Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

ПОДПИСАТЬСЯ НА ЖУРНАЛ

СУДЬБА СИБИРСКОГО ЛЬНА

Наши контакты:

 

г. Новосибирск, ул. Немировича-Данченко, 104, офис 230. Тел.: (383) 335-61-41 (факс)

 

+7 913-900-05-75 (директор)

 

+7 913-941-72-79 (главный редактор Павел Березин).

 

Реклама:

 

+7 913-013-27-52 (Светлана)

 

+7 913-201-41-50 (Наталья) 

 

 E-mail: predsedatel@ngs.ru; predsedatel.agro@ya.ru

 

По вопросам подписки и рассылки обращаться по телефону:

  +7 913-013-27-52 (Светлана)

и по электронной почте: 

predsedatel.agro@ya.ru

 

  СЪЕЗД СОЮЗМОЛОКО.СИБИРЬ       ШЛАГБАУМ ДЛЯ СИБИРСКОГО ЗЕРНА              РОСТ ЦЕН НА РЕСУРСЫ

02 февраля 2021 г.

Пошли в рост цены на ресурсы для аграриев 

Что выросло – всё выросло

Традиционный «новогодний подарок» аграриям – резкое повышение цен на ресурсы, которые критично влияют на себестоимость сельхозпродукции. Аграрии за много лет, казалось бы, уже привыкли к переписыванию ценников в начале года, но нынешняя ценовая волна, похоже, будет весьма чувствительной. Сколько ещё денег вынут из карманов сельчан металлурги, производители удобрений и нефтяники? Об этом главный редактор журнала ПРЕДСЕДАТЕЛЬ Павел БЕРЕЗИН поговорил с игроками рынка.

Вот уже два месяца власти предпринимают экстренные меры по сдерживанию цен на сельхозпродукцию: вводятся драконовские экспортные пошлины на зерно, подписываются «соглашения» между поставщиками и ритейлом «о стабилизации цен», по торговым залам ходят прокуроры и сотрудники ФАС, проверяя ценники. Минсельхоз рекомендовал регионам провести «переговоры» с производителями об удержании продовольственных цен, в том числе на макароны, яйца и картофель.

В это же самое время основные производственные ресурсы, используемые аграриями, как ни в чём ни бывало дорожают на десятки процентов, однако государственное око пока что смотрит на эту ценовую волну куда более спокойно.

Удобрения: кто не успел, тот опоздал?

В минувшем году в России было произведён рекордный объём удобрений – более 52 миллионов тонн. Из них 11,5 миллионов тонн было поставлено на внутренний рынок, остальное ушло на экспорт. По данным Российской ассоциации производителей удобрений, в 2020 году отечественные аграрии закупили на 20% больше удобрений, чем в 2019-м: рентабельность растениеводства повысилась, и хозяйства всерьёз занялись повышением продуктивности полей.

Но одновременно пошёл в рост мировой рынок: от Азии до Америки с осени прошлого года дорожают все виды удобрений – и фосфорные, и калийные, и азотные. К началу 2021 года котировки на некоторые продукты достигли двухлетних максимумов. Лишь за одну неделю с 20 по 27 января цены на удобрения в Европе, Бразилии, Аргентине и США выросли в среднем на 10 – 30 долларов. Причина ценового ралли – прошлогоднее сокращение производства удобрений в Китае из-за коронавирусных ограничений.

К тому же государство решило слегка «раскулачить» российских производителей удобрений на дополнительные 6 миллиардов рублей, повысив им налог на добычу полезных ископаемых в 3,5 раза. С 1 января 2021 года установлен увеличенный «рентный коэффициент» 3,5 к ставке НДПИ для большинства видов твёрдых полезных ископаемых, в том числе сырья для производства удобрений – калийных солей (действующая ставка – 3,8%), а также апатитовых и фосфоритовых руд (4%).

Однако основным фактором взлёта внутренних цен, разумеется, являются экспортные цены – и нараспашку открытые экспортные ворота. В отличие от нефтепереработчиков, для производителей удобрений не установлено никаких нормативов по обязательной продаже части своей продукции на внутреннем рынке. И вот уже не первый год активный вывоз удобрений за рубеж в пред- и посленовогодний период приводит к ажиотажу и даже к дефициту многих видов удобрений на внутреннем рынке.

