Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

ПОДПИСАТЬСЯ НА ЖУРНАЛ

СУДЬБА СИБИРСКОГО ЛЬНА

Наши контакты:

 

г. Новосибирск, ул. Немировича-Данченко, 104, офис 230. Тел.: (383) 335-61-41 (факс)

 

+7 913-900-05-75 (директор)

 

+7 913-941-72-79 (главный редактор Павел Березин).

 

Реклама:

 

+7 913-013-27-52 (Светлана)

 

+7 913-201-41-50 (Наталья) 

 

 E-mail: predsedatel@ngs.ru; predsedatel.agro@ya.ru

 

По вопросам подписки и рассылки обращаться по телефону:

  +7 913-013-27-52 (Светлана)

и по электронной почте: 

predsedatel.agro@ya.ru

 

     СЛОВЕСНОЕ РАССТРОЙСТВО                          ИТОГИ ГОДА 2019                           «ЗЕРНОВОЙ «МЕРКУРИЙ»

«Химию» победит на рынке только натуральный здоровый продукт

Они нас закопали, но они не знали, что мы – семена.

Пословица мексиканских крестьян



   Сможет ли пережить нынешний тяжёлый кризис малое и среднее свиноводство Сибири? Сможет, если честно посмотрит на складывающуюся реальность и начнёт меняться в сторону повышения качества продукции. Об этом – статья в двух частях от руководителя Клуба свиноводов Сибири Сергея ГОЛУБЕВА. Здесь мы публикуем первую часть. (Часть вторую читайте ЗДЕСЬ.)

   – Недавно, в конце мая, случилось мне побывать на высоком собрании представителей отечественной свиноводческой отрасли, состоявшемся в Новосибирске под эгидой Национального союза свиноводов. Выступали большие московские люди со своими отчётами и прогнозами развития отрасли на ближайший период. Слова, которые я от них услышал, подтвердили то, о чём давно догадываются сельчане – фермеры, руководители хозяйств, владельцы ЛПХ: сельскому свиноводству наверху вынесен суровый приговор. Достаточно откровенная риторика столичных чиновников уже не оставляет в этом никаких сомнений.

   Вначале некоторые цифры: в прошлом 2016 году в России произведено 3,4 миллиона тонн свинины в убойной массе, что почти на 10% выше 2015 года. Из этого количества 2,75 млн т, или 81%, произвели крупные индустриальные свинокомплексы. В эти же крупные комплексы идут и основные инвестиции: за минувшее десятилетие в их строительство вложено порядка 500 миллиардов рублей. В результате с 2005 года товарное производство свинины в нашей стране выросло почти в семь раз, превысив порог, определённый в Доктрине продовольственной безопасности. На первый взгляд, оптимистичная картина. На первый взгляд.

   Одновременно, как с радостью (!) сообщил нам президент Национального союза свиноводов Юрий КОВАЛЁВ, стабильно снижается производство в хозяйствах населения: за семь лет оно упало почти на полмиллиона тонн, и в ближайшие годы будет и дальше снижаться примерно на 100 тыс. т в год. Самое ужасное то, что чиновники и функционеры отраслевого союза видят в этом позитивный тренд, улучшение ситуации!

   Это, по их мнению, якобы свидетельствует о повышении технологического уровня производства свинины в России, и о ликвидации «неэффективных», «архаичных» и «опасных в ветеринарно-эпидемическом отношении» хозяйств. То есть вот уже несколько лет на государственном уровне реализуется конкретная задача по уничтожению мелкого сельского свиноводства. Делается это, как мы с вами видим, под сурдинку «героической борьбы с АЧС», а на самом деле – по заданию крупной свиноводческой олигархии.

   Но главное – и аграриям, и населению внедряется в сознание ложная дилемма: или промышленная свинина от мегакомплексов – или вообще лишимся собственного свиноводства из-за АЧС и других страшных эпизоотий. Согласитесь, есть во всём этом что-то маниакальное. Ещё раз подчеркну: это ГОСУДАРСТВЕННАЯ политика.


(Анти)государственная цель

   – Напомню, коллеги, какими способами наше государство сегодня воюет против владельцев ЛПХ и фермеров-свиноводов, то есть против нас с вами.

   Первое. Административные запреты. Запрещение подворного забоя стало сильнейшим, может быть, роковым, ударом по свиноводству в сельской глубинке. Десятки тысяч сельчан просто бросили им заниматься – при том, что выращивание и продажа свиней для многих семей было огромным финансовым подспорьем в условиях тотальной сельской безработицы и бедности.

