Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Роботы в животноводстве: пришли, чтобы остаться. Как успеть за временем?

СУДЬБА СИБИРСКОГО ЛЬНА

Наши контакты:

г. Новосибирск, ул. Немировича-Данченко, 104, офис 230

Тел.: (383) 335-61-41 (факс), +7 913-900-05-75 (директор),

+7 913-941-72-79 (главный редактор Павел Березин)

Реклама:

+7 913-201-66-53 (Оксана),

+7 913-201-41-50 (Наталья),

+7 913-201-42-84 (Светлана)

E-mail: predsedatel@ngs.ru

По вопросам подписки и рассылки обращаться по телефону:

+7 913-201-66-53 (Оксана)

 ИЗМЕНЕНИЯ КЛИМАТА В СИБИРИ И АПК      ЧЕМ ОПАСНЫ «ЗАЕЗЖИЕ» КОНСУЛЬТАНТЫ         НАЛОГИ: КАКУЮ СИСТЕМУ ВЫБРАТЬ В 2019

Далеко не уедем

С нашим новосибирским зерном без модернизации и развития элеваторного хозяйства Новосибирской области

   Элеваторы и ХПП – важнейшие элементы экспортной инфраструктуры АПК региона – должны стать полноценными участниками программ поддержки агропромышленного комплекса. Иначе реализовать «Майский указ» президента России об увеличении объёмов экспорта сельхозпродукции будет практически невозможно, считает председатель Общественного совета Минсельхоза НСО, генеральный директор «Новосибирской продовольственной корпорации» Александр ТЕПЛЯКОВ.

   Двадцать первого августа в китайском Даляне прошло очередное заседание российско-китайской Подкомиссии по сельскому хозяйству в рамках подготовки регулярных встреч глав правительств России и Китая. В составе российской делегации, возглавляемой замминистра сельского хозяйства РФ Сергеем ЛЕВИНЫМ, в переговорах участвовали и.о. вице-губернатора Новосибирской области Станислав ТИШУРОВ и директор ООО «Новосибирская продовольственная корпорация», председатель Общественного совета МСХ НСО Александр ТЕПЛЯКОВ.

   Об основных итогах этой встречи, о перспективах экспорта сибирского зерна и ситуации с мощностями по хранению и подработке урожая в преддверии уборочной кампании Александр Александрович рассказал ПРЕДСЕДАТЕЛЮ.

 

«Созрели»: горячо в политике – горячо в экономике

   – Встреча в Даляне состоялась на уровне заместителей министров сельского хозяйства двух стран, с обеих сторон были крупные деятели российского и китайского агробизнеса, в частности, президент «Русагро» Вадим МОШКОВИЧ, гендиректор Маньчжурской экспортно-импортной компании ЧЖАН Вэнхуа . Обсуждали целый ряд важных вопросов, прежде всего, расширение двусторонней торговли и меры, предпринимаемые властями по развитию торговых контактов. Есть взаимное понимание того, что нужно убирать препятствия на пути экспорта российской сельхозпродукции в Китай – прежде всего, это квоты на импорт зерна, которые сдерживают поставки продукции растениеводства из Сибири. В рамках квоты, выделяемой властями Китая, ввоз зерна в страну облагается НДС по ставке 6%, а вне квоты с экспортёра уже взимается драконовская пошлина, которая может достигать 80%, делая поставки невыгодными, особенно с нашими российскими ж/д тарифами. Исключение – это рапс, на который квоты не действуют. Поэтому рапс отгружается из Сибири в Китай достаточно активно: в минувшем году экспортировано, по моим оценкам, около 100 тысяч тонн. Хорошо развиваются поставки сои: в прошлом году из Сибири восточному соседу поставлено 350 тысяч тонн, правда, Федеральная пограничная служба даёт другую цифру – 850 тысяч тонн. Видимо, это какие-то внутренние «пертурбации» статистики и подсчётов.

   А вот по зерновым мы, сибирские экспортёры, просто стреножены этими искусственными заградительными барьерами, и объёмы отгрузки по-прежнему минимальны, в рамках статпогрешности. При этом ещё один наш большой сосед – Казахстан – уже значительно опережает нас в сфере развития экспорта зерна в Китай. В прошлом году, например, в КНР было отправлено более 300 тысяч тонн казахстанского зерна. Участники рынка в кулуарах поговаривают, что часть этого зерна – из Сибири, а «казахстанское» оно только по бумагам.

   Прозвучавшие на встрече в Даляне заявления китайских сельхозчиновников и представителей государственной компании COFCO (основного импортёра сельхозпродукции КНР) внушают некоторый оптимизм. Наши китайские партнёры в целом поддержали российскую позицию по отмене квот и, что важно, развитию совместных аграрных проектов в сфере растениеводства и животноводства на территории как России, так и Китая.

Нас ждёт «китайское вторжение»

   Теперь о главном: какие выводы можно сделать по ситуации уже вне официальных и прочих «протокольных» встреч, в рамках прямого рабочего общения с китайской стороной?

