Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

ИТОГИ ГОДА ПО ВЕРСИИ ЖУРНАЛА ПРЕДСЕДАТЕЛЬ

ПОДПИСАТЬСЯ НА ЖУРНАЛ

СУДЬБА СИБИРСКОГО ЛЬНА

Наши контакты:

г. Новосибирск, ул. Немировича-Данченко, 104, офис 230

Тел.: (383) 335-61-41 (факс), +7 913-900-05-75 (директор),

+7 913-941-72-79 (главный редактор Павел Березин)

Реклама:

+7 913-201-66-53 (Оксана),

+7 913-201-41-50 (Наталья),

+7 913-201-42-84 (Светлана)

E-mail: predsedatel@ngs.ru

По вопросам подписки и рассылки обращаться по телефону:

+7 913-201-66-53 (Оксана)

ОЛЬГА УСКОВА О РОБОТАХ В АПК                      КОЛОСС НА ЗЕРНОВЫХ НОГАХ: ЗА И ПРОТИВ                    НАЛОГИ В 2019: НДС ИЛИ ЕСХН

художник Якуб РОЗАЛЬСКИЙ

Колосс на зерновых ногах: нужен ли он сельскому хозяйству Сибири?

Планы по увеличению производства и экспорта сибирской сельхозпродукции чиновники связывают с объединением крупнейших местных зерноторговцев и переработчиков в крупную межрегиональную зерновую корпорацию, которая бы взяла под крыло большую часть зернового рынка Сибири. Но поможет ли сибирский зерновой гигант вывести АПК Сибири из состояния многолетнего застоя и повысит ли доходы рядового агрария – вопрос открытый.

Вот уже несколько месяцев в Новосибирске раз в три недели собираются крупные сибирские зернотрейдеры и мукомолы, эксперты, учёные, представители власти. Они ведут бурные дискуссии и набрасывают предложения и идеи по дальнейшей судьбе зерновой отрасли Западной Сибири. Эта специальная рабочая группа создана при Исполкоме межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение» по поручению полпреда президента в СФО Сергея МЕНЯЙЛО. К маю следующего года должен родиться итоговый документ: Программа развития зернового рынка Сибири, в котором детально будут расписаны предлагаемые меры по развитию отрасли и экспортного потенциала региона.

Поговаривают, что полпреду поручил разобраться в сибирских зерновых перипетиях не кто-нибудь, а сам его непосредственный шеф. Так что, возможно, что эта будущая «записка в ЦК» станет основой важных и судьбоносных для сибирских аграриев решений Москвы.

Главная задача, прописанная в новых «майских указах» президента – удвоить к 2024 году экспорт сельхозпродукции с нынешних 20 до 45 миллиардов долларов. Соответственно эта же задача «экспортного удвоения» поставлена и для каждого российского региона. Однако для сибирских аграриев вопрос стабильного вывоза зерна стал сверхактуальным уже давно. Из-за разрушения животноводства, падения поголовья скота экспорт зерновых почти каждый год становится фактором не просто развития, а элементарного выживания местной аграрной отрасли. Прошлогодний коллапс – яркий тому пример.

В свою очередь основные проблемы, с которыми десятилетиями живёт и выживает сельское хозяйство Сибири, общеизвестны и озвучены на всех уровнях сотни раз. Это и пресловутый логистический тупик, из-за которого сибиряки вечно находятся на обочине аграрной рыночной жизни, и неразвитая транспортная инфраструктура, разрушенное элеваторное хозяйство, невозможность резкого увеличения внутреннего спроса на сельхозпродукцию из-за малолюдности сибирских территорий и т.д. и т.п.

И вот недавно вышеупомянутый «мозговой центр» выступил с инициативой создания совершенно нового инструмента для развития сибирского зернового хозяйства, прорыва на международные рынки и как следствие обеспечения стабильного сбыта основного продукта сибирских аграриев.

Речь идёт о межрегиональном консорциуме, общесибирской зерновой экспортной компании, которая бы объединила крупнейших сибирских производителей, зерноторговцев и переработчиков в единую кооперационную структуру, формировала и поставляла бы за рубеж крупные экспортные партии зерна, развивала бы транспортную и перевалочную инфраструктуру – и общалась бы с зарубежными покупателями сибирского зерна на высоком межгосударственном уровне.

