Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

КАКОЙ ДОЛЖНА БЫТЬ СИБИРСКАЯ КОРОВА?

СУДЬБА СИБИРСКОГО ЛЬНА

Наши контакты:

г. Новосибирск, ул. Немировича-Данченко, 104, офис 230

Тел.: (383) 335-61-41 (факс), +7 913-900-05-75 (директор),

+7 913-941-72-79 (главный редактор Павел Березин)

Реклама:

+7 913-201-66-53 (Оксана),

+7 913-201-41-50 (Наталья),

+7 913-201-42-84 (Светлана)

E-mail: predsedatel@ngs.ru

По вопросам подписки и рассылки обращаться по телефону:

+7 913-201-66-53 (Оксана)

   ЗЕРНОВОЙ РЫНОК СИБИРИ: СИТУАЦИЯ          ПАВЕЛ БЕРЕЗИН О КАТАСТРОФЕ С ЗЕРНОМ               АЧС: К ВАМ ПРИШЛИ - ЧТО ДЕЛАТЬ?       

 

эТалонная система?


   Одни называют продовольственную помощь населению и социальное питание эффективным способом господдержки сельского хозяйства, другие – лучшим способом наплодить в стране армию бездельников и иждивенцев. Продовольственные талоны и питание для малоимущих – распространённый способ бюджетного «разогрева» сельскохозяйственного рынка во многих странах мира. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ изучил плюсы и минусы этой системы – а также перспективы такой формы поддержки АПК на наших российских просторах.

   Пионером системы льготных талонов на продукты для населения и абсолютным лидером по вложениям в эту сферу бюджетных денег являются США. Знаменитая программа food stamp (сегодня она носит название SNAP – «программа дополнительной продовольственной помощи») курируется американским минсельхозом и выполняет две основные функции: дополнительного сбыта для продукции местных сельхозпроизводителей и обеспечения небогатых американцев продовольствием.

   Первые фудстэмпы появились в США в 1939 году: американские фермеры оправились от Великой Депрессии и стали резко наращивать объёмы производства сельхозпродукции. Однако сбыту мешал крайне низкий спрос на продукты питания: миллионы американцев в городах всё ещё жили впроголодь, будучи не в состоянии купить себе еду по текущим ценам. Всерьёз замаячил призрак перепроизводства продовольствия и коллапса на сельскохозяйственном рынке.

   Авторство «талонной» программы приписывают помощнику по сельскому хозяйству президента РУЗВЕЛЬТА Генри УОЛЛЕСУ. Он говорил: «То, что мы видим, напоминает глубокое ущелье, на одной стороне которого находятся горы продовольствия, произведённого фермерами, а на другой стороне – недоедающее городское население без гроша в кармане. Мы же нашли способ построить мост через разделяющую их пропасть». В итоге уже в 1943 году продукты по льготным талонам покупало 4 миллиона человек. 

   Крупными программами продовольственной помощи, реализуемыми Минсельхозом США, являются детское питание (CNP), включающее программы школьных обедов (NSLP), завтраков (NSBP), и дополнительное питание детей, беременных и кормящих женщин (WIC).

   Кроме того, в США действуют тысячи региональных программ льготной покупки продовольствия, оплачиваемых властями отдельных штатов и благотворительными обществами. Например, действует специальная программа льготной покупки еды пожилыми людьми в глубинке, в том числе и в индейских резервациях. Фермеры могут реализовывать там продукты питания на фермерских рынках, получая компенсации от государства.

 

 

Бедный – значит сытый!

«Мы сделаем так, что эти черно...ые будут голосовать за демократов в течение ближайших 200 лет», – президент США Линдон ДЖОНСОН о программах льготной продовольственной помощи населению

   Сегодня продовольственными карточками фудстэмп пользуются 47 миллионов американцев – это более 15% населения США. Ежегодно американскому минсельхозу из бюджета страны на программу выделяется до 80 миллиардов долларов, именно продовольственная помощь населению составляет львиную долю аграрного бюджета США, а не «поддержка фермеров».

   Сама система проста как три копейки: обладатель заветного талона покупает в магазине продукты со скидкой, а бюджет затем компенсирует магазину разницу между настоящей и льготной ценой. Естественно, фудстэмпы – это давно уже не бумажные талончики, а именные электронные карточки, производящиеся, кстати, почему-то в Индии. В среднем денежный лимит на одного льготного покупателя продуктов составляет 135 долларов в месяц, для семьи из трёх человек – 490 долларов.

