Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

ПОДПИСАТЬСЯ НА ЖУРНАЛ

СУДЬБА СИБИРСКОГО ЛЬНА

Наши контакты:

 

г. Новосибирск, ул. Немировича-Данченко, 104, офис 230. Тел.: (383) 335-61-41 (факс)

 

+7 913-900-05-75 (директор)

 

+7 913-941-72-79 (главный редактор Павел Березин).

 

Реклама:

 

+7 913-013-27-52 (Светлана)

 

+7 913-201-41-50 (Наталья) 

 

 E-mail: predsedatel@ngs.ru; predsedatel.agro@ya.ru

 

По вопросам подписки и рассылки обращаться по телефону:

  +7 913-013-27-52 (Светлана)

и по электронной почте: 

predsedatel.agro@ya.ru

 

   МОЛОКО  «УКРУПНИЛОСЬ»                  ГОСПОДДЕРЖКА ПО-НОВОМУ            СУБСИДИИ: ЧЕЙ КУСОК БОЛЬШЕ  

 

Олег ПОДОЙМА: «Я боец, который не начинает, а заканчивает бой»

Говорят, и внешне и характером он очень похож на своего отца, замечательного представителя советской плеяды руководителей областного АПК. Говорят, что он никогда не повышает голос на подчинённых. Говорят, за его дружелюбным, спокойным и даже флегматичным нравом скрывается жёсткий бизнесмен. Говорят, что он никогда не отказывает в просьбах о помощи, и широкая публика не знает и половины его благотворительной деятельности.

 

 

 

Что из этого правда, а что нет, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ решил узнать непосредственно у самого без пяти минут юбиляра. С одним из самых известных и авторитетных аграриев Новосибирской области мы вспомнили интересные моменты его жизни, почти сорок лет связанной с агропромом, и поговорили о других праздничных – и не очень праздничных вещах.

 

*****

Олег Николаевич, про вашего знаменитого отца, директора Кудряшовского комбикормового завода, один аграрий старшего поколения сказал: «Сейчас бы человек пять таких людей, как Николай Александрович, и не было бы в нашей области проблем с сельским хозяйством». Какой след отец оставил в вашей жизни?

Отец, собственно, и сформировал меня как человека, профессионала, предпринимателя. Двадцать лет уже его нет, но и сегодня встречаю людей, знавших его, и все они вспоминают его с теплотой. У отца была удивительная способность достигать своих целей, отстаивать свою позицию, сохраняя при этом добрые отношения с людьми. К каждым человеком, от рабочего до партийного босса, он общался легко и свободно, без гонора и заискивания. И одновременно это был блестящий организатор, везде ставивший высочайшую планку производственной культуры и дисциплины.

 

Ведь сначала родители жили в Ордынском, где я и родился, затем переехали в Евсино, где отец возглавлял ХПП, затем был Краснозёрский район – там он несколько лет руководил Зубковским элеватором. Потом перебрались поближе к Новосибирску, в Ояш, и, наконец, в Криводановку, где отец стал директором Кудряшовского комбикормового завода. И каждое из предприятий под руководством отца становилось образцовым производством.

С ним было очень интересно: у нас дома часто собирались коллеги отца, директора предприятий, глава Новосибирского сельского района Анатолий Григорьевич ЧАСТИКИН – ещё один прекрасный руководитель старшего поколения, друг нашей семьи. И пацаном я слушал их разговоры о делах и о жизни за столом и в курилке, впитывая каждое слово. Это всё были успешные состоявшиеся люди, многое сделавшие в жизни. Вообще я много позже осознал, как это важно и ценно – в начале жизненного пути общаться с успешными людьми.

Какие принципы, правила руководителя вы переняли от отца?

Ну, вот вам характерный случай: сын Максим вспоминает, как однажды ходил с дедом по заводу. Заходят они в один из отделов, а там сотрудник сидит за столом и... спит! Николай Александрович посмотрел – и ничего не сказал, не стал будить нерадивого работника, улыбнулся внуку, приложил палец к губам: «Тсс!», развернулся и пошёл. А мог бы сразу показать, кто тут «хозяин», разбудить, устроить разнос за грубое нарушение дисциплины. Нет, крепкий хозяйственник – это не тот, кто кричит, кроет матом и бьёт кулаком по столу. Крепкий хозяйственник проявляется совсем в другом – в выдержке, в дипломатии. Это первый отцовский принцип, который я уяснил.