Впервые эту идею публично озвучил губернатор Омской области, председатель Экспертно-консультационного совета по сельскому хозяйству МАСС Александр БУРКОВ, выступая 7 ноября на совместном совещании глав регионов и представителей Минсельхоза России в Новосибирске:

Только через крупного рыночного игрока можно вести переговоры с такими партнёрами как, например, COFCO в Китае и другими структурами в странах Азии, и решать у нас в Сибири государственные стратегические задачи: стабилизации цен на зерно, формирования заказа по конкретным агрокультурам для мелких и средних товаропроизводителей через фьючерсные контракты, – отметил Бурков.

Замминистра сельского хозяйства России Джамбулат ХАТУОВ тут же поддержал идею:

Правильная инициатива полпредства! В округе должна быть создана компания, которая будет заниматься экспортом, объединяющая интересы всех регионов [Сибирского федерального округа].

По мнению чиновника, такая компания может быть создана в виде некой саморегулируемой организации самих аграриев. Что он подразумевает под этим словосочетанием, Хатуов не уточнил.

Собравшиеся в зале сибирские губернаторы и региональные сельхозминистры встретили эти слова вежливым молчанием, но однозначно против идеи «сибирского COFCO» никто так не выступил.

Эта громкая инициатива будет воплощаться в жизнь довольно спешно: согласно принятым на совещании решениям, до 27 декабря следует подготовить учредительные и организационные документы будущей суперкомпании, а уже до 30 января следующего года провести учредительное собрание консорциума. Значит, принципиальное решение уже принято, и по крайней мере на бумаге эта «всесибирская зерновая корпорация» будет создана. Попытка не пытка.

Если попробовать собрать основные за и против, касающиеся этого проекта, который, вполне возможно, серьёзно перекроит сибирскую зерновую отрасль, то окажется, что доводы как с той, так и с другой стороны весьма убедительные.

 

ЗА: координация вместо конкуренции

Итак, то, что выходить на сегодняшний мировой зерновой рынок куда эффективнее единым экспортным игроком с крупными миллионными партиями продукции, не вызывает сомнений. Большинство участников рабочей группы постоянно подчёркивают, что покупатели (особенно из Юго-Восточной Азии) очень умело пользуются разобщённостью сибирских поставщиков, и «опускают» их по цене.

Китайцы, конечно, большие «молодцы» в этом плане, – комментирует гендиректор «Новосибирской продовольственной корпорации» Александр ТЕПЛЯКОВ. – От мелкой суетливой тяжёлой работы, от малых объёмов экспорта, от нескончаемых мелких вопросов и препятствий, которые ставит покупатель, возникает оскомина, усталость. Из Новосибирской области в нынешнем сезоне мы, местные трейдеры, вывезли все вместе чуть более 200 тысяч тонн зерна и масличных, – а наработались так, будто вывезли 20 миллионов тонн. И так каждый год. Это подтвердит вам каждый зерноторговец-экспортёр, работающий в Сибири.

Кроме того, конкурируют между собой за выход на экспортные рынки и сами регионы Сибири. В каждой области, в каждом крае чиновники пишут свои отдельные ведомственные «программы развития экспорта сельхозпродукции», создаются свои отдельные госструктуры по этой теме – «региональные центры развития экспорта», «экспортные платформы», «торговые дома», филиалы федерального Российского экспортного центра и т.д. Координация и взаимодействие между этими ведомствами отсутствует полностью – у каждого своя поляна и зона ответственности. С учётом микроскопических по мировым меркам объёмов поставок сельхозпродукции из Сибири ситуация действительно абсурдная. Сибирь должна торговать на мировом рынке единым кулаком, а не растопыренными пальцами в виде мелких, часто случайных отгрузок местных трейдеров.

И бесконечные призывы из Москвы – «Объединяйтесь-общайтесь-консолидируйтесь!» – тут бессмысленны. Объединяться можно лишь на конкретной площадке, базе, которая была бы рыночно, денежно заинтересована в таком объединении ресурсов, продукции, наработок в прорубании экспортных окон, квалифицированных кадров в этой сфере. Так что альтернативы межрегиональной зерновой суперкомпании в этом вопросе, похоже, действительно нет.