   На фудстэмп можно купить по сниженным ценам все основные продукты питания: хлеб и крупы, фрукты и овощи, мясо, рыбу, яйца, молоко и молочные продукты. Также допускается приобретение семян для своего приусадебного огорода. Нельзя купить по талонам алкоголь, сигареты, корм для домашних животных, а также непродовольственные товары. Забавное правило: на день рождения по талону фудстэмп можно купить себе торт, но доля несъедобных украшений в его стоимости не должна превышать 50%.

   Участниками программы SNAPявляются, кстати, не только американские супермаркеты, но и многочисленные фермерские рынки (в большинстве своём эти рынки принадлежат фермерским кооперативам) – там также можно отоварить талон, приобретя по льготной цене свежие продукты из фермерских хозяйств. По данным на апрель 2014 года, сельхозпродукцию по льготным талонам можно купить на 2 698 зарегистрированных фермерских рынках по всей Америке, как в городах, так и в глубинке.

   Получатели государственных продовольственных талонов food stamp – все основные неблагополучные категории населения и люди с низкими доходами: безработные, инвалиды, матери-одиночки, дети-сироты и дети из неполных семей, пенсионеры на маленькой государственной пенсии и т.д. Продуктовую помощь могут получать и некоторые категории иностранцев: политические беженцы или, например, вьетнамцы, активно помогавшие американским солдатам во время вьетнамской войны.

   Что касается расовой и национальной принадлежности, то, вопреки стереотипам, большинство получателей продовольственных талонов в США – отнюдь не негры из гарлемов, а белое население. А после кризиса 2008 года армия «официальных бедняков» продолжает разрастаться: власти и общественники забили тревогу, когда за талонами фудстэмп начали массово приходить... преподаватели американских школ и колледжей! Оказывается, у многих из них месячный доход всего на 30% превышает прожиточный минимум, а значит, они тоже имеют полное право на льготные продукты.

     Министерство сельского хозяйства США для пропаганды талонов SNAP среди латиноамериканцев даже подготовило радиосериал в 10-ти частях и предложило его для трансляции радиостанциям, обслуживающим аудиторию «латиносов». В сериале действуют несколько персонажей, которые поначалу не желают получать фудстэмпы, но под давлением обстоятельств и уговоров один за другим сдаются и подчиняются необходимости. Главный упор делался на то, чтобы доказать слушателям: пользоваться талонами не стыдно, это их право, они это «заслужили» ("You deserve it!"). Передача шла по радио четыре года, пока, наконец, о её существовании не прослышала широкая общественность, и минсельхоз снял её с проката.  

 

Помощь фермерам – откорм бездельников?

   Разумеется, с момента своего основания программа продуктовых талонов подвергается резкой критике со стороны обеспеченных американцев, приверженцев «традиционных американских ценностей». По мнению консерваторов, льготное питание позволяет многим молодым здоровым людям вообще не работать, а сидеть на шее у государства, то бишь, у налогоплательщиков. Ещё полвека назад принимать общественную помощь в США считалось верхом позора – гражданин, ежели он претендует на гордое звание человека, должен был обеспечивать себя сам, стоять на своих ногах. Сегодня многомиллионная армия «профессиональных» иждивенцев, которые не видят ничего унизительного в государственных пособиях – обычная часть американского пейзажа. И немалую роль в этом неприглядном явлении сыграли, по мнению противников программы, именно продовольственные талоны.

   Вот свежий репортаж телеканала FOX: по пляжу в Калифорнии болтается 29-летний оболтус, мнящий себя музыкантом. Он никогда нигде не работал и не собирается, целыми днями бренчит на гитаре, флиртует с девушками, но имеет свою карточку фудстэмп, на которую государство ежемесячно перечисляет 200 долларов. Он идёт в магазин, где выбирает себе свежего омара. «Житуха! Спасибо налогоплательщикам!», – издевательски приговаривает «обездоленный» в телекамеру.

   Кроме того, как и любая масштабная социальная программа, SNAP стала полем деятельности многочисленных мошенников. Индустрия махинаций с продуктовыми талонами, по некоторым оценкам, имеет миллиардные обороты. Самой распространённой схемой является обналичивание талона: льготник продаёт, к примеру, четырёхсотдолларовый талон хозяину магазина за двести баксов, а торговец, в свою очередь, получает бюджетную компенсацию за все четыреста. И все довольны. Поймать за руку таких хитрецов очень сложно, несмотря на все усилия полиции.

   А вот в Нью-Йорке в прошлом году была раскрыта шайка выходцев из Доминиканской республики, которая переправляла полученную по талонам еду в бочках на родной экзотический остров, где уже их родня сбывала продукты на чёрном рынке.

