Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

КАКОЙ ДОЛЖНА БЫТЬ СИБИРСКАЯ КОРОВА?

СУДЬБА СИБИРСКОГО ЛЬНА

Наши контакты:

г. Новосибирск, ул. Немировича-Данченко, 104, офис 230

Тел.: (383) 335-61-41 (факс), +7 913-900-05-75 (директор),

+7 913-941-72-79 (главный редактор Павел Березин)

Реклама:

+7 913-201-66-53 (Оксана),

+7 913-201-41-50 (Наталья),

+7 913-201-42-84 (Светлана)

E-mail: predsedatel@ngs.ru

По вопросам подписки и рассылки обращаться по телефону:

+7 913-201-66-53 (Оксана)

   ЗЕРНОВОЙ РЫНОК СИБИРИ: СИТУАЦИЯ          ПАВЕЛ БЕРЕЗИН О КАТАСТРОФЕ С ЗЕРНОМ               АЧС: К ВАМ ПРИШЛИ - ЧТО ДЕЛАТЬ?       

Надежда ВАВИЛИНА: село спасёт «народный капитализм»
Сибирское село изменилось и хочет жить, а не умирать
Стереотипный взгляд на жителей сельской местности как на людей безынициативных не соответствует действительности, считает Надежда ВАВИЛИНА, ректор Нового сибирского института, доктор социологических наук. Селяне хотят работать, зарабатывать и готовы кооперироваться. Вопрос только в том, чтобы оказать необходимую поддержку сельской инициативе. Причём сделать это могут не только чиновники, но и сами жители, в том числе и городские.
ЛЮДИ ХОТЯТ ДЕЙСТВОВАТЬ САМИ
В этом году группа специалистов под руководством Надежды Дмитриевны провела уникальное масштабное социологическое исследование ситуации в Ордынском районе НСО – общественный референдум. Заказчиком его выступили районный совет депутатов и районная администрация.
Целью референдума было понять, каким люди хотят видеть будущее своей земли. Социологическая выборка была самая широкая, в неё вошли представители всех слоёв населения из всех муниципальных образований, входящих в район. При этом людям предлагался не только «опросник» с заранее прописанными вариантами ответов. Каждый из опрошенных мог внести свои личные предложения и рекомендации по развитию села и района в целом.
В Ордынском районе подобный референдум проводился впервые, однако подобные опросы в Новосибирской области уже были. Так, муниципальное образование «Верх-Тулинский сельсовет» выступило инициатором референдума в 2004 году.
Экономические и социальные проблемы тогда находились в острой фазе: отсутствие работы, плохая связь с городом, плохое качество воды, ЖКХ на стадии износа, и, хоть Верх-Тула и расположена на двадцатом километре от Новосибирска, в 2004 году это было грустное село, – вспоминает Надежда Дмитриевна. –В 2014 году референдум прошёл вновь, и за десять лет ситуация изменилась настолько, что я уверенно могу говорить: здесь живут другие люди! Не в том смысле, что одни уехали, а другие приехали, нет. Изменилось отношение к себе, к своей земле, самооценка, приоритеты. Изменились сами люди. Они научились жить в этих условиях, не выживать в надежде на манну небесную, – а именно жить, самостоятельно решая свои проблемы и задачи. И такую же самостоятельность можно увидеть в результатах референдума в Ордынском районе.
В списке приоритетных направлений дальнейшего развития района более трети всех опрошенных указали на то, что они хотят иметь возможность самим включиться в это развитие. Исследователи увидели, что люди сами хотят улучшать жизнь своей территории, принимать активное участие в работе местного самоуправления. В целом в Ордынском районе только 20% населения не готовы проявлять инициативу, а вот 80% в разных формах готовы участвовать самостоятельно в принятии решений о жизни малой родины.
Сегодня на селе существует устоявшаяся инфраструктура общественных организаций: советы ветеранов, женсоветы, однако этого уже недостаточно. Должны возникнуть новые объединения для проявления гражданской инициативы. И ещё один немаловажный момент. В Ордынском районе в отдельную группу опрашиваемых мы выделили депутатов районного совета, поселковых и сельских советов, чтобы сравнить позиции народных избранников и населения в отношении приоритетных направлений развития территории. Первые четыре направления будущего развития и жители, и депутаты видят одинаково, а вот по пятому мнения разнились: собственно, население подчеркивало, что его важно включить в сам процесс развития территорий, а депутаты – что необходимо развивать малое предпринимательство. Оба этих варианта между собой отлично коррелируют, и если эти намерения совпадут, цены им не будет.
Это сугубо ордынская специфика, или можно говорить о том, что подобные настроения присутствуют у жителей сельских районов всей Новосибирской области?