Далее, этот будущий консорциум смог бы, наконец, решить одну из основных проблем сегодняшнего зернового хозяйства Сибири: проблему информации.

Отсутствие правдивых, корректных сведений о том, сколько и какого зерна производят сибирские аграрии, куда это зерно поставляется; отсутствие точных балансов по регионам является вечным препятствием для планирования развития нашего зернового рынка. Заниматься этой работой на постоянной основе сегодня по большому счёту некому. Руководитель СибНИИЗХИМ Иван ШАРКОВ, член рабочей группы МАСС, рассказал, что ему и его коллегам стоило больших трудов собрать в сибирских региональных минсельхозах информацию по реальному местному зерновому балансу текущего года. Доходило до того, что чиновники просто отписывались: «У нас в ведомстве нет штатной единицы для подобной работы!» И правда, отчётность в порядке, абсурдная «продовольственная безопасность региона» обеспечена – какие ещё могут быть вопросы?

Яркий пример состояния официальной информационной зерновой картины привёл директор НПК Александр Тепляков. Осенью 2017 – зимой 2018 года из кулундинских районов Новосибирской области и Алтайского края было вывезено в Казахстан порядка 600 тысяч тонн зерна: 200 тысяч тонн из НСО и 400 тысяч с Алтая. Естественно, довольно большая часть этого зерна ушла соседям по, деликатно выражаясь, «серым» схемам. Но на таможне эти перемещения зерна не фиксировались, потому как у нас единое экономическое пространство, и это зерно, которое давным-давно уже съедено где-нибудь в Афганистане в виде лепёшек из казахской муки, по-прежнему официально существует в региональных зерновых балансах.

Мало того, нужная аграриям информация отсутствует и по ту сторону границы, в странах, куда власти планируют направить предполагаемые бескрайние зерновые потоки. Трейдеры, участники рабочей группы, постоянно подчёркивают, что они на осваиваемых зарубежных рынках фактически работают вслепую. Мы свою «интимную» информацию раскрываем нараспашку, а наши зарубежные партнёры – нет.

Сегодня сотни китайских коммивояжёров разъезжают по сибирской глубинке, скупая нашу продукцию. А почему? Да потому что при подписании два года назад российско-китайских протоколов о возможных поставках зерна и масличных в КНР мы, как готовая на всё женщина, раскрыли нашим китайским коллегам про себя всё: фамилии, имена, отчества, хозяйства, объёмы производства, высеваемые культуры, фитосанитарное состояние полей, – возмущается Александр Тепляков. – Даже электронную почту и телефоны любезно сообщили. Но с китайской стороны такой информации нет! У нас нет даже реестра китайских компаний-импортёров, не говоря уже о контактах.

 

Также по-прежнему крайне слабо работают и российские зарубежные торгпредства. Именно они должны ежедневно снабжать экспортёров подробнейшими сведениями о рыночной конъюнктуре, внутренних ценах, активных игроках рынка, потреблении, административных и рыночных нюансах торговли в данной стране. Но ничего этого нет. И, например, если бы сибирские аграрии и трейдеры были в курсе, что Манчжурия – основной покупатель сибирского рапса – в нынешнем году сама произвела 270 тысяч тонн этой культуры вместо прошлогодних 50-ти, то и планы, и ориентиры сбыта у сибиряков были бы совсем другими.

В общем, езжай туда – не знаю куда, продавай то – не знаю что – так пока выглядят объявленные властями амбициозные планы по увеличению экспорта сельхозпродукции из Сибири. И если государство в этом вопросе демонстрирует беспомощность, то вопрос информационного обеспечения своей экспортной работы должен взять на себя сам бизнес – больше некому.