На календаре 29 января, но уже третью неделю производители не могут озвучить нам, дилерам, отпускные оптовые цены на селитру и карбамид, – рассказал ПРЕДСЕДАТЕЛЮ на условиях анонимности руководитель компании – поставщика удобрений для сибирских хозяйств. – Некоторые заводы после нового года фактически прекратили приём заявок: лимиты поставок с предоплатой на март и даже на апрель полностью выбраны. В конце января остановились поставки удобрений азотной группы, лимиты на сульфат аммония выбраны до посевной. Надеемся, что в ближайшие дни узнаем новые отпускные цены, и они, конечно же, будут уже совсем другими: к примеру, карбамид, стоящий сейчас около 22 тысяч рублей, вырастет, по нашим сведениям, до 30 тысяч как минимум.

По словам нашего собеседника, цены на удобрения стабильно повышались всё второе полугодие 2020 года, на 200-500 рублей ежемесячно, в зависимости от продукта. Например, в августе селитра было доступна сибирским аграриям по 13 тысяч рублей, сейчас она стоит уже 17 тысяч 200 рублей. Но и по этой цене её приобрести почти невозможно. Сложные удобрения летом стоили порядка 22 тысяч, в течение следующих трёх месяцев цена повысилась на 1,5-2 тысячи, а в марте предполагается повышение ещё на 2 тысячи.

По выражению дилера, внутренние цены на удобрения «закошмарены», и будут таковыми до тех пор, пока властями не будет как-то ограничен экспортный «пылесос».

В декабре на мировой рынок карбамида активно вышла Индия, и российские производители начали активно вывозить его в эту страну. В результате внутренний рынок в середине января практически «встал», и предсказать, когда начнутся стабильные поставки даже по новым ценам, сегодня невозможно, – комментирует ситуацию директор другого предприятия – дилера удобрений в СФО. – Кроме того, не первый год мы видим ситуацию, когда значительная часть сельхозпроизводителей ждёт до последнего, не закупает удобрения осенью, а в преддверии посевной начинается аврал: «Срочно нужно, давай, бегом!» Даже в стабильной ситуации, чтобы поставить железной дорогой под заказ удобрения, нужна неделя-две как минимум. А сегодня, когда ситуация непредсказуема, когда товара нет физически, многие хозяйства могут столкнуться с тем, что удобрений для них не будет ни по какой цене.

По мнению наших собеседников, свою роль в нынешнем году сыграл в ценовой взлёт на рынке зерна: некоторые аграрии ожидали самых пиковых цен, не оплачивали ресурсы, а когда с нового года цена на зерно в связи с введением пошлин покатилась вниз, спохватились и начали спасать ситуацию. А потому заплатят за удобрения уже совсем другую цену.

Что касается возможных регуляторных мер правительства в этой сфере, то опрошенные нами игроки рынка говорят, что, скорее всего, каких-то системных заградительных пошлин на вывоз удобрений ожидать маловероятно: для таких решений у сельхозпроизводителей нет лоббистских возможностей. Так что, видимо, в ближайший месяц ситуация, как и с ценами на продукты, будет разруливаться властями в «ручном режиме»: совещания в духе «Как же вы допустили!», спонтанная реакция многочисленных контролирующих ведомств – и временное переписывание ценников.

Металл: сельхозтехника под прессом

Переполох царит и на рынке металла. Цены на него росли весь минувший год, и конца-края этому не видно. Под шумок первой «ковидной» волны весной 2020 года цены на металл подняли на 10-15% – металлурги оправдывали новые ценники ослаблением рубля. А летом рванул вверх мировой рынок металла: восстановившийся после карантина Китай резко увеличил закупки. Естественно, металлурги сразу перенаправили львиную долю своей продукции на экспорт.

Согласно данным мониторинга Минстроя, с апреля по декабрь арматурная сталь подорожала на 40%, металлоконструкции на 20%, оцинкованная сталь — на 50%. Причём наибольший рост зафиксирован за последние три недели декабря. В результате цены на сталь и чугун, например, сегодня самые высокие за последние 10 лет, железная руда находится на семилетнем максимуме.

Одними из первых тревогу забили сельхозмашиностроители: в себестоимости их продукции металл занимает критическую долю.