   Но, несмотря на протесты, несмотря на большую криминализацию этой сферы, продуктовые талоны в США живут и процветают вот уже много десятилетий, потому что, по мнению властей, экономические и политические преимущества перевешивают все крики о падении нравов. По оценкам Минсельхоза США, каждый доллар продовольственной помощи генерирует до 1,8 долл. в экономической деятельности. Каждый миллиард долларов по программе SNAP позволяет создавать или поддерживать в целом 18 тысяч рабочих мест, включая 3 тысячи рабочих мест в сельском хозяйстве, формируя стабильный спрос на продукцию сельхозпроизводителей.

   Но главное – адресная продовольственная помощь позволяет «покупать» лояльность широких народных масс на выборах и сглаживать социальные противоречия. Если богатые слои населения хотят спокойно отдыхать в своих пригородных усадьбах и респектабельных районах, не опасаясь погромов и революций – пусть раскошеливаются на талоны для тех, кому в жизни не так повезло. Всё просто, эффективно и цинично – это Америка, сынок. Поэтому американский минсельхоз трудится круглые сутки, осваивая бюджетные миллиарды и «подсаживая» на талоны всё больше и больше жителей страны.

 

И вашим, и нашим

   Чего больше в программах льготных продуктовых талонов – заботы о фермерах или о населении – рассуждать можно бесконечно. Видимо, и того и другого – поровну. Льготное питание для неимущих даёт действительно комплексный эффект: политический, экономический, социальный. Вторая страна после США, успешно реализующая программы внутренней продовольственной помощи – это Бразилия. С 2003 года там действует знаменитая на весь мир программа «Нулевой голод» (Fome Zero). Это действительно комплексный проект, в отличие от штатовского, направленный в равной степени и на развитие фермерства, и на решение проблемы недоедания у населения.

   Программа включает в себя целый ряд мер господдержки, призванных стимулировать собственное сельхозпроизводство и заодно накормить миллионы бразильских бедняков (по данным статистики, в этой стране до четверти населения по-прежнему живёт на один доллар в день). Это и создание чрезвычайных запасов продовольствия, и открытие по всей стране субсидируемых столовых для малоимущих, и общенациональная «Программа закупки продовольствия, произведённого семейными фермерскими хозяйствами». Принятый закон позволил бразильским фермерам продавать свою продукцию напрямую государственным закупочным органам без участия в тендерах и по ценам, близким к рыночным, а в особых ситуациях – получая аванс на проведение посевной, что стимулировало развитие хозяйств.По этой схеме государством приобретаются рис, бобы, мука, кукуруза, молоко, пшеница и т.д.

   Эксперты отмечают, что эта программа позволила не только поддержать производство для собственного потребления и создать для фермеров возможности реализовать избытки своей продукции по рыночным ценам, но и повысить закупочные цены. Упоминаются случаи, когда простого объявления о государственных закупках той или иной сельхозпродукции для бразильской бедноты было достаточно для повышения закупочных цен на эту продукцию в целом регионе. В результате доходы фермерских хозяйств Бразилии выросли за период с 2003 по 2009 годы на 33%.



Россия: конь не валялся

   Итак, можем ли мы в России воспользоваться этим опытом? А главное как вовлечь отечественное сельское хозяйство в этот важный и очень доходный процесс?

   Пока идея внутренних продовольственных программ, мягко говоря, не в приоритете у наших аграрных властей, по инерции реализующих традиционные меры господдержки села. Впрочем, ещё в 2013 году чиновники Минсельхоза РФ представили на суд общественности Концепцию социального питания России, где ссылаются на американский и бразильский опыт и высказывают пожелания в духе «вот бы и у нас бы что-то подобное сделать». Предусмотрен даже запуск неких «пилотных проектов» по апробации этих механизмов в Ульяновской и Омской областях.

   В концепции отмечается, что потенциальное число потребителей социального питания в России составляет 32,5 млн человек. Адресной продовольственной поддержкой может быть охвачено ещё до 15 млн малоимущих граждан. Ёмкость рынка социального питания и продовольственной помощи составляет в России 640 и 150 миллиардов рублей в год соответственно. «При грамотной организации эта потребность может сформировать стабильный долгосрочный спрос на продукцию отечественного АПК», – говорится в документе.

