Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

ПОДПИСАТЬСЯ НА ЖУРНАЛ

СУДЬБА СИБИРСКОГО ЛЬНА

Наши контакты:

 

г. Новосибирск, ул. Немировича-Данченко, 104, офис 230. Тел.: (383) 335-61-41 (факс)

 

+7 913-900-05-75 (директор)

 

+7 913-941-72-79 (главный редактор Павел Березин).

 

Реклама:

 

+7 913-013-27-52 (Светлана)

 

+7 913-201-41-50 (Наталья) 

 

 E-mail: predsedatel@ngs.ru; predsedatel.agro@ya.ru

 

По вопросам подписки и рассылки обращаться по телефону:

  +7 913-013-27-52 (Светлана)

и по электронной почте: 

predsedatel.agro@ya.ru

 

          ЭТАЛОННАЯ СИСТЕМА                        САМОИЗОЛЯЦИЯ ОТ ЕДЫ                           КОРОНАВИРУС В С/Х  

«Зерновой «Меркурий»: прозрачность за счёт агрария?

Власти анонсировали масштабные планы по созданию федеральной системы прослеживаемости зерна. По подсчётам экспертов, новые регуляторные инициативы чиновников обойдутся аграриям минимум в 20 миллиардов рублей.

Федеральный Минсельхоз в начале декабря 2019-го отметился самой, пожалуй, громкой законодательной инициативой уходящего года. Речь идёт о планируемом введении требования оформления карантинного сертификата (КС) на каждую партию зерна, продуктов его переработки и семян при перемещении по всей территории России, а не только при вывозе из карантинных зон. Кроме того, в карантинный сертификат предлагается включить информацию о качестве зерна.

Соответствующий проект приказа Министерство сельского хозяйства выложило на федеральном портале нормативно-правовых актов. Необходимость усиления требований Минсельхоз мотивирует повышением международной репутации отечественного зерна и, как следствие, развитием его экспорта.

Закон «О зерне» – дискриминация отечественного производителя?

Как отмечается в пояснительной записке к законопроекту, сейчас в России отсутствует единая система, позволяющая отслеживать балансы входящей и исходящей продукции любого хранителя/элеватора или перерабатывающего предприятия. «В этой связи введение оформления КС при перемещении зерна и продуктов его переработки по всей территории России позволит обеспечить полную прослеживаемость поступающей отечественному и зарубежному потребителю продукции подтвержденного качества», – говорится в документе.

В качестве примера авторы законопроекта приводят «вьетнамские» приключения российского зерна в последние два года. Напомним, в 2017 году вьетнамские инспекторы обнаружили во ввезённой в страну российской пшенице амбарного долгоносика, а в 2018-м – бодяк полевой. Несколько крупных партий зерна «завернули», во Вьетнам выезжала специальная комиссия Россельхознадзора, а весной 2019 года в России побывала с инспекцией делегация чиновников вьетнамского минсельхоза и покупателей зерна. Было установлено, что заражённые партии были отгружены из краснодарских портов через накопители, что не позволило определить производителя зерна и место, где произошло засорение.

А в недавнем интервью «Коммерсанту» министр сельского хозяйства РФ Дмитрий ПАТРУШЕВ отметил, что любые задержки с документами на поставку российского зерна на экспорт в подавляющем большинстве случаев связаны с несоответствием отгружаемой партии требованиям страны-импортера.

Есть реальные основания для того, чтобы тщательно контролировать качество российского зерна, к которому, как вы знаете, иногда возникают претензии. По сути дела, это приводит к тому, что мы подрываем авторитет России как поставщика качественной продукции, – подчеркнул министр.

В пояснительной записке также говорится, что новые меры контроля будут направлены, цитата, «на снижение нелегального вывоза зерна в условиях отсутствия полноценной системы прослеживаемости». По мнению Минсельхоза, новые требования не создадут существенной дополнительной нагрузки на бизнес, так как такие сертификаты уже оформляются при вывозе из карантинных фитосанитарных зон. Трудозатраты бизнеса на оформление дополнительных «внутрироссийских» КС составят, по подсчётам МСХ, порядка 20 человеко-часов в год на одну организацию.

