Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

КАКОЙ ДОЛЖНА БЫТЬ СИБИРСКАЯ КОРОВА?

СУДЬБА СИБИРСКОГО ЛЬНА

Наши контакты:

г. Новосибирск, ул. Немировича-Данченко, 104, офис 230

Тел.: (383) 335-61-41 (факс), +7 913-900-05-75 (директор),

+7 913-941-72-79 (главный редактор Павел Березин)

Реклама:

+7 913-201-66-53 (Оксана),

+7 913-201-41-50 (Наталья),

+7 913-201-42-84 (Светлана)

E-mail: predsedatel@ngs.ru

По вопросам подписки и рассылки обращаться по телефону:

+7 913-201-66-53 (Оксана)

   ЗЕРНОВОЙ РЫНОК СИБИРИ: СИТУАЦИЯ          ПАВЕЛ БЕРЕЗИН О КАТАСТРОФЕ С ЗЕРНОМ               АЧС: К ВАМ ПРИШЛИ - ЧТО ДЕЛАТЬ?       

Хоть трава не расти

Чтобудет, если вместо земли будут зоны

Законопроект об отмене категорий земель и введении вместо них зонирования территорий прошёл первое чтение в Госдуме. Эксперты полагают, что закон полностью поменяет всю земельную политику в России. Правда, в лучшую ли сторону – очень большой вопрос.



   Документ, вокруг которого вот уже два года ломаются копья, называется Федеральный закон «О внесении изменений в земельный кодекс РФ и отдельные законодательные акты РФ в части перехода от деления земель на категории к территориальному зонированию». 9 декабря закон был принят Госдумой в первом чтении. Принят отнюдь не единогласно: «за» проголосовали 299 депутатов из 450. Аграрный комитет российского парламента дал в целом критический отзыв о законе: «принимать можно, но с большими изменениями, которые должны быть внесены ко 2-му и 3-му чтениям». Депутаты из фракций КПРФ и «Справедливой России» закон вообще не поддержали, заявив, что он, цитата, «делает мутную среду для нуворишей, поделивших нашу землю» и «растаптывает земельное, лесное и водное законодательство в угоду градостроительной политике». Чиновники же, в свою очередь, утверждают, что закон упростит очень многие земельные вопросы и сделает процесс выделения земли менее коррупционным.

   Что предлагают?

   Итак, законопроектом предлагается вместо нынешних семи категорий земель ввести четырнадцать видов территориальных зон: жилых; общественно-деловых; сельскохозяйственного назначения; огородничества и садоводства; рекреационного назначения; производственных; энергетики; транспорта; связи; обеспечения космической деятельности; обеспечения обороны, безопасности и правопорядка; ЖКХ; специального назначения и запаса. Кроме того, будут особые зоны лесного фонда, водного фонда и особо охраняемых природных территорий.

   Региональные власти будут разрабатывать специальные регламенты, где будут прописаны виды разрешённого использования земельных участков в этих зонах.

   Зоны сельскохозяйственного назначения будут подразделяться на зоны высокопродуктивных, продуктивных и низкопродуктивных земель. Земельные участки в сельскохозяйственных зонах будут предназначаться для собственно сельхозпроизводства, селекции и семеноводства, ведения ЛПХ, строительства необходимых для хозяйства зданий и сооружений, а также для размещения жилого дома, являющегося имуществом крестьянского (фермерского) хозяйства.

   Также вносятся соответствующие изменения в федеральный закон «О крестьянском (фермерском) хозяйстве»: фермер сможет приобретать для строительства дома или усадьбы земельные участки, расположенные в границах зон сельскохозяйственного назначения. На таком участке фермер будет иметь право построить дом (не более трёх этажей) «для проживания членов КФХ». Таким образом, многострадальная проблема строительства жилья на землях сельхозназначения, которая нынче не даёт полноценно развиваться многим семейным фермам, во многом снимается: фермер получит, наконец, возможность строить жильё на своей земле без многолетних «хождений по мукам» в госучреждениях.
    Кроме того, согласно новому закону, в зонах сельскохозяйственного назначения будут выделены особо ценные сельскохозяйственные земли, которые подлежат особой охране и на которых не допускается никакое строительство, кроме фермерских жилых домов. Региональные власти обязаны до 1 июля 2016 года определить в своих регионах такие особо ценные сельхозземли.

   Минсельхоз, кстати, уже подготовил критерии отнесения сельскохозяйственных земель к особо ценным: это участки в зонах высокопродуктивных и продуктивных земель, участки, используемые для селекции, семеноводства, племенного животноводства и аквакультуры, также это мелиорированные угодья и земли для научно-исследовательских и учебных целей, связанных с сельхозпроизводством. Такие участки, по замыслу властей, нельзя изымать для целей, не связанных с сельским хозяйством.

