Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

КАКОЙ ДОЛЖНА БЫТЬ СИБИРСКАЯ КОРОВА?

СУДЬБА СИБИРСКОГО ЛЬНА

Наши контакты:

г. Новосибирск, ул. Немировича-Данченко, 104, офис 230

Тел.: (383) 335-61-41 (факс), +7 913-900-05-75 (директор),

+7 913-941-72-79 (главный редактор Павел Березин)

Реклама:

+7 913-201-66-53 (Оксана),

+7 913-201-41-50 (Наталья),

+7 913-201-42-84 (Светлана)

E-mail: predsedatel@ngs.ru

По вопросам подписки и рассылки обращаться по телефону:

+7 913-201-66-53 (Оксана)

   ЗЕРНОВОЙ РЫНОК СИБИРИ: СИТУАЦИЯ          ПАВЕЛ БЕРЕЗИН О КАТАСТРОФЕ С ЗЕРНОМ               АЧС: К ВАМ ПРИШЛИ - ЧТО ДЕЛАТЬ?       

 

Как мы съездили домой:
приключения сибиряков в Белоруссии
Когда компания «АСМ-АГРО» пригласила меня в поездку по братской республике в составе делегации новосибирских аграриев, я освежил в памяти все мифы и стереотипы, которые муссируются в России по поводу Белоруссии. Мифы эти зависят от политической ориентации тех, кто их тиражирует.
Если это «демократы-либералы», то Беларусь – «убогий совок», «все ходят строем в серых пальто», «тоталитарный режЫм», «свирепая диктатура» и т. д.. Если это СМИ, условно говоря, государственно-патриотического направления – мифы совсем другие: «настоящая народная власть», «СССР, каким он должен был быть», «рай для сельского хозяйства», «нет коррупции», и проча, и проча.
Реальность, которую мы увидели в братской республике своими глазами, как всегда, намного сложнее. И эти белорусские зарисовки ни на что не претендуют, тем более, что времени для полноценного путешествия было до обидного мало. Это обычные человеческие наблюдения и впечатления. Как говорится, за что купил, за то и продаю.
******
Прежде всего, Беларусь – это идеальная чистота. Она начинается в аэропорту и продолжается в самой неказистой деревне. Намотав сотни километров по республике, мы не увидели ни одной придорожной свалки, ни одного неподкрашенного забора, ни одного неухоженного газона. Города и посёлки не просто вычищены, а по-европейски вылизаны. И чистота эта начинается в шесть утра, когда целая армия дворников – кстати, коренных белорусов, а не «гостей с юга» – выходит на улицы и драит страну как матросы корабль.

 

Местные говорят, что Батько с момента провозглашения независимости начал приучать народ к чистоте на улицах, во дворах, в цехах. И приучил: выбросить бычок на газон или бутылку из машины на светофоре для белоруса немыслимо.
Отдельные восторги – это белорусские дороги. Такого грандиозного дорожного строительства ваш покорный слуга не видел ни за границей, ни даже на Кубани перед Олимпиадой. И какие это дороги! Наш автобус ни разу не подпрыгнул ни на одном буераке, даже в колхозах и деревнях, не то что в более крупных населённых пунктах. Большой привет адской «автотрассе» Тогучин – Болотное. Кто знает, может, нас и специально возили по образцово-показательным сельским дорогам, но что-то я в этом сомневаюсь. Слишком уж много там их, «образцово-показательных».
Вместе с тем, в скором времени замечаешь, что в основном белорусская глубинка – это очень чистая, аккуратная, подкрашенная, подремонтированная бедность. Народ в селе и в маленьких посёлках живёт, мягко говоря, скромно: средняя зарплата вдвое меньше, чем в России, а стоимость, например, продуктов питания практически такая же. Хлеб, пожалуй, даже подороже будет. Но сами белорусы постоянно с гордостью говорят: у нас нет олигархов – но нет и нищеты.
Местная молодёжь бурчит об отсутствии перспектив, о том, что власть «щемит» малое предпринимательство, и зачастую мечтает уехать в Европу или в Москву. Россия вообще, как я заметил, воспринимается белорусской молодёжью как некий Дикий Запад – место, где деловой и активный человек имеет ослепительные перспективы. Лично общался с несколькими такими юными отроками с горящими глазами, которые уверяли меня: «Да-а, в России не то, что тут, в этом советском болоте: у вас бы я за два года поднялся!». Ну, насчёт «подняться» вопрос спорный, а насчёт «Дикого Запада» – вы даже не представляете, насколько вы правы, мои юные белорусские друзья.