А в ближайшее время власти планируют построить единую Федеральную систему прослеживаемости зерна, семян и продуктов переработки, частью которой станут внутренние карантинные и экспортные фитосанитарные сертификаты. Одновременно с вышеупомянутым проектом приказа Минсельхоз выпустил ещё и проект обновлённого федерального закона № 4973-1 «О зерне». Там уже говорится о создании и внедрении «Федеральной государственной информационной системы прослеживаемости зерна и продуктов его переработки». Она будет содержать в информацию о каждой партии продукции, о производителях и переработчиках зерна, о контролирующих органах, выдающих сертификаты, лабораториях по оценке качества и фитосанитарного состояния зерна и т.д.

Как указано в законопроекте, система позволит «документарно (на бумажных и (или) электронных носителях) установить место происхождения (изготовления), производителя (изготовителя) и последующих собственников находящегося в обороте (подработка, хранение, транспортировка, поставка, перевалка, перегрузка, отгрузка, реализация, в том числе на экспорт, первичная и последующая переработка) зерна».

Оперативнее всех на эти новости отреагировал «Российский зерновой союз» – самое активное лоббистское объединение отечественных зерновиков. РЗС направил в адрес вице-премьера Алексея ГОРДЕЕВА, а также в Минэкономразвития обращение, где раскритиковал этот законопроект. По мнению союза, заявленная Минсельхозом цель – повышение эффективности мер по охране растениеводческой продукции – не соответствует вносимым изменениям. Международная конвенция по защите и карантину растений устанавливает, что карантинный сертификат – это документ, характеризующий фитосанитарное состояние груза, но не качество зерна, напоминает РЗС. Поэтому требование указывать в КС параметры качества не соответствуют международным нормам, под которыми подписалась Россия, а также вводит неоправданные дискриминационные меры к отечественному производителю.

Кроме того, оформление карантинных сертификатов при вывозе зерна даже из свободных от карантина зон, плата за проведение лабораторных анализов, плата за оценку качества зерна для любых перевозок по территории России есть ни что иное как дополнительная финансовая нагрузка на агрария. Всё это, цитата, «приведёт к дополнительным расходам и временным затратам отечественного сельхозпроизводителя, и, как следствие, к снижению конкурентоспособности российского зерна», – говорится в письме.

 

«Зачем ещё одна дублирующая система?»

Прокомментировать эти планы Минсельхоза мы попросили нашего постоянного эксперта, члена редакционного совета «Председателя», вице-президента Российского зернового союза Александра КОРБУТА:

Александр Вадимович, как, по-вашему, помогут ли предлагаемые изменения развитию отечественного зернового бизнеса и аграрного экспорта? Прежде всего, действительно ли существуют проблемы с международной репутацией российского зерна?

Что ж, давайте по порядку. Репутация российского зерна на мировом рынке подтверждается экспортом российского зерна в 150 стран мира. По-моему, более наглядного подтверждения высокой репутации не требуется. Ведь если продукт не удовлетворяет покупателя по качеству или безопасности, то он его просто не покупает, тогда и о репутации речи не идёт, правда? Где тут проблемы с репутацией, я не понимаю.

Кроме того, у нас уже существует отлаженная, хорошо работающая процедура оформления экспортных фитосанитарных сертификатов, это делается через государственную автоматизированную систему «Аргус Фито». Отмечу, что Россельхознадзор очень качественно и профессионально наладил эту работу с экспортёрами зерна, система фитосанитарного контроля экспортных партий работает на высоком уровне, само качество этой государственной услуги в последние годы выросло на порядок. В этом плане к Россельхознадзору каких-либо претензий точно быть не может. И это снова подтверждается мировым рынком: у нас нет массовых случаев претензий зарубежных покупателей к безопасности зерна, возврата поставленных из России партий, частого обнаружения в