А второй принцип – это компетентность, доскональное знание своего дела. Всё моё детство на столе у отца лежали толстые тетрадки с хозяйственными планами, расчётами себестоимости продукции, финансовыми показателями, техническими параметрами оборудования. Он отлично знал «кухню» не только своего предприятия, но и смежных отраслей: зернопроизводства, животноводства. Вот, пожалуй, два этих правила – выдержка и компетентность – я стараюсь соблюдать в своей работе.

 

А кто сегодня для вас является примером, ориентиром в работе и в жизни?

Конечно же, Юрий Фёдорович БУГАКОВ. Общение с этим человеком – это бесценный опыт, это постоянная «подзарядка» его потрясающей жизненной энергией, его знаниями, идеями. Каждый наш с ним даже телефонный разговор – это сорок минут минимум. Вот уже почти десять лет мы с ним вместе работаем в аграрном комитете Законодательного собрания НСО, и все эти годы я не устаю удивляться, насколько активно отстаивает Бугаков интересы АПК, насколько грамотно и взвешенно он подходит к решению сложнейших сельских проблем.

Но больше всего меня поражает в председателе «Ирмени» вот что: казалось бы, 82 года, статус живой легенды российского АПК – можно уже заниматься исключительно «общим руководством», стратегическими вопросами, не вникая глубоко в работу отдельных подразделений хозяйства, отдельных специалистов, но нет – любой, даже самый мелкий, вопрос производства всегда находится у Юрия Фёдоровича под личным контролем, работа каждого подразделения известна ему до мелочей, и все оперативные вопросы, касающиеся ежедневной работы предприятия, по-прежнему замыкаются на нём. Вообще, такое чувство, что он лично знает каждую корову на своём комплексе. Вот почему «Ирмень» – это «Ирмень». Вот это постоянный пример для меня, как нужно работать.

 

Начало: «свободное плавание» в лихих 90-х

Сегодня птицефабрика «Октябрьская» – признанный лидер не только сибирского, но и российского птицеводства, мощный многопрофильный аграрный холдинг. А с чего вы начинали тогда, двадцать лет назад?

С деревянных колод, на которых вручную топорами били птицу, и с чанов с кипятком, в которых ошпаривали тушки. Буквально вот так. Друг недавно вспоминал, что когда однажды в те времена пришёл ко мне за курицей, чуть в обморок не упал от увиденного.

Здесь, на Выборной, была одна из производственных площадок племптицесовхоза «Барышевский» – пять корпусов птицы, а я тогда уже был управляющим этого филиала. В середине 90-х «Барышевский», как и большинство советских птицеводческих предприятий, пришёл в упадок и стал загибаться. А тут ещё тогдашний директор предприятия, видимо, почувствовал во мне сильного конкурента и стал меня откровенно выживать. Предложил уволиться «по собственному». Но я упёрся и сказал: «Нет, мы будем работать самостоятельно». Коллектив отделения (а тогда все работники совхоза были акционерами) меня поддержал. И вот в феврале 1997-го года проходит собрание акционеров совхоза с единственным пунктом повестки: «Реорганизация АО «Племптицесовхоз «Барышевский» путём выделения Октябрьского отделения в отдельную хозяйственную структуру». Так и появилась птицефабрика «Октябрьская».

И вот мы остались в диком рынке с восьмьюдесятью работниками и пятью корпусами птицы. Никакой инфраструктуры – племенного производства, убойных площадок – не было, всё это находилось на барышевской площадке. Мало того, все долги предприятия при реорганизации были поделены пополам. Так что руководство совхоза не сомневалось, что через полгода мы разоримся и исчезнем. Но всё случилось ровно наоборот.

У вас сразу было понимание, что из того, что вам досталось, можно сделать современный доходный бизнес?

Да не было никакого «понимания», о чём вы?! Кто тогда что понимал? Просто выживали: день прожили – хорошо. Была семья, которую нужно было содержать, был коллектив, который мне поверил и за который я нёс ответственность. Но тогда проявилась одна моя важная черта характера: чем больше на меня давишь, тем я сильнее становлюсь. Как пружина: больше давление – больше сопротивление. Это я только с виду такой «расслабленный» и «инертный» (улыбается). Ввязываешься в борьбу, и появляется злость и желание доказать, что я могу стать самостоятельной «боевой единицей». Я – боец, но я не тот, кто начинает бой. Я тот, кто его заканчивает в свою пользу. Вот так и борюсь уже двадцать лет...

Потихоньку организовали кое-какой сбыт продукции, набрали кредитов, начали реконструкцию помещений, обновление оборудования. Кстати, в этот момент помог отец: у Барышевского совхоза был большой долг перед комбикормовым заводом, и отец через арбитраж сделал отсрочку этого долга.