******

Ну а теперь, собственно, о белорусском сельском хозяйстве. Оно советское во всех смыслах этого слова: никакого частного агробизнеса, жёсткое командно-административное управление, спускаемые сверху планы работы. В основе по-прежнему крупное коллективное производство – колхозы и совхозы. Их директора и председатели назначаются сверху и работают за зарплату, имея, разумеется, разные директорские бонусы. Есть и фермеры, но их совсем мало, и они производят всего один процент белорусской сельхозпродукции.
В прошлом году грянул гром: белорусский АПК резко покатился вниз и по финансам, и по производству. По мнению большинства экспертов, из-за крайне неэффективного, устаревшего управления отраслью. Президент ЛУКАШЕНКО, ужаснувшись провалу, пригрозил начать, наконец, приватизацию хозяйств. Но, видимо, снова раздумал: в свежем плане по реформированию белорусского АПК про частный агробизнес по-прежнему ни слова. Власти говорят лишь об «ужесточении ответственности за невыполнение показателей и заданий», поскольку «уговоры уже не помогают» (это недавнее заявление премьера Михаила МЯСНИКОВИЧА).

 

Тут надо сделать важное пояснение: для Беларуси сельское хозяйство – действительно приоритетный национальный проект. Экспорт продовольствия – один из немногих источников бесценной валюты при отсутствии нефти и газа. Кроме того, потеря продовольственной безопасности для маленькой страны без ресурсов – реально смерти подобно. Это мы тут у себя можем заполонять магазины финским маслом, плюя на своего крестьянина с высокой колокольни. Белорусы не могут. Просто не могут себе позволить.
Каждую посевную и уборочную государственная комиссия во главе с самим президентом облетает на вертолёте всю республику (благо, что страна маленькая, площадь Беларуси – 207 тысяч кв. км, немного больше Новосибирской области). Чиновники проверяют, как идут полевые работы, соблюдаются ли агротехнологии, какими семенами сеют, в каком состоянии техника. И каждый руководитель белорусского хозяйства знает, что в любой момент высочайшая проверка может буквально свалиться ему на голову. И «волшебник» в голубом вертолёте, если что не так, покажет такое «кино», что голова полетит в секунду. Поэтому, несмотря на все административные «чудеса», качество и культура производства в среднем аграрном секторе (если не брать суперпередовиков и откровенных «доходяг») в Беларуси всё-таки на порядок выше, чем в России.
Можно сколько угодно иронизировать над этими методами управления, но есть одно «но»: пока что белорусы кормят Россию молоком и мясом, а не наоборот.
Мы попросили наших сопровождающих отвезти нас не в передовые суперкомплексы, а в рядовые хозяйства. Едем в СПК «Кривск» – одно из крепких сельхозпредприятий Гомельской области, в 35 километрах от областного центра. 4 000 голов скота, 1,5 тысячи дойного, надои – 4 тысячи кг, коллектив – 150 человек. Сергей БАРАНОВ, главный инженер, водит нас по громадному машинному двору. Сибирские гости только языком цокают: техникой хозяйство «упаковано» на зависть. Новенькие комбайны «Гомсельмаш», мощные 30-е «Беларусы», бесчисленная почвообработка тоже местного производства, всего около 100 (!) единиц техники.
Отношение к технике, её эксплуатации и хранению у нас – в лучших советских традициях, – рассказывает Баранов. – Ремонт и сервис – как по часам, сколько бы это ни стоило. Хранение – только по ГОСТУ: полная разгрузка, герметизация пяти точек, ослабление ременных передач и т.д. За этим следят строго. Все колёса в обязательном порядке побелены, чтобы после хранения при выезде на улицу резина не трескалась на солнце.
Причина этого технического изобилия проста: несколько лет в Беларуси действовала госпрограмма обновления технического парка АПК – 5-летний беспроцентный лизинг без первого взноса, с ежегодными платежами равными долями. Любое держащееся на плаву хозяйство могло себе это позволить. Да и не держащееся – тоже, если честно: белорусским сельхозмашиностроителям надо было обеспечить дополнительный сбыт.
В красном уголке нас встречает руководитель хозяйства Александр ПОДОЛЯЧИН:
В 2013 году колхоз получил 13 миллиардов белорусских рублей прибыли, рентабельность –30 процентов. В общем, умудряемся пока работать, несмотря на то, что растёт горючка, удобрения, энергоресурсы.