   Что, наши чиновники при введении этого запрета не знали, что в большинстве районов отсутствуют профессиональные сертифицированные бойни, что малая переработка в селе фактически разрушена?! Конечно, знали. Значит, это сознательная акция против мелкого и среднего сельского предпринимателя.

   Далее, в принятых в прошлом году «Ветеринарных правилах содержания свиней для в целях их воспроизводства, выращивания и реализации» (Приказ Минсельхоза РФ от 4 июля 2016 г.) заложено ещё две «бомбы» под мелкотоварное свиноводство. Это, во-первых, разрешение использования моноблочных помещений, в которых животные содержатся под одной крышей с внутренним разделением сплошными перегородками по технологическим группам. То есть в одном цехе происходит всё – от зачатия и опороса до вывозки туш. Никогда в таком моноблоке вы качественную здоровую свинину не произведёте.

   Во-вторых, в Правилах есть условие расположения помещения для свиней в ЛПХ: если расстояние от угла до соседнего участка меньше 20 метров, человек не вправе легально держать в хозяйстве больше пяти голов. А рентабельность в ЛПХ, как известно, начинается от ста голов свиней.

   Можно вспомнить, наконец, и онлайн-кассы – относительно свежее «улучшение» торговли в селе, после которого, видимо, она «улучшится» настолько, что исчезнет совсем.

   Второе. Отсутствие системы сбыта и низкие закупочные цены. Об этом много распространяться не буду, – это общеизвестная проблема, которую аграрии обсуждают уже много лет. Сегодня даже крепкие многопрофильные хозяйства, акционерные общества, занимавшиеся в числе прочего свиноводством, пускают свиней под нож: куда выгоднее производить молоко, чем сдавать свинину «перекупу» за 120 рублей. Власти уповают на создание производственных и торговых кооперативов, в которые должны объединяться мелкотоварные производители. Но полноценное кооперативное движение не позволяет организовать, прежде всего, наша банковская система. И, конечно, свою роль играет менталитет: в селе люди в основной массе не обладают должными экономическими знаниями, образованием, менеджерскими умениями и навыками для выстраивания грамотной бизнес-цепочки.

   Третье. Недоступность господдержки. Почти вся информация по субсидированию сельхозпроизводства сегодня открыта, и можно увидеть, какие бюджетные суммы уходят по всей стране в инвестпроекты по строительству новых мегакомплексов, по меткому выражению академика Башмачникова, – «свиноградов». За последние годы государство вложило в эти олигархические «свинограды» в виде льгот по кредитам, компенсации затрат и т.д. более 300 миллиардов рублей – полтора годовых бюджета всего АПК России. Но вы не встретите фермера, владельца ЛПХ, получившего хотя бы мизерную господдержку на покупку и продажу молодняка, племенное поголовье.

   При этом и учёные, и авторитетные аграрии ещё в середине 2000-х предлагали совсем другое решение, более грамотное и РЕАЛЬНО повышающее продовольственную безопасность страны: разделить средства господдержки на три примерно равные части. Первая часть должна была пойти на закрытие и рекультивацию старых советских свинокомплексов. Вторую часть бюджетных средств следовало выделить на современные научные разработки, инновации в сфере качества продукции и на поддержку мелких и средних свиноводов, которые ещё надеются, что государство одумается и прекратит травить народ. И, наконец, третью часть направить на крупное индустриальное производство свинины. Тогда в стране сложился бы полноценный сбалансированный рынок свиноводства. Как получилось на самом деле – мы с вами видим.



Мегакомплексы: бомба под страной

   – Итак, власть сделала ставку на крупный промышленный сегмент, свиноводческую олигархию, открыто объявив мелкотоварное свиноводство «неперспективным» и «эпидемически опасным». Логика этого решения в принципе понятна: «крупняком» легче управлять, с ним проще договориться, он действительно за короткое время дал стране «план по валу». При этом от населения скрывают крайне опасные последствия этого стратегического решения. Я же считаю, что это откровенная диверсия против России. Прежде всего, это касается здоровья потребителей.

   Дело в том, что все животные, которые выращиваются на крупных свинокомплексах, имеют колоссальный иммунодефицит. По разрушительной силе он сопоставим с ВИЧ-инфекцией. Скученность, необеспеченность свежим воздухом, водой, нарушения технологии – всё это приводит к ослаблению иммунитета и постоянным массовым заболеваниям. Также и генетика этих свиней зарубежного происхождения. Она «заточена» на хороший экстерьер, скорость откорма – но не на здоровье и качество мяса. И вместе с импортным поголовьем в Россию пришли новые, невиданные ранее заболевания. Например, лавсониоз – тяжёлое заболевание молодняка. Возбудитель болезни – не простой паразит, а внутриклеточный, что делает его труднодоступным для противомикробных средств. Трансмессивный гастроэнтерит – бич крупных свинокомплексов – тоже заграничная зараза. Всё это «давится» бесчисленными антибиотиками. Есть, например, новые препараты, которые работают в организме свиней 40 (!) дней, и их невозможно выявить никакими анализами. К этому добавляются стимуляторы роста, фосфаты, задерживающие воду в организме, подавители микрофлоры, искусственные аминокислоты... Разумеется, импортного производства.