Теперь, собственно, о балансе и перспективах. За последние 30 лет ни урожайность, ни валовые сборы зерна в регионах Западной Сибири существенно не изменились: если смотреть в среднем за пятилетку, мы производим ежегодно 13-14 миллионов тонн зерна. Экспортный потенциал нашей территории редко превышает 2,5 миллиона тонн. Отрасль находится в очевидной стагнации, вызванной постоянно «прибитым» спросом и логистическими проблемами. Между тем, потенциал западно-сибирского растениеводства при современных эффективных технологиях земледелия – 30-35 миллионов тонн зерна в год. Но при отсутствии стабильного сбыта сегодня полную катастрофу отрасли может вызвать и 20-миллионный урожай. В структуре посевов долгие годы наблюдается большой «пшеничный» перекос, который в последнее время снижается, но крайне медленно из-за непредсказуемости закупочных цен на «нишевые» культуры.

Долгие годы аграрии мечтают о пресловутом «госзаказе» на производство, который бы им ежегодно выдавала власть, помогая формировать производственные и экономические планы. Но, наверное, пора уже признать, что никакого «госзаказа» сельчане от власти никогда не дождутся. «Заказ» на объёмы, культуры и качество зерна может сделать только рынок, в виде соответствующих крупных структур, состоящих из крупных игроков. Рыночное планирование – только оно может стать реальным мотиватором для аграриев Сибири резко увеличить объёмы выращиваемого зерна и улучшать его качество, развивать производство «серых» и «нишевых» культур, востребованных за рубежом. Кроме того, такие структуры уже смогут применять в своей работе с крестьянами фьючерсные, своповые механизмы расчётов и авансирования, а ещё – совсем по-другому общаться с РЖД и собственниками подвижного состава.

Бесконечные транспортные «приключения» сибирских экспортёров сельхозпродукции стали уже притчей во языцех: наш регион всегда последний на очереди по части подачи вагонов, провозная плата может внезапно повышаться в полтора раза буквально за день, составы с зерном «зависают» на станциях на долгие недели и месяцы и т.д. И никакие «оперативные штабы», создаваемые чиновниками, системно никаких вопросов решить не в состоянии. А значит, здесь вновь позитивную роль сыграет именно создание общесибирской структуры, с которой, может быть, и транспортные монополии, и операторы вагонного парка уже будут считаться по-настоящему. По крайней мере, считаться куда больше, чем с «оперативными штабами». «Большое общается с большим» – таков неумолимый закон бизнеса. Так что и тут – очередной «плюс» к идее создания «сибирской зерновой корпорации».

 

ПРОТИВ: большое не значит эффективное

Ну а далее начинаются сплошные «но». Вся вышенарисованная радужная картина может мгновенно рассыпаться в прах при столкновении с несколькими препятствиями. Прежде всего, это полное отсутствие приграничной перевалочной инфраструктуры на востоке России.

До сих пор не реализованы анонсированные мегапроекты по строительству на Дальнем Востоке и в Забайкалье перевалочных зерновых терминалов. А без них любая корпорация или консорциум превращаются в очередную фикцию: любые партии продукции всё равно упираются в «бутылочные горлышки» приграничных переходов. В этом, собственно, и состоит пресловутое логистическое проклятие Сибири: для нашего сельского хозяйства как ни для какого другого характерна чрезмерная роль инфраструктуры – потому что пока её просто нет.

Кстати, замминистра сельского хозяйства России Джамбулат Хатуов на вышеупомянутом новосибирском совещании произнёс любопытные слова, на которые мало кто обратил внимание:

Есть инициатива руководства страны, что инвестпроекты Дальневосточного и Сибирского перевалочного направления будут реализованы в 2022 году. И тогда, соответственно, объёмы роста производства зерна совпадут с ростом возможностей перевалочных мощностей, – заявил чиновник.

Почему объёмы зерна и возможности перевалочных мощностей должны будут совпасть, и кто это будет контролировать – ответ на эти вопросы, видимо, существует у замминистра Хатуова, но никто его не слышал. Главное другое: чиновник подтвердил, что государство эти проекты не бросило и намерено довести до конца. Но тогда, может быть, и создание «сибирского зернового консорциума» стоит перенести на то счастливое время, когда восточные экспортные ворота будут, наконец, построены? Тогда как раз всё «совпадёт». Кстати, РЖД с недавнего времени может давать компаниям-экспортёрам льготы до 10 лет в рамках ценового коридора, но только под гарантии стабильных ежегодных отгрузок. А эти стабильные отгрузки могут быть организованы лишь при наличии работающей приграничной перевалки. Круг замкнулся.

