Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

КАКОЙ ДОЛЖНА БЫТЬ СИБИРСКАЯ КОРОВА?

СУДЬБА СИБИРСКОГО ЛЬНА

Наши контакты:

г. Новосибирск, ул. Немировича-Данченко, 104, офис 230

Тел.: (383) 335-61-41 (факс), +7 913-900-05-75 (директор),

+7 913-941-72-79 (главный редактор Павел Березин)

Реклама:

+7 913-201-66-53 (Оксана),

+7 913-201-41-50 (Наталья),

+7 913-201-42-84 (Светлана)

E-mail: predsedatel@ngs.ru

По вопросам подписки и рассылки обращаться по телефону:

+7 913-201-66-53 (Оксана)

   ЗЕРНОВОЙ РЫНОК СИБИРИ: СИТУАЦИЯ          ПАВЕЛ БЕРЕЗИН О КАТАСТРОФЕ С ЗЕРНОМ               АЧС: К ВАМ ПРИШЛИ - ЧТО ДЕЛАТЬ?       

 

«Зачем поддерживать то, что и так растёт?!»
Оправдана ли такая позиция властей по отношению к сельскому хозяйству? Почему рост господдержки АПК в России в восемь раз отстает от роста сельхозпроизводства?
Об этом – статья Давида ЭПШТЕЙНА, доктора экономических наук, главного научного сотрудника Северо-Западного НИИ экономики и организации сельского хозяйства (Санкт-Петербург). Впервые она была представлена в виде доклада на Никоновских чтениях в Москве, 7-8 октября с.г.
«Если обратиться не к абсолютным цифрам, характеризующим величину господдержки сельского хозяйства (и рыболовства), а к их динамике и относительным величинам, то возникают некоторые закономерности, в определённой степени противоречащие декларациям правительства о всемерной поддержке отечественного сельского хозяйства. Проанализировав расходы бюджета на АПК, можно установить следующие закономерности.
При росте продукции сельского хозяйства в 2014 г. по отношению к 1999 г. на 62,2%:
1) расходы на поддержку сельского хозяйства по отношению к ВВП сократились с 2000 г. по 2014 г. с 0,75% до 0,44% ВВП;
2) при росте консолидированного бюджета по отношению к ВВП с 26,8% до 38,7% расходы на поддержку сельского хозяйства по отношению к доходной части бюджета (федерального и регионов в сумме) сократились с 2,62% до 1,17%;
3) если в 2000 г. федеральный бюджет составлял по отношению к бюджету регионов 106,2%, то в 2014 году эта величина составляла уже 169,6%, т.е., федеральный бюджет аккумулирует всё большую часть доходов страныпри том, что для нормального экономического развития регионов в мирное время требуется противоположная тенденция;
4) при этом расходы федерального бюджета на поддержку сельского хозяйства по отношению к доходной части бюджета увеличились лишь с 1,18% в 2000 г. до 1,21% в 2014 г. (при существенных колебаниях этой величины) на фоне опережающего роста федерального бюджета, хотя именно сельское хозяйство было одним из локомотивов роста экономики до и после кризиса 2007-2009 гг.;
5) расходы бюджета регионов на поддержку сельского хозяйства по отношению к доходам регионов сократились с 3,94% до 1,54% на фоне существенного роста региональных бюджетов;
6) в 2014 г. доля федерального бюджета в расходах на поддержку сельского хозяйства сократилась до 57%;
7) в последние годы господдержка сельского хозяйства имела некоторую тенденцию снижения даже в абсолютных цифрах в 2010–2012 гг. по отношению к 2009 г., а также в 2014 г. по отношению к 2013 г., хотя 2014 г. явился годом экономических санкций против России и провозглашением политики импортозамещения;
8) если пересчитать бюджетную поддержку сельского хозяйства в постоянные цены 2000 г., пользуясь ежегодным индексом цен промышленного производства (так как поддержка расходуется преимущественно на приобретение средств производства), то она выросла лишь с 37,04 млрд руб. до 40,06 млрд. руб. в 2014 г., т.е., лишь на 8,2%, при том, что объём сельхозпроизводства вырос, как уже сказано, на 62,2%; рост сельхозпроизводства почти в 8 раз обгоняет рост расходов на его поддержку;
9) рост сельскохозяйственного производства происходил на фоне не только неблагоприятных внешнеторговых условий (стагнация курса доллара, ведущая к постоянному удешевлению импортной продукции, вступление в ВТО и принятие обязательств по ограничению и сокращению связанной господдержки, санкции), но и продолжающегося роста диспаритета цен; цены на сельскохозяйственную продукцию в 2014 г. выросли по отношению к ценам 1999 г. в 5,7 раза, а цены на приобретаемую аграриями промышленную продукцию и услуги – в 7,8 раза;
10) Имеет место опережающий рост продукции сельхозорганизаций (она выросла в 2 раза к уровню 1999 г.) и фермерских хозяйств (рост в 7,1 раза).
Таким образом, мы наблюдаем, с одной стороны, явно выраженную тенденцию относительного и нередко абсолютного уменьшения государственной бюджетной поддержки сельского хозяйства на фоне роста возможностей бюджета, а, с другой стороны, достаточно успешные показатели валового роста сельскохозяйственной продукции.