   Первое. Наши китайские партнёры, наконец, окончательно поняли, что просто так Россия свою землю китайским сельхозбизнесменам не отдаст. Они осознали, что скупить «под корень» сельхозактивы, включая землю, как это обычно делают китайцы в других странах, не получится. На это осознание у них ушёл не один год, но это таки произошло. И теперь они в принципе согласны брать землю в России (и прежде всего в Сибири) в долгосрочную аренду в рамках совместных масштабных сельскохозяйственных проектов, входя в долю и инвестируя в производство, переработку и реализацию продукции.

   Пример такого успешного сотрудничества в агробизнесе – первое в Новосибирской области совместное российско-китайского сельхозпредприятие, созданное три года ООО «Новосибирская продовольственная корпорация» и бизнесменами из Манчжурии. В рамках этого проекта стоимостью 1 миллиард 200 миллионов рублей мы развиваем растениеводческое направление «НПК» на границе Болотнинского и Мошковского районов, обрабатываем брошенные земли, ежегодно прибавляя по 2 тысячи гектаров посевных площадей. Также в ближайших планах у нас реанимация Чебулинского свинокомплекса: сейчас совместно с китайскими партнёрами и ведущими свиноводами России мы разрабатываем бизнес-модель будущего производства, ищем экологически чистые технологии по производству органического мяса.

   В общем, китайские предприниматели «дозрели», почувствовали, что вести аграрный бизнес с Россией – и в России – выгодно, особенно в свете бушующей торговой войны между США и Китаем, весьма болезненно затронувшей сельское хозяйство Поднебесной.

   Второе. В ближайшие два-три года в Сибири следует ожидать уже настоящего «китайского вторжения» в аграрную отрасль. Китай перейдёт от слов к делу и начнёт активно инвестировать в аграрные проекты в сибирском растениеводстве и животноводстве. Это уже будут не привычные нам китайские «жучки»-трейдеры, разъезжающие по Сибири и скупающие небольшими партиями рапс для своих маленьких масляных заводиков. Это уже будут серьёзные структуры, серьёзные проекты и серьёзные деньги.

   И вот тогда-то начнёт решаться второй проклятый вопрос, тормозящий экспорт сельхозпродукции в Китай: инфраструктура. Дефицит пограничных перевалочных мощностей, портов, товаропроводящих железнодорожных узлов – основная причина того, что экспорт зерновых из Сибири в Китай зачастую напоминает «русскую рулетку». Вагоны с нашим зерном сегодня могут стоять в приграничных «пробках» до двух-трёх месяцев, экспортёры несут колоссальные убытки из-за сорванных контрактов. Разрекламированные проекты Забайкальского зернового терминала и портового комплекса «Зарубино» в Приморье пока остаются лишь на бумаге.

   Но в случае открытия китайского рынка для сибирского зерна и другой сельхозпродукции китайцы сами, за свой счёт быстро построят нужную инфраструктуру, способную принимать урожаи от Тюмени до Красноярска. Такую стратегию китайцы реализуют сегодня с Казахстаном: две эти страны активно строят необходимые объекты для экспорта казахстанского зерна, а корпорация COFCO создала казахстанскую дочернюю компанию «COFCOInternationalAstyk» и всего за год построила себе в Костанайской области новый современный ХПП ёмкостью 40 тысяч тонн.

   Ещё раз подчеркну: полагаю, мы на пороге больших перемен в судьбе сибирского аграрного экспортного потенциала, это вопрос двух-трёх ближайших лет. Готовность китайской стороны демонстрируется на самом высоком уровне. Но готовы ли мы реализовать свой экспортный потенциал?

 

Нынешние ХПП – препятствие к наращиванию экспорта

Сегодня из 2 миллиардов долларов годового экспорта Новосибирской области продукция АПК составляет всего 46 миллионов долларов – капля в море. Выполняя задачи, поставленные Президентом России в «Майских указах», новое областное руководство планирует через два года удвоить этот показатель. А к 2024 году, согласно разрабатываемой стратегии социально-экономического развития НСО «Сибирское лидерство», объём экспорта сельхозтоваров из региона должен составить 115,8 миллионов долларов.

   Среди мер по реализации этих амбициозных планов должна быть модернизация инфраструктуры по хранению и переработке продукции. В растениеводстве это, конечно, элеваторная отрасль.

   В своём нынешнем состоянии новосибирские элеваторы и ХПП могут лишь обеспечивать текущее положение дел, принимая от аграриев урожай, оказывая услуги по сушке и подработке зерна и масличных. Но элеваторному хозяйству необходимо технологическое обновление, лишь тогда оно сможет ответить на новые вызовы и задачи аграрного рынка.

   Все видят огромный разрыв между техническим уровнем сельхозпроизводства и уровнем мощностей по хранению и перевалке урожая: катаемся на «Джон Дирах», а убранное зерно гребём чуть ли не лопатами.