Только-только вздохнули, в 1999-м новое «веселье»: попытка рейдерского захвата. Всё по-взрослому: с обысками, уголовными делами. Мы оказались очень лакомым куском для некоторых, скажем так, структур. Отбившись, мы стали собирать в единую компанию все производственные площадки бывшего Барышевского совхоза, к тому времени прекратившего существование. Тоже с большими «приключениями». В общем, чего только не было в те времена – роман можно писать, триллер с элементами трагикомедии... И я считаю, что всё в итоге вышло по справедливости. Профессионализм и деловая порядочность всегда рано или поздно побеждает демагогию и различные «комбинации». Постоянно в этом убеждаюсь.

Насколько сложно дался переход на новые современные технологии птицеводства?

Да, технологии были отсталые: 20-25 грамм суточного привеса, сохранность 80 процентов, конверсия корма 3,5 кг на кило живого веса. Помните же, что продавалось в наших магазинах в 80-90-е: «синие» куры, а затем – «ножки Буша».

Тут ключевым человеком стала супруга Ирина. Она до этого десять лет работала в институте микробиологии в Кольцово, и уже тогда была высококлассным биологом-экспериментатором. И перейдя в птицеводство, изучая мировой опыт, она за эти годы стала одним из лучших специалистов в этой сфере в России. Ирина была главным организатором внедрения новых технологий выращивания птицы, племенной работы, ветеринарии, кормления. В 2010 году она запустила программу по внедрению на птицефабрике «Ново-Барышевская» эко-технологии выращивания птицы без кормовых антибиотиков. Этот международный тренд мы подхватили одними из первых в России, и в итоге получили уникальное конкурентное преимущество. Самые авторитетные исследования регулярно подтверждают, что в нашей продукции нет ни солей тяжёлых металлов, ни антибиотиков, ни кокцидиостатиков.

Большой подмогой также стали постоянные консультации зарубежных специалистов. Когда фабрика перешла на французский кросс Хаббард F-15, поставщики генетики организовали регулярное обучение наших работников. Коллектив у нас был молодой, жадный до знаний, и ребята сразу учились по новым стандартам, на ходу. Заместители директора по производству Антон САВЕЛЬЕВ и Вячеслав БУРАУ, главный ветврач Надежда ХОДОРЦОВА, главный технолог перерабатывающего производства Анастасия КУХАРЁНОК, другие специалисты – все они пришли сюда буквально с институтской скамьи. И стали настоящей элитой современного отечественного птицеводства.

Но эти эко-технологии, видимо, серьёзно увеличили себестоимость вашей продукции? И тем не менее вы сознательно пошли на это. Почему?

Потому что сегодня вы в магазинах Новосибирска легко найдёте цыплят и яйцо двух десятков птицефабрик, от Белгорода до соседних сибирских регионов. Конкуренция на рынке жёсткая, и чтобы в ней победить, быть востребованным, нужно предлагать потребителю высокое качество. Кроме того, актуальная сегодня тема аграрного экспорта также требует качества и экологичности продукции. Стандартный накачанный антибиотиками бройлер зарубежным покупателям не нужен – у них своего такого добра выше крыши. И я напомню, что мы по итогам 2018 года стали третьими в России по объёмам экспорта товарного яйца. Например, наши монгольские партнёры берут товарное яйцо именно у нас. Едут мимо Иркутска, Красноярска, Кузбасса, где также есть птицеводство – едут в Кольцово, на птицефабрику «Ново-Барышевскую».

Несколько месяцев назад одна компания, занимающаяся поставками продуктов в администрацию Президента, обратилась в Росптицесоюз с просьбой порекомендовать российскую птицефабрику, выпускающую продукцию высокого элитного качества. И Росптицесоюз порекомендовал им именно птицефабрику «Октябрьская». Такая оценка нашей работы со стороны профессионального объединения отечественных птицеводов дорогого стоит. Это показатель уровня, которого мы достигли.

И потом, я обязательно должен гордиться тем, что я делаю. Это вопрос самоуважения, понимаете? «Химичить», «оптимизировать» технологию – я от этого спать спокойно не смогу. И я сам, и вся моя семья постоянно едим свою продукцию. 

 

«Село не умрёт, но изменится»

Вы считаете себя сельским человеком, много лет работаете на сельских территориях не только как бизнесмен, но и как депутат областного Заксобрания. Как вам кажется, от чего будет в ближайшее время зависеть судьба сибирского села?