 

Да-да, тот самый диспаритет цен, всё как у нас. Кстати, никаких льгот на ГСМ у белорусских аграриев отродясь не было – покупают солярку по рыночной цене, доллар за литр.
А дальше начинаются сплошные различия. Раз в год правительство спускает белорусским переработчикам – молзаводам, мясокомбинатам, хлебозаводам – рекомендованные закупочные цены на сельхозпродукцию. И не приведи господь эти рекомендации не выполнить и снизить цену хотя бы на копейку. Говоря по-русски, власть директивно устанавливает твёрдые закупочные цены на сезон. И каждый белорусский председатель колхоза, приступая к работе весной, может чётко планировать работу хозяйства, зная, что фактически всё его зерно, молоко и мясо уже куплено по заранее объявленным ценам.
По словам председателя, в прошлом году закупочные цены в Гомельской области были следующие: в переводе на российские рубли пшеница 3-го класса стоила 9 тысяч за тонну, молоко – от 16 до 18 рублей за литр, говядина – в районе 72 рублей. Есть ещё и небольшой госзаказ в резервный фонд: около 1000 тонн зерна, тут цены пониже. «Жить можно!», – улыбаясь, комментирует Подолячин.
Культура земледелия в колхозе безупречная. И дело не только в лукашенковском вертолёте в небе, просто и сам председатель – дельный и грамотный человек. Хозяйство работает по безотвальной технологии, на которую Подолячин не нарадуется: «Колоссальная экономия горючки, техники, людей! Главное – уничтожать многолетние сорняки». Активно используются органические удобрения, («органика» вообще в приоритете во всей Беларуси из-за крайне скудных почв). Минеральных удобрений в СПК «Кривск» вносят минимум 92 кг на гектар, максимум – 280. Результат – в прошлом году урожайность пшеницы была 44 ц/га, а в позапрошлом – 77 центнеров.
Ещё активно занимаемся озимым рапсом, клевером и люцерной, – продолжает председатель.Это даёт возможность заготавливать дешёвые корма. За год ротации гектар клевера даёт 60 килограммов азота – это прекрасный предшественник зерновых. Немного сбалансировать органикой – и милое дело.
«Ну а вы-то как живёте у себя в Сибири, мужики?» – интересуется наш белорусский коллега. И пошёл разговор «за жизнь». И вновь выяснилось, как похожи беды и проблемы у российского и белорусского села. Народ бежит, отдалённые села умирают (особенно те, что ближе к Чернобыльской зоне), а работать в сельском хозяйстве остаются всего 5% выпускников белорусских аграрных вузов. Дефицит кадров ощущается и в «Кривске»: не хватает и доярок, и механизаторов. Притом что зарплата в колхозе отнюдь не худшая: до 1000 долларов у доярок, около 500 долларов у механизаторов. Тех, кто дружит с «зелёным змием», тоже хватает, куда ж без этого.
Народ другой пошёл. Хочет с 9 до 5 отработать и – домой. Это мы с вами остались, старшее поколение, энтузиасты! Сегодня народ, приезжающий из города, вообще не адаптируется на земле. Теряем село, – сетует белорусский председатель.
Ну а с господдержкой, с господдержкой-то – как у вас в Беларуси? – задаю, наконец, вопрос, который с самого начала встречи висит в воздухе.
По словам Александра Павловича, две базовых меры господдержки помогли белорусскому селу серьёзно преобразиться: во-первых, это жилищная программа. Семь последних лет власти выделяли льготные 5-процентные кредиты сроком на 40 лет под строительство жилья в сельской местности. Один только СПК «Кривск» построил по этой программе 60 благоустроенных домов, с газом, канализацией, ванной. И вообще, огромные деньги Беларусь вкладывает в сельские дороги, агрогородки, социальные объекты. Удержать людей на селе – ключевая задача.
Во-вторых – отлично сработала уже упомянутая программа лизинга сельхозтехники. Она позволила полностью обновить технический парк даже самым захудалым сельхозпредприятиям. Что касается кредитов, то дефицитные льготные займы белорусским крестьянам дают под 10%, а обычно – под 26%.
Александр Павлович – убеждённый противник личного подсобного хозяйства:
Это же анахронизм – держать скот у себя дома! Молоко и в магазине можно купить. Ну ради чего, скажите, доярка, напахавшись на работе, должна приходить домой и пахать уже дома?! Она же человек, а не машина. Кроме того, вы же понимаете, что меньше коров на частном подворье – значит, меньше воровства на фермах.
«А вот вы, сибиряки, через 3-5 лет какое будущее для себя видите?» – спрашивает нас белорусский коллега. Через паузу выдавливаем: «...да полная неизвестность!». Наш собеседник даже немного смутился от такой реакции: «Да вы что, мужики! Не падайте духом! Главное – не падайте духом!».
А затем от белорусского руководителя прозвучал вопрос, окончательно вогнавший нас в ступор: «Скажите, мне вот очень интересно, а в России у директоров совхозов какая средняя зарплата?». И тут мы поняли, что мы с ним не просто из разных стран, а из разных вселенных...