   Благодаря господдержке аграрии существенно обновили технический парк, применяют новые технологии в земледелии и навигации, новейшую агрохимию. А основная масса элеваторов, построенная в 50-е годы прошлого века, морально и физически устарела. Средств, которые мы получаем за услуги по приёмке и хранению зерна (в том числе интервенционного фонда), хватает лишь на текущий ремонт оборудования, на зарплату работникам, закупку топлива и т.д. Но не на развитие.

   Но современный аграрный рынок, особенно международный, предъявляет уже другие требования к хранению, переработке и перевалке продукции. Покупателям нужно не обезличенное зерно, а чёткие параметры качества каждой партии, которые обеспечивают современные фитосанитарные лаборатории, оборудование для фумигации, сушильные комплексы. Никакого «плюс-минус» зарубежный покупатель уже не признаёт. А, например, нормальное обустройство железнодорожных подъездных путей и тупиков позволит резко ускорить отгрузку продукции, формировать так называемые маршрутные составы, когда можно отправить сразу 50 вагонов продукции, что значительно снижает стоимость перевозки.

   В нынешнем году новосибирские аграрии вдвое увеличили посевы рапса – перспективной востребованной экспортной культуры: с 50 до почти 100 тысяч гектаров. Между тем, лишь четыре элеватора и ХПП в Новосибирской области готовы полноценно работать с рапсом. У остальных нет нужных сушильных и складских мощностей. Справимся ли мы с этим двукратным урожаем в случае «мокрой» осенней уборки? Большой вопрос. Реально только элеваторы могут предотвратить колоссальные потери урожая в масштабах региона в случае неблагоприятных погодных условий – аграрии и власти убеждались в этом уже неоднократно.

 

Включить элеваторную отрасль НСО в программы господдержки

    Основная причина проблем состоит в том, что элеваторная отрасль сегодня полностью выключена из программ господдержки сельского хозяйства. Её просто не существует в системе субсидий и компенсаций, руководители этих предприятий десятилетиями рассчитывают только на свои силы. Дескать, и так живут неплохо за счёт крестьянина.

   ООО «Новосибирская продовольственная корпорация» в прошлом и нынешнем году вложила серьёзные средства в модернизацию мощностей Здвинского ХПП – более 40 миллионов рублей. Результаты работы мы продемонстрировали губернатору области Андрею Александровичу ТРАВНИКОВУ и председателю областного Заксобрания Андрею Ивановичу ШИМКИВУ во время их визита в район. Это очень значимый для района проект. Мы сделали новый пункт приёма рапса, пять новых бункеров по 120 тонн хранения, новую сушилку на 30 тонн. Но нужно больше, значительно больше. Другие элеваторы области также стараются изо всех сил обновлять оборудование и склады, но ресурсов очевидно не хватает.

   При этом тарифы на услуги Здвинского ХПП мы не меняли уже три (!) года. А нефть для сушилок только за прошедший год подорожала более чем в полтора раза: с 18 тысяч до почти 30 тысяч рублей за тонну. И в этих условиях мы всегда идём навстречу аграриям, умеем договориться, предложить взаимовыгодные условия работы, умеем ждать и входить в положение. 

   10 августа на совещании аграрного актива области с участием Травникова мы представили наши предложения по поддержке и развитию элеваторной отрасли региона. Если говорить кратко, то необходимо включение элеваторов и ХПП в систему государственной поддержки. Нашим предприятиям должны быть доступны льготные 6,5% инвестиционные кредиты на приобретение оборудования, в том числе и в лизинг. А в идеале – включение элеваторов и ХПП в федеральную программу капексов, компенсации прямых понесённых затрат на строительство и модернизацию объектов. Это позволит капитально обновить всю технологическую базу: сушильное, норийное, складское оборудование, железнодорожные пути. Это в итоге даст новый импульс к развитию всего аграрного потенциала области, особенно в свете новых задач по увеличению экспорта.

   Хорошим примером поддержки развития элеваторной отрасли может служить Красноярский край. Там действует несколько видов господдержки предприятий по хранению и переработке зерна: из краевого бюджета субсидируются прямые затраты на строительство и реконструкцию складских помещений, 2-3% ставки по инвесткредитам, взятым элеваторами на техническую модернизацию и строительство новых складов и силосов. Также красноярским элеваторам компенсируются приобретение фунгицидов, препаратов для газации, покупка тракторов, погрузчиков и другой техники.

   И речь не идёт о каких-то огромных средствах, сотнях миллионов и миллиардах: наши красноярские коллеги, по их собственным словам, в год осваивают всего несколько десятков миллионов рублей субсидий – некритичная сумма для любого, даже самого скромного регионального аграрного бюджета.

   Мы уверены, что новая областная управленческая команда обратит самое пристальное внимание на вопрос развития элеваторного хозяйства региона. Такое развитие – в интересах всей региональной аграрной отрасли, перед которой стоят сегодня очень серьёзные вызовы.

Павел БЕРЕЗИН

 

 

Журнал ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ©

Все права защищены. Перепечатка или использование информации разрешаются только с письменного согласия главного редактора журнала ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Нарушение авторских прав будет преследоваться по закону