   Слово против

   Что же беспокоит экспертов и землеустроителей в этом революционном законе, призванном полностью изменить земельную реальность в России? С этим вопросом мы обратились к профессору Государственного университета по землеустройству, директору Национального Союза землеустроителей Александру ФОМИНУ:

   – Инициаторами и лоббистами этого закона были строители: различные объединения отечественных девелоперов, застройщиков, строительных фирм, – говорит наш собеседник. –Об этом, кстати, без всякого стеснения говорится и в пояснительной записке Правительства РФ к закону: основная задача – упростить процедуру получения земельных участков под строительство. Прежде всего, убирается процесс перевода земель из одной категории в другую – это уже много лет является предметом многочисленных скандалов, споров и уголовных дел. Авторы закона также много говорят о том, что мы идём путём развитых стран по части земельного законодательства.

   Но я лично, например, не вижу, что принцип деления земель стал в новом законе проще и понятнее. Видов земли становится ровно в два раза больше, а не меньше! Что касается отмены категорий, а значит, и схем перевода земель из одной категории в другую, являвшихся «кормушкой» для многих чиновников. Деление земель на категории всё-таки, при всех своих недостатках, является некоей защитой от использования сельхозземель не по назначению – строительства, вредного промышленного производства и т.д. Новый закон полностью отдаёт вопрос использования земли в руки чиновникам, которые будут писать специальные сельхозрегламенты и сами определять, чем можно будет заниматься на данном конкретном земельном участке. Будет ли меньше коррупции при таком положении дел – на этот счёт имеются большие сомнения.

   – Есть в продвигаемом новом законе и очень хорошие пункты, – продолжает Александр Фомин. – Это, например, значительное упрощение процедуры согласования строительства на сельхозземлях – фермеры вздохнут свободнее. Также там есть пункт о безвозмездной аренде невостребованного земельного участка на сельхозземлях для индивидуального жилищного строительства. Человек получает на 4 года землю в аренду, и по окончании этого срока, если арендатор соблюдал все нормы экологии, эффективного хозяйствования, он получает эту землю бесплатно в собственность. Государство пытается таким образом хоть немного притормозить урбанизацию и опустение сельских территорий – стимулировать людей переселяться из мегаполисов в сельскую местность и обустраивать какие-то семейные усадьбы. Речь тут, естественно, не идёт о хороших землях – имеются в виду земельные участки, оказавшиеся ненужными ни сельхозпредприятиям, ни муниципальным властям. Никакой «раздачи слонов», то есть ценных земель для населения не будет, тут нечего и надеяться.

   Но основную тревогу у меня лично вызывают даже не отдельные пункты и положения закона, а общее состояние землеустройства в стране, которое этот закон исправить не в силах. Можно констатировать факт, что система землеустройства в России за последние четверть века фактически разрушена: нет общего свода информации, какие земли есть в наличии в стране, каков их правовой статус, повсеместно не соблюдаются требования использования сельхозземель, отсутствует элементарный контроль за плодородием, севооборотами, экологическими нормами и т.д. По моим личным оценкам, сегодня в России больше половины сельскохозяйственных земель приобретается для дальнейшей перепродажи, а не для ведения сельского хозяйства. Ничего страшного в этом нет: это нормальный рыночный процесс, пусть земля покупается и продаётся – главное, чтобы она использовалась по назначению. Но контролирующим органам очень трудно доказать факты неправильного использования земли – законодательство в этой сфере несовершенно.

   А без проведения всей этой грандиозной – и очень дорогостоящей! – землеустроительной работы в России, этот закон, боюсь, станет чисто декларативным и не выполнит возлагаемые на него задачи «упрощения» и «оптимизации» земельных отношений.

   По опыту предыдущих лет, а также видя нынешнюю экономическую ситуацию в стране и в регионах, можно предполагать: денег на всё это в бюджете снова не найдут. Между тем, по замыслу авторов закона, все новые нормы и правила должны заработать в полную силу к 1 января 2018 года. Зная «оперативность» деятельности наших чиновников, вполне можно спрогнозировать, что через три года мы получим очередной земельный бардак, когда прежние нормы не будут действовать, а для нового законодательства не будут подготовлены необходимые землеустроительные документы.


****

   Закон о зонировании продолжает пробиваться через парламент усилиями могущественного строительного лобби. Между тем голос профессиональных аграриев по поводу закона весь минувший год звучал очень нечасто. А если и звучал, то, как всегда, слабо и неубедительно. Пора, видимо, этот голос подать. Иначе наше родное правительство по простоте душевной может «упростить» земельный вопрос до такой степени, что в один «прекрасный» момент аграрии останутся без своего основного средства производства – кругом будут одни зоны.



Павел БЕРЕЗИН

 

 

Журнал ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ©

Все права защищены. Перепечатка или использование информации разрешаются только с письменного согласия главного редактора журнала ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Нарушение авторских прав будет преследоваться по закону