультанта велик, но отсроченный результат такого решения может быть печальным для будущего всего предприятия. Свои специалисты либо обидятся и уйдут, либо начнут саботировать работу, либо просто перестанут развиваться в профессиональном плане вследствие отсутствия заинтересованности и стимула.

Поэтому если руководитель думает о будущем, все приглашённые специалисты могут рассматриваться как экстренная и временная мера, но не как метод решения проблемы. Только воспитывая СВОИХ специалистов, стимулируя их профессиональный рост, осваивая и внедряя новые технологии, можно рассчитывать на развитие.

*****

P.S. Резюмируя сказанное Ириной Викторовной, отметим, что все вышеназванные устойчивые «племенные» мифы имеют, пожалуй, единое «генетическое происхождение», единую причину. Она состоит в том, что у нас пока отсутствует чёткое целеполагание в племенной отрасли. Чего мы вообще хотим в среднесрочной и долгосрочной перспективе от отечественных племенных предприятий, какие конкретные цели мы им ставим?

В наших базовых племенных документах, в презентациях, выступлениях по-прежнему слишком много абстрактных слов: «дальнейшее улучшение», «совершенствование», «повышение уровня» и т.д. Как говорит один известный сибирский аграрий, «Навес из словес». А цели и задачи племенной сферы должны быть очень конкретными и измеримыми. Не абстрактное «спасение уникальной местной породы», а конкретный план действий. Такое-то количество собственного российского племенного молодняка к такому-то году, столько-то хозяйств, вышедших через пять лет на собственное воспроизводство стада.Под эти конкретные планки можно планировать управленческие и технологические шаги.

И тогда, может быть, наши «мифы и легенды» превратятся однажды в реальных тёлок и нетелей. А сказки станут былью, причём с хорошим концом.

 

Беседовал Павел БЕРЕЗИН

 

 

Журнал ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ©

Все права защищены. Перепечатка или использование информации разрешаются только с письменного согласия главного редактора журнала ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Нарушение авторских прав будет преследоваться по закону

Яндекс.Метрика