В декабре мы начали получать письма от поставщиков металла с ультимативным предложением пересмотреть договора в сторону повышения цен: сегодня цены на металлопрокат доходят до 85-90 тысяч рублей, – говорит Николай ЛАЗУТИН, гендиректор новосибирского предприятия «АГРОПРОМСПЕЦДЕТАЛЬ», производителя зерноочистительного оборудования. – Мы давно смирились с ежегодным подорожанием металла на 10-15% как с неизбежным негативным фактором, но сейчас цены повышаются сразу вдвое! Это очень серьёзный удар по экономике предприятия: мы, скорее всего, будем вынуждены повысить цены на нашу продукцию минимум на 20%. Потому что кроме металла растут цены и на услуги коммунальщиков, энергетиков, нужно индексировать зарплату работникам.

По словам Лазутина, любопытно, что в соседнем Казахстане, куда предприятие поставляет семяочистительные комплексы, стоимость металла осталась на уровне даже не прошлого, а позапрошлого года: 230 тысяч тенге, это около 40 тысяч рублей. При этом казахстанская металлургическая отрасль точно так же монополизирована. «Значит, либо там совсем другой налоговый режим, либо государственный регулятор работает более эффективно», – отмечает наш собеседник.

Не менее чем на 15-20% подорожает продукция «малого» сельхозмашиностроения, – подтверждает руководитель предприятия «Сибиар-Спецтехника» (почвообрабатывающие машины) Вадим КОВАЛЕНКО. – Ведь сильнее всего за последний месяц – более чем вдвое – выросли цены на популярную сталь 65Г, которая в основном и используется для производства сошников, дисков, стоек, пружин и т.д. А в себестоимости нашей продукции металл занимает как минимум 50%. Поставщиков металла очень немного, их можно пересчитать по пальцам одной руки, надеяться на конкуренцию среди металлургов не приходится, поэтому нам остаётся лишь смириться с этой ситуацией.

Крупные производители сельхозтехники могут заключать прямые договора на большие партии продукции непосредственно с металлургическими заводами, что, соответственно, снижает цену, запасаться металлом на длительный срок. А мы, малые и средние компании, такого себе позволить не можем, – комментирует директор ООО «СТС-Агро» Вячеслав СТЫПНИК (производство почвообрабатывающей техники). – Мы практически всегда работаем «с колёс», закупаем металл через дилеров, торговые дома, и небольшому машиностроительному предприятию рассчитывать на крупные скидки просто невозможно.

По общему мнению руководителей местных машиностроительных предприятий, оптимальной стратегией в этой ситуации будет изо всех сил сохранять объёмы производства, сохранять коллективы, аккуратно повышая цены на продукцию в соответствии со спросом на неё со стороны аграриев. Если сегодня начать «ужиматься» и «сокращаться», то затем вернуться к прежним объёмам будет уже очень сложно.

Ассоциация «Росспецмаш» в конце декабря обратилась к президенту с просьбой срочно ввести экспортную пошлину на металлопрокат для регулирования растущих цен на металл.

«Серьезную тревогу предприятий вызывает беспрецедентный рост цен на металлопрокат — крупнейшую составляющую себестоимости в машиностроении. В декабре 2020 года цены на потребляемую продукцию металлургии выросли на 35%, а по некоторым видам – на 50%. Стремление металлургических компаний выровнять внутренние цены с экспортными на фоне девальвации рубля привело к экономически необоснованному повышению цен для внутренних потребителей», – говорится в тексте обращения.

По мнению «Росспецмаша», производители техники будут вынуждены в ответ резко поднять цены на свою продукцию. «Это в итоге скажется на стоимости техники для сельского хозяйства, строительства и транспорта», – отмечается в письме. В качестве компромиссной меры ассоциация предложила введение плавающей экспортной пошлины на металлопрокат, которая бы обеспечивала цены на металл внутри России на 20% ниже, чем на мировых биржах. Пошлины на металл всё-таки ввели, но в отличие от зерна, отнюдь не запретительные: пошлина на отходы и лом чёрных металлов пока осталась на уровне 5%, установлена лишь нижняя планка в €45 за тонну.

Дизтопливо: двойной удар

Январский рост цен на ГСМ – ещё одна «славная новогодняя традиция» в нашей стране.