Тем самым сельскохозяйственные производители вновь, как практически и весь период ХХ века, косвенно помогают другим отраслям народного хозяйства, способствуя высвобождению средств бюджета. Но правильна ли такая аграрная политика, которая сокращает средства поддержки успешно растущего сектора экономики?!
На первый взгляд, она может быть признана правильной: если сектор сельского хозяйства успешно растёт на фоне относительно снижающейся господдержки, зачем же её относительно увеличивать?! Но это лишь на первый взгляд.
Для правильного понимания ситуации необходимо принять во внимание следующие обстоятельства:
  • рост сельхозпроизводства в основном носил восстановительный характер после практически десятилетнего тяжелейшего периода сокращения (до 48% в 1998 г. к уровню 1990 г.);
  • хотя рост с 2000 г. основан в существенной степени на новых технологиях и связан с высокими темпами роста производительности труда в сельхозпредприятиях (4-5% в год), технологический уровень остаётся всё ещё низким, существенно более низким, чем в развитых странах;
  • продолжается сокращение техники и энергетических мощностей в сельском хозяйстве. Так, нагрузка на один трактор выросла к 2013 г. в 2 раза по сравнению с 2000 г. (274 га пашни против 135 га/трактор). Похожая картина имеет место с зерноуборочными комбайнами, при этом на 100 га посевной площади приходится 201 л.с. против 329 л.с. в 2000 г.;
  • уровень производства в 2014 г., за исключением зерна, семян подсолнечника и мяса птицы, заметно ниже уровня 1990 г., темпы роста товарной части сельскохозяйственного производства примерно на треть ниже, чем валового производства, они не отвечали темпам роста доходов населения, поэтому импорт продовольствия и сельскохозяйственного сырья вырос с 7,3 млрд $ в 2000 г. до 43,2 млрд $ в 2013 г., т.е. почти в 6 раз, это на порядок превосходит темпы роста отечественного производства;
  • уровень рентабельности сельскохозяйственных предприятий по прибыли до налогообложения без субсидий за 2010–2014 гг. составил минус 1%, а с субсидиями лишь 11%, что недостаточно для успешного использования и погашения кредитов, для высоких темпов инвестирования в совершенствование технологий.
Если учесть, что существующий уровень господдержки создаёт рентабельность сельхозпредприятий на уровне 10-11%, то для достижения рентабельности 20% необходимо, как минимум, удвоение величины поддержки. С учётом того, что курс доллара вырос почти в два раза по сравнению со средним уровнем в период 2000–2013 гг., для сохранения возможностей для предприятий осуществлять инвестиционные проекты, номинированные в долларах, также необходимо увеличить господдержку примерно в два раза.
Внешнеполитические санкции против России и ответные меры делают исключительно актуальными требования импортозамещения и опережающего роста отечественной товарной продукцией. В совокупности эти обстоятельства однозначно свидетельствуют, на наш взгляд, об ошибочности политики относительного сокращения государственной поддержки сельского хозяйства.
Наши результаты анализа финансового состояния сельхозпредприятий Северо-запада РФ по данным 2009–2012 гг. показали, что при рентабельности порядка 20% и выше предприятия получают возможность осуществлять расширенное воспроизводство и успешно увеличивать величину основных средств и чистых активов
Отдельный вопрос – по каким направлениям, на какие программы должны расходоваться эти средства? Часть из них необходимо направить на субсидирование приобретения отечественной техники, чтобы обеспечить возможности её производства в размерах, способствующих росту конкурентоспособности и качества. Существенная часть должна пойти на поддержку малых форм хозяйствования.
В целом, основные направления государственной поддержки достаточно квалифицированно отражены в Госпрограмме развития сельского хозяйства до 2020 года. Но важно, чтобы конкретные суммы были увеличены сообразно существенному изменению общеэкономической и стратегической ситуации, произошедшему в 2013–2014 годах».
  • расходы на поддержку сельского хозяйства по отношению к ВВП сократились с 2000 г. по 2014 г. с 0,75% до 0,44% ВВП
  • расходы бюджета регионов на поддержку сельского хозяйства по отношению к доходам регионов сократились с 3,94% до 1,54%
  • если пересчитать бюджетную поддержку сельского хозяйства в постоянные цены 2000 г., то получится, что за 14 лет она выросла лишь на 8,2%

 

 

Журнал ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ©

Все права защищены. Перепечатка или использование информации разрешаются только с письменного согласия главного редактора журнала ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Нарушение авторских прав будет преследоваться по закону