Несомненно, своя специфика у Ордынского района есть, однако жители района демонстрируют устремления, общие для всего сельского населения нашей области. Люди уже не ждут, что придет кто-то, кто решит за них все проблемы, люди готовы действовать сами.
КУРС НА КООПЕРАЦИЮ
Каковы, на ваш взгляд, наиболее очевидные варианты развития сельских территорий исходя из результатов референдума?
Фактически референдум позволяет выбрать одно а то может и 2-3 направления развития для каждого муниципалитета, входящего в район. Например, во всех муниципалитетах, расположенных по берегам Оби и Обского водохранилища, остро строит проблема мусора. А раз эта проблема общая для всех, то и решать её лучше сообща. Так, Ордынский район входит в состав Новосибирской агломерации и может выбрать в её рамках определённую роль, функцию, например, роль рекреационной зоны, зоны отдыха. И на стыке границ муниципалитетов можно построить мусороперерабатывающий завод для обслуживания этой зоны, решая проблему не в индивидуальном порядке, а сообща, во благо всей агломерации.
Те же новосибирцы мусора в Ордынке оставляют достаточно: многие там живут, у многих там дачи. В нынешних условиях наиболее результативным представляется курс на объединение ресурсов – и общественных, и частных. Сельским территориям нужна кооперация, потому что иначе серьёзные проблемы не решить. Пожалуй, это главный ресурс и результат референдума.
О какой кооперации в этом случае идет речь?
О кооперации в самом широком смысле и о множестве вариантов её реализации. Например, в Ордынском районе на территории каждого муниципалитета говорят об иной роли, ином векторе развития сельского хозяйства. В каждом муниципалитете, а их 22, звучало: нужно развивать сельское хозяйство у нас. Не только в районе в целом, а именно в каждом муниципалитете. При этом на территории Ордынского района мы имеем несколько крупных сельхозпроизводств. Казалось бы, логично было объединяться с ними – но нет.
Мудрость жизни от земли состоит в том, чтобы помнить, как убирали урожай не только в этом году, но и в прошлом, позапрошлом. Да, с экономической точки зрения крупное хозяйство рентабельнее, у него ниже издержки. Но если речь идёт о рискованном земледелии – а это именно наш случай, – то мелкое сельхозпроизводство более безопасно, оно более гибкое.
Пришло время менять приоритеты, сегодня особого внимания требует создание и развитие именно кооперативных хозяйств. Необходимо разрабатывать те формы господдержки, которые дадут селянам возможность объединяться, снижая тем самым собственные издержки. А потребность в ведении своего хозяйства есть: жители района указывали, что хотят развивать и тепличное хозяйство, и рыбоводство, и мясное животноводство.
Повторюсь, селу нужна кооперация – и население это понимает. К тому же Федеральный закон РФ от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» содержит норму, которая разрешает муниципалитетам создавать так называемые хозяйственные общества, что возможно и в формах межмуниципального сотрудничества. Например, небольшие деньги одного муниципального образования при объединении с другим дают возможность создать некий финансовый пул для создания производственного кооператива.
Это идея «народного капитализма»: свои деньги в некую организацию вносят и сами жители, и муниципалитет, который располагает определёнными ресурсами – и земельными, и финансовыми. А у населения области есть ресурсы, которые можно направить в развитие территории, более того, население готово это делать.
НАПРАВИТЬ В СЕЛО ГОРОДСКОЙ КАПИТАЛ
Речь идёт именно о частном капитале?
Да. На 1 января 2014 на депозитных счетах жителей Новосибирской области находилось 218 млрд рублей. Много это или мало? Например, в Красноярском крае, который традиционно считается более богатым, на счетах населения было 172 млрд рублей. Да, это и деньги жителей города, но тем не менее. Сейчас из-за девальвации покупательная способность рубля падает, поэтому многие – и горожане, и селяне – кинулись покупать недвижимость в городе. Люди понимают, что деньги могут «сгореть» и хотят инвестировать их в нечто реальное. Но что может быть реальнее молока, мяса и хлеба? Почему бы не направить эти деньги в развитие малого сельхозпредпринимательства, оказав ему необходимую поддержку?