   Можно смело говорить, что до 30% бюджетных денег, вложенных в мегакомплексы, сразу уходят зарубежным фармацевтическим гигантам. Иными словами, мы за свои деньги сытно кормим импортных ветеринарных фармацевтов и огромную армию посредников. На зарубежные химпрепараты «подсажено» практически всё поголовье в мегакомплексах – производителях свинины в России. Эта система проверена на других «вечно развивающихся» странах. Это огромная транснациональная индустрия, а говоря откровенно – система уничтожения населения.

   Массовый городской потребитель, питаясь таким «химическим» мясом, наносит невосполнимый вред своему иммунитету и генетике. При потреблении еды, накачанной антибиотиками, возникает аутоимунная антибиотиковая устойчивость, уничтожается естественная микрофлора в кишечнике. И когда нас поражает болезнь, антибиотики уже не работают, потому что патогены привыкли к ним, а точнее, выросли на них. Потеря иммунитета, умственная вялость, нарушения репродуктивных функций, онкология – вот скромное перечисление последствий массового индустриального пищевого производства.

   Теперь о пресловутой африканской чуме свиней. Нас убеждают, что главная угроза АЧС исходит от частных подворий и мелких ферм, где нет должного ветеринарного контроля. На самом деле, главный фактор риска для возникновения АЧС – генетически и иммунно ослабленные животные, как раз обитатели вышеупомянутых мегакомплексов! Кстати, заметьте, при бушующей в стране эпизоотии АЧС до сих пор ничего не слышно ни о госзадании, ни об успешных работах по созданию вакцины против этой болезни! Сколько бы продолжался поиск такой вакцины, например, в СССР? Вот и думайте.

   И мы подходим к самой главной опасности. Не дай бог, случись вспышка АЧС на пяти- шести крупных свинокомплексах – и всё, вся наша «продовольственная безопасность» за считанные дни рухнет как карточный домик. Рухнут все инвестиции, бюджетные вливания, бодрые отчёты – ничего не останется. Не говоря уже о грандиозной экологической катастрофе, которая разразится на территориях вокруг этих «свиноградов». Даже маститые ветеринарные врачи плохо представляют себе масштабы трагедии, – что это такое, когда нужно сжечь 200 тысяч голов.

   Итак, все зарубежные технологии массового промышленного свиноводства, которые мы радостно освоили за последние годы, запрограммированы на неудачи, катастрофы и проблемы. Вот потому основное свиное поголовье в ведущих свиноводческих державах – Германии, Дании, США – выращивается как раз в мелких и средних хозяйствах, им оказывается приоритетная поддержка – как финансовая, так и технологическая.



Что делать?

   – И всё же, коллеги, я полагаю, что несмотря на эту довольно грустную картину, шанс у малых и средних свиноводов есть. И шанс очень перспективный. Этот шанс – здоровая, экологически чистая, высококачественная свинина в «верхнем» потребительском сегменте. То есть производство более дорогого, по сравнению с массовым, продукта, обладающего уникальными потребительскими свойствами. Это наша рыночная ниша, которую мы с вами можем занять. Это и наша с вами ответственность за здоровье потребителей.

   В любом другом случае мы вступаем на «поляну» конкуренции с промышленной продукцией и импортной «блочкой», где у нас очень мало шансов выиграть: у нас с вами нет ни дорогого маркетинга, ни «ручных» торговых сетей, ни яркой упаковки, ни современного товарного вида продукции. Значит, всё это у нас должно появиться в виде параллельной ритейлу системы производства и торговли, а также пропаганды здоровой еды.

Как это сделать – поговорим в следующем номере журнала. Продолжение следует.

Записал Павел БЕРЕЗИН

Вопросы можно задавать Сергею Васильевичу ГОЛУБЕВУ по телефону: +7 (913) 985-08-94

 

 

Журнал ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ©

Все права защищены. Перепечатка или использование информации разрешаются только с письменного согласия главного редактора журнала ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Нарушение авторских прав будет преследоваться по закону

Яндекс.Метрика