Думаю, многое будет зависеть от способности региональной власти, депутатского корпуса, аграрного актива нивелировать социальные последствия технологической трансформации АПК и принимать грамотные решения по развитию территорий. Изменения идут быстро, требования к эффективности сельхозпредприятий всё выше, и мы видим, как беспощадно жизнь обходится с теми, кто не успевает за изменениями, работает неэффективно. Ситуация в молочном животноводстве области – яркий тому пример. Если нет продуктивности, новых технологий, если низкое качество и ветеринарная безопасность продукции, нет квалифицированных кадров – всё, хозяйство не выдерживает конкуренции. Резкое снижение поголовья в старых хозяйствах – объективный процесс, нужно смотреть правде в глаза. И все эти панические крики и стенания, мол, всё разваливается, просто несерьёзны.

Возглавляемый вами аграрный комитет областного парламента – в чём вы видите его основную миссию сегодня?

А вот как раз в реагировании на изменения, происходящие в отрасли, в борьбе за каждую лишнюю бюджетную копейку, выделяемую на АПК, на социальное развитие сельской глубинки. В поиске и поддержке активных людей, готовых начать и развивать в своём селе своё дело. Их на самом деле немного, этих людей, – но они есть. Сегодня, я считаю, в комитете собрались действительно профессиональные депутаты-аграрии, искренне болеющие за село. Мы спорим, дискутируем по многим вопросам, но есть общее понимание того, насколько важно сохранить людей на сельских территориях. Потому что когда люди в селе остаются без работы, без дороги и коммунальных условий, без школы и медпункта, без перспектив достойной жизни, наивно ожидать от них «современного мышления», правда?

А как же пресловутый «сельский менталитет» местных жителей, на который мы так любим порой ссылаться, оправдывая неудачи и провалы некоторых бизнес-проектов на селе?

По моему мнению, это отговорки непрофессионалов. Все мы меняемся в зависимости от условий, в которые попадаем. Меняются и сельские жители, когда им создаёшь нормальные условия для жизни и работы. Я это наблюдаю в хозяйствах нашего холдинга постоянно: спустя десять лет после того, как я впервые занялся сельскохозяйственными проектами, люди в наших хозяйствах изменились радикально. Хотя поначалу столкнулся со всеми «сельскими радостями», с которыми сталкивается любой аграрный инвестор: и пьянство, и низкая дисциплина, и воровство. Но когда человек работает на современной технике за достойную зарплату, имеет комфортные условия работы, его сознание постепенно меняется в сторону большей ответственности и за результат работы, и за свою жизнь. Создай условия – будет тебе дисциплина, будет интерес к работе, другое отношение людей и к своему делу, и к тебе как к руководителю. Бытие определяет сознание.

 

Олег Николаевич, вы и ваша семья известны и в Новосибирске, и в области своей масштабной благотворительной деятельностью. Пытался посчитать все социальные, культурные, спортивные проекты в городе и области, которые вы поддерживаете, и сбился со счёта. Почему эта работа так важна для вас?

Почему?.. Даже не знаю, никогда не думал об этом. Я считаю, что если тебе Бог дал возможность, нужно помогать тем, кому в жизни не так повезло, вот и всё. Я не понимаю, как можно отказать. Каждый мой депутатский приём – это череда людских судеб, проблем, тяжёлых ситуаций, в которые попадают люди. Есть возможность – помогай, всё, точка. А ещё очень важно помогать тем, кто создаёт что-то важное, интересное для других людей в сфере культуры, спорта, здоровья, социальной жизни, и не рассчитывает на барыши, а рассчитывает только на то, что жизнь вокруг станет немного легче, комфортнее, человечнее. Таких замечательных людей очень много встречается на моём пути, и я горжусь тем, что могу им помочь. Пока будут силы – буду всё это сохранять.

Недавно едем в машине с Ириной и с внуком, он сидит на заднем сиденье, слушает наши разговоры, споры о делах, работе, текущих проблемах предприятия. Слушал-слушал, и тут неожиданно выдаёт нам: «Дедушка, бабушка, вы знаете что: вы уж, пожалуйста, сохраните всё это, пока я не вырасту!» Значит, интересно ему, значит, будет продолжать наше дело, и я очень счастлив от этого. В общем, на ближайшие двадцать лет новая задача мне поставлена, буду выполнять (смеётся).

Павел БЕРЕЗИН

Фото: Александр ОВЧИННИКОВ; семейный архив О.Н. Подоймы

 

 

Журнал ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ©

Все права защищены. Перепечатка или использование информации разрешаются только с письменного согласия главного редактора журнала ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Нарушение авторских прав будет преследоваться по закону

Яндекс.Метрика