   В действительности государство сегодня уже тратит огромные бюджетные деньги на питание в школах, детсадах, больницах, других муниципальных учреждениях – примерно 150 миллиардов рублей в год – это почти полтора аграрного бюджета России. Но проблема в том, что к селу и к поддержке российского сельхозпроизводителя эти деньги сегодня не имеют ни малейшего отношения.

   По словам одного из разработчиков концепции социального питания, вице-президента Института отраслевого питания Сергея МАСЛОВА, тому есть несколько причин.

 – Во-первых, ещё во времена СССР организации, отвечающие за общественное питание, никак не были связаны с сельским хозяйством, – говорит Маслов. – Ведомственно они принадлежали к управлениям торговли. И такая практика сохранилась и сегодня: в областных правительствах, в мэриях есть отделы общественного питания при департаментах торговли, но не при минсельхозах.

   Во-вторых, сама идеология государственных закупок и социального питания не направлена на работу с местным сельским хозяйством. Как под копирку устраиваются аукционы, на которых побеждает тот, кто предложил за свою продукцию минимальную цену. А минимальная цена – это импорт, за редким исключением. Такая практика глубоко порочна.

   Социальное питание должно быть направлено на поставки именно от местных сельхозпроизводителей. Его продукты будут дороже – но это не плохо, а хорошо! Потому что всегда можно отследить, что это за продукт, кем и как он производится, каково его качество. Даже с этой точки зрения бОльшая цена за местные продукты уже обоснована. А если ещё вспомнить, что поставки от местных производителей – это зарплата сельчанам, это развитие АПК, это налоги в казну, то вывод очевиден: даже если поставки местной сельхозпродукции будут на 30% дороже импорта, это всё равно выгодно для страны даже чисто экономически.

   Сергей Маслов приводит пример Якутии, где сейчас местные власти пытаются организовать поставки продуктов для школ и больниц силами местных хозяйств и перерабатывающих производств. Кооперативное объединение хозяйств одного из районов построило логистический центр и налаживает цепочки поставок продуктов для городских учреждений.

Мы подсчитали: если этот кооператив получит госзаказ на обслуживание всего 50 школ города Якутска, то он сможет стабильно сбывать туда половину своей продукции – молочной, мясной, хлебобулочной. А денежные обороты этого сельхозкооператива тогда увеличатся в полтора раза! Этот рынок необъятен и практически не занят.

   А пока в якутских школах, как и по всей стране, дети пьют завозное порошковое молоко длительного хранения. Потому что оно дешевле на те самые 15–20%.

   По мнению нашего собеседника, аграрии пока ещё не умеют грамотно пользоваться существующими законами. К примеру, мало кто знает, что обруганный тысячу раз 94-й закон о госзакупках позволяет для школьного питания устраивать не аукционы, а конкурсы. И предъявлять поставщикам уже не «минимальную цену», а нормальные требования по качеству еды, по экологичности, натуральности и пр. То есть, это будет не просто общепит, которому на самом деле глубоко наплевать на сельское хозяйство, а цивилизованное современное питание, дающее здоровье юным горожанам – и доходы жителям села.

  – Нам следует принять совершенно новый подход к этой сфере, который принят во всём цивилизованном мире: торговать не продуктами – а услугой! – считает Сергей Маслов. –И подсчитывать не то, сколько стоит, допустим, брикет мяса, поставляемого для муниципального учреждения, а сколько стоит качественное питание для детей, больных, пенсионеров и т.д. И тогда выясняется, что в конкретной тарелке стоимость самого дорогого продукта – говядины – в среднем составляет процентов 5–7. И если стоимость мяса вырастет на 30%, то стоимость всей тарелки вырастет на 2–3%. Так не лучше ли власти потратить эти деньги на то, чтобы питание было своё, а не импортное? Но таких задач сейчас у чиновников нет, их попросту никто им не ставит.

   Как поведал нам эксперт, лёд всё-таки тронулся: в данный момент работает межведомственная комиссия по разработке федеральной программы социального питания и созданию специального ведомства, возглавляемая самим Геннадием ОНИЩЕНКО, ныне помощником премьер-министра. Понятно, что на первом этапе продвижения отечественных аграриев на рынок муниципальных закупок будет жёсткая борьба за рынок сбыта. Но при должном усердии – и при высоком государственном покровительстве – она, эта борьба, обязательно увенчается успехом. Дорогу осилит идущий, если кто-нибудь в нашей аграрной отрасли ещё собирается куда-то идти.

Павел БЕРЕЗИН



 

 

Журнал ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ©

Все права защищены. Перепечатка или использование информации разрешаются только с письменного согласия главного редактора журнала ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Нарушение авторских прав будет преследоваться по закону