Также пока непонятно, как этот будущий консорциум будет организован внутри самого себя: публичное акционерное общество, партнёрство, комитет? А а главное, как он будет взаимодействовать с рядовыми сельхозпроизводителями.

У нас сложилась наивная уверенность, что если появится что-то большое, да ещё и под сенью государства, то все изменится и станет «красиво». Создание подобной структуры имеет смысл, только если эта компания силами своих участников обеспечит конкурентные условия и для крестьян, и для импортёров, – рассуждает вице-президент Зернового союза России Александр КОРБУТ. – Но не получится ли, что мы фактически получим ещё одного посредника под государственным прикрытием? Как всегда, есть сомнения в будущей эффективности этого «партнёрства» прежде всего для сельхозпроизводителей. Как и на каких условиях будет закупаться продукция у аграриев, как они будут участвовать в этом проекте – вот основной вопрос. Если условия будут выгодными – тогда всё в порядке. Если будет как всегда – ничто не поможет, сельчане просто не будут сотрудничать.

По словам Корбута, в этом плане было бы полезно посмотреть опыт Канады и США, где подобные объединения действуют не как рыночные единицы, а как некие добровольные партнёрства, «комитеты по содействию и продвижению продукции». Например, в США это Американский совет по зерну, объединяющий крупнейших производителей и экспортёров зерна, семян, агрохимии, биоэтанола и даже сельхозтехники. На этой площадке согласовываются основные решения по аграрной политике государства, анализируется рынок и планируются совместные глобальные действия по продвижению американского зерна на мировом рынке.

А вообще, в первую очередь нужно решать вопрос с тарифами на перевозки зерна из Сибири, то есть создать основное условие для развития сибирского экспорта зерна, полагает наш эксперт. В противном случае «сибирский зерновой тупик» всё равно сохранится, а экспорт будет зависеть только от постоянного занижения закупочных цен или от бюджетных транспортных субсидий, с трудом «выколачиваемых» у власти.

И, наконец, ещё один весьма любопытный момент. Он касается собственно производства зерна в Западной Сибири. Согласно данным, подготовленным экспертной группой СибНИИЗХим, прогноз баланса зерна в СФО на 2018-19 годы с учётом его экспорта и перераспределения между субъектами свидетельствует о примерном равновесии между производством (15,2 млн т) и расходованием (16,2 млн т). Объём производства зерновых в нынешнем сезоне будет на миллион тонн МЕНЬШЕ, чем потребление: аграрии и трейдеры будут реализовывать на рынке в том числе и прошлогодние запасы из «кубышек».

То есть очевидно, что на самом деле проблема реализации зерна в Сибири ОТСУТСТВУЕТ. Проблема – в перманентно низких закупочных ценах и, как следствие, «придушенном» финансовом положении хозяйств. И тот самый «экспортный зерновой потенциал Сибири», о котором мы так любим говорить, нам ещё только предстоит вырастить на полях. Сможет ли будущий «консорциум» мотивировать аграриев сделать это? И каким образом?

 

*****

Когда наши собеседники говорили про будущий «консорциум», было понятно, что каждый из них вкладывает в это слово свой смысл. Как будут объединяться сибирские экспортёры в единый «рыночный кулак», и будут ли, покажет следующий год.

По большому счёту всё сводится к одному-единственному вопросу: рассматривается ли Западная Сибирь властью в качестве перспективного сельскохозяйственного региона или нет. Или – или. От чёткого ответа на этот вопрос «пляшет» всё остальное: тарифы, цены, структуры, помощь торгпредств, развитие самого сибирского АПК и вывод его на новый уровень. Так что от позиции власти будет во многом зависеть успех будущего объединения, если таковое состоится.

Важно то, что лёд тронулся, и местные игроки рынка всерьёз задумались о консолидации усилий. Потому что все понимают, что мёдом и мороженым в качестве основных экспортных продуктов сибирский агропром точно сыт не будет. Не наш масштаб, не сибирский.

Павел БЕРЕЗИН

 

 

Журнал ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ©

Все права защищены. Перепечатка или использование информации разрешаются только с письменного согласия главного редактора журнала ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Нарушение авторских прав будет преследоваться по закону