 

******
Буквально шёпотом один из белорусских знакомых рассказал о трагикомической эпопее с подсолнечником. Два года назад белорусские власти спустили в хозяйства очередную директиву: сеять больше подсолнечника. Дескать, пора Беларуси достичь самообеспеченности подсолнечным маслом. То, что этой культуре на большей части страны попросту не хватает светового дня, и она толком не вызревает, авторов инициативы нисколько не волновало. Напахались, перематерились, собрали по 10 центнеров, пожгли множество сушилок, а ценник оказался ещё ниже, чем на кукурузу – в общем, сплошные убытки. Сейчас, вроде бы, власти успокоились, народ вздохнул облегчённо – и ждёт следующей инициативы.
******
Въезжаем в Могилёвскую область – роскошный лесной край. СПК «Береснёвский» – не совсем обычное сельскохозяйственное предприятие. Оно – подшефное. Дело в том, что в 2004 году по личному распоряжению президента Александра Лукашенко крупные белорусские промышленные предприятия взяли к себе на баланс самые отстающие хозяйства. Горожане помогают колхозникам и техникой, и людьми, и финансами (хорошая идея, кстати, которую при должном административном ресурсе можно реализовать и у нас в России).
Лежащий на боку «Береснёвский» достался знаменитому предприятию «Бобруйскагромаш» – одному из крупнейших в СНГ производителей техники и оборудования для сельхозпроизводства. Так что колхоз ныне существует немного на особом положении, прежде всего, по части технического обеспечения, с которым проблем нет. Ремонтный процесс проходит на высочайшем уровне, да и дефицит специалистов завод компенсирует по необходимости за счёт прикомандированных с завода.
Чудесный, колоритнейший, весёлый председатель Пётр Ильич УСАТЫЙ встречает нас на кормовом дворе, где протянулись длинные белые полимерные рукава – в них хранится сенаж. Это довольно популярная в Беларуси технология хранения кормов: при правильной закладке и качественной закваске силос прекрасно хранится в рукаве даже в сильный мороз.
Вдалеке высится эверест органики с ближайших ферм. Бобруйские навозоразбрасыватели трудятся у подшефных без устали – «а иначе здешняя земля не родит!». Кстати, сеют в «Береснёвском» только семена первой репродукции, второй – строжайше запрещено.
А коровок мы кормим правильно! Знаете же, как говорят: хорошо кормишь – и чистить не надо! – Пётр Ильич приглашает посмотреть новый животноводческий комплекс на 600 голов, построенный хозяйством на льготный кредит.

 

Свеженькая деревянная конструкция со дня на день ждёт своих обитателей. Рядом – современный доильный зал «параллель». По части модернизации «Береснёвский» теперь уже не отстаёт от ведущих хозяйств района. Как и всегда, как и везде в Беларуси – всё чисто, покрашено, побелено, заасфальтирована вся площадь животноводческого комплекса.
В коровнике спрашиваю у скотницы Ирины, какая зарплата: «Два миллиона – ничего, слава богу! (7 тысяч российских рублей – прим. ред.) А у доярок-то и до восьми миллионов доходит!».
«Береснёвский» – отнюдь не обуза на плечах промышленного гиганта: за прошлый год заводское хозяйство заработало 600 миллионов белорусских рублей прибыли – это около 60 тысяч долларов. «Нормально, потихоньку идём вперёд, выправляемся! Зато счёт у меня «чистый», со всеми кредитами расплатился!», – неугомонный председатель уже ведёт нас посмотреть на телячий детсад. Из остатков брезента, используемого при производстве покрытий для заводской продукции, колхозники делают домики для телят собственной конструкции. «Да куда же вы собрались-то, сейчас на машинный двор пойдём!» – беспокоится Петр Ильич.
Извини, председатель, некогда. Спасибо тебе и удачи!
******
По дороге в Минск делимся впечатлениями. «Как дома побывал!», – эти слова мне произнёс, пожалуй, каждый участник нашей поездки. Да, Беларусь, этот оазис спокойствия, стабильности и предсказуемости, действительно рождает это чувство: я – дома! Дома – это там, где спокойные приветливые люди и нет этой нашей вечной вздрюченности и страха за завтрашний день. Где не болит голова о том, куда и за сколько продавать то, что вырастил. Где не надо ежедневно принимать тяжёлых решений и отвечать за себя и других, потому что всё уже решили за тебя, и не бросят тебя загибаться одного, если вдруг станет плохо. Дома – это там, где чисто и хорошо. Где не ослепляет тебя огнями и богатством, но нет и хамства, и унижения от сильных. Белорусы действительно строят, как умеют, жизнь, где нет «быдла» и «господ», а есть братья и сёстры. Получится ли у них – кто знает. Хотелось бы, чтобы получилось.
А в аэропорту, как по команде, у всех затренькали телефоны: деловые партнёры, покупатели, кредиторы – бизнес не ждёт, «бабки горят», исполнительные директора донимают, «головняки» наступают...
Мы вернулись.

Павел БЕРЕЗИН

 

 

 

Журнал ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ©

Все права защищены. Перепечатка или использование информации разрешаются только с письменного согласия главного редактора журнала ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Нарушение авторских прав будет преследоваться по закону