Очень часто приходится слышать от селян: да, нам нужно объединяться, нам нужна кооперация, но с государством я в азартные игры не играю и даже своему соседу не доверяю…
И это неудивительно. За последние двадцать лет чего только мы не наблюдали: и как родное государство грабило свое население (вспомним 1992 год), и как новые собственники крупных предприятий грабили мелких. Недоверие на пустом месте не появляется, увы, оснований для него множество. Вопрос в том, как теперь это недоверие снимать. И это возможно только в ходе диалога, только на реальных примерах помощи и поддержки.
Не получается объединяться самим? Давайте при помощи местной администрации организуем муниципальное предприятие. По этому пути когда-то пошли в Маслянинском районе, где несколько лет назад при поддержке властей было создано предприятие по переработке дикоросов. Да, было сложно, но когда предприятие раскрутилось, нашлись желающие его приобрести. Муниципалитет может помочь создать предприятие, поддержать его на самом сложном начальном этапе, а затем, после капитализации, продать новому собственнику с выгодой для бюджета. А те, кто боятся начинать на пустом месте, получат хорошую поддержку. Второй вариант – направить в село городские деньги.
РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ГУСЬ КАК ПРИМЕР СМЫЧКИ ГОРОДА И ДЕРЕВНИ
Однако городской инвестор в село идет неохотно, да и сами селяне научены горьким опытом, когда перенос «городских» бизнес-процессов на сельский уклад приводил к развалу хозяйств.
В нашем случае речь идёт не о крупных инвесторах, которым интересны крупные сельхозпредприятия и которые, увы, не учитывают особенности сельской экономики. Речь идёт о средствах частных лиц, которые испытывают ту же проблему обесценивания накоплений из-за девальвации рубля. Тут уже скорее проблема в том, что горожане будут бояться давать деньги в деревню, потому что подвержены влиянию стереотипов: там же «чёрная дыра», все пьют, никто ничего не делает.
Да, не надо строить иллюзий: на селе действительно пьют – но не все, на селе есть те, кто не хочет работать – но не все. Опять же, и у сельских жителей есть свои стереотипы в отношении горожан: вот, городские приедут, обворуют, всё растащат. Поэтому нужно ломать эти стереотипы взаимно и учиться договариваться.
Нужен новый тип менеджера, который будет помогать селянам вкладывать городские деньги в небольшое – я подчеркиваю, небольшое! – производство, которое будет востребовано всегда. Горожане соскучились по натуральным продуктам, а накануне Нового года, например, всегда есть желающие купить на праздничный стол гуся или уточку из домашнего хозяйства, в котором они будут уверены: это натуральная продукция, свежая, а не со склада торговой сети, завезённая из Китая. А селянин получит прямой выход на покупателя, минуя те же самые торговые сети с их накрутками. Этот новый менеджер поможет найти друг друга селянам и горожанам, производителю и потребителю, производителю и инвестору.
Вот, кстати, существует подобный пример – это «Новый колхоз» Константина ТЕРЕЩЕНКО, создавшего в Барабинском районе НСО ферму, где городские жители, заранее вложив деньги, могут обеспечить себя рождественским гусиком…
Да, именно о подобных формах сотрудничества мы и говорим. Кроме того, существует такая форма общественного участия и объединения как фонды местных сообществ. Например, в новосибирском Академгородке такой фонд реализовал уже несколько проектов в сфере образования и охраны здоровья, а в Алтайском крае фонды местных сообществ участвуют в развитии сельских территорий. Как это работает? Люди вносят в фонд собственные деньги, которые помещаются на счёт, на основе доходов (банковские проценты) фонд начинает поддерживать различные проекты. И это уже не только вопрос доверия, но и инициативы. Да, сельские жители готовы работать, производить, снабжать – а городские жители «своему», деревенскому продукту явно отдадут предпочтение. Так почему бы нам не делать это вместе?
                                                                                                                                     Наталия ВОРОНИНСКАЯ

 

 

Журнал ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ©

Все права защищены. Перепечатка или использование информации разрешаются только с письменного согласия главного редактора журнала ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Нарушение авторских прав будет преследоваться по закону