С 1 января 2021 года акцизы на нефтепродукты повысились ещё на 4%. Всего же за пять лет ставка акцизов увеличилась почти в два раза – с 7530 руб./т до 13262 руб./т на бензин и с 5244 руб./т до 9188 руб./т. на дизельное топливо. Налоги и акцизы, к слову, составляют 70% в цене топлива. Кроме того, с 1 января повышен налог на добавленный доход (НДД), отменяется часть льгот по налогу на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и экспортной пошлине на нефть. В результате «нефтянка» за ближайшие три года дополнительно заплатит в бюджет более триллиона рублей.

В 2019 году был введён механизм демпфера – бюджетной компенсации нефтяникам в случае, если цены на мировых рынках выше, чем на внутреннем. Но эта мера, призванная ограничить экспорт ГСМ и оставлять больше топлива внутри страны, по признанию как чиновников, так и бизнеса, не работает, да ещё и даёт обратный эффект. Нефтяные компании при снижении мировых цен вынуждены продавать ГСМ на внутреннем рынке в убыток, доплачивая свои деньги в бюджет, а для компенсации этих убытков они увеличивают экспорт.

Обычно горючка для сельхозпроизводителей дорожает, что называется, медленно, но верно. Однако у всех ещё в памяти «топливный кризис» 2018 года, когда в преддверии посевной кампании цены на солярку за три недели взлетели сразу на 30%, ценник доходил до 47-48 рублей, что стало настоящим ударом для экономики хозяйств.

Какой сценарий можно ожидать в нынешнем году? Насколько подорожает дизтопливо для сибирских аграриев? Об этом ПРЕДСЕДАТЕЛЮ рассказал Дмитрий ГЛАЗКОВ, заместитель директора ООО «Магда Т», поставщика ГСМ для сельхозпредприятий Сибири:

Текущая цена на ГСМ оказалась под двойным воздействием: рост налогов и цена сырой нефти. Традиционное январское повышение акцизов совпало с ростом стоимости сырой нефти:

в предновогодние дни цена была 51 доллар за баррель, а в январе – уже 56 долларов. Соответственно, и сырьё на нефтеперерабатывающие заводы заходит уже по более высокой цене.

В результате, например, Ачинский НПЗ (принадлежит Роснефти) 1 января продавал 92-й бензин оптовикам по 36 рублей 10 копеек, а 1 февраля – за 41 рубль 30 копеек. За один месяц рост составил более 5 рублей.

Что касается дизельного топлива, то здесь рост оптовых цен составил около 2,5 – 3 тысяч рублей. 29 января летняя солярка приобреталась оптовиками по 42 рубля за литр, тогда как в начале года она стоила чуть менее 40 рублей. И учитывая повышение спроса на дизельное топливо ближе к посевной кампании, активные покупки ГСМ хозяйствами в марте-апреле, можно прогнозировать весеннюю цену для аграриев в 44-45 рублей за литр. Вот, видимо, с этой ценой, плюс-минус рубль-полтора, мы и будем жить в этом году. Таким образом рост цены дизтоплива по сравнению с весной 2020 года составит 10-15%. Но, разумеется, в любой момент может вмешаться фактор цены на нефть: если случится её существенный рост, то и цены на топливо будут повышаться.

44-45 рублей за литр дизтоплива – вот, видимо, с этой ценой, плюс-минус рубль-полтора, мы и будем жить в этом году. 

По опыту наших продаж могу отметить важную тенденцию: наиболее привлекательная цена топлива третий год подряд складывается в декабре. Именно перед новым годом аграрии могут приобрести ГСМ дешевле всего, а с января начинается рост спроса, налоговые нововведения, и цена начинает ощутимо расти до самого сезонного пика к концу марта месяца.

 

Кстати, Федеральная антимонопольная служба (ФАС) в результате проверки на рынке металлопродукции выявила признаки антиконкурентного соглашения между металлотрейдерами. Об этом 9 февраля сообщатся на сайте ведомства.

 

 

 

 

 

Журнал ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ©

Все права защищены. Перепечатка или использование информации разрешаются только с письменного согласия главного редактора журнала ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Нарушение авторских прав будет преследоваться по закону

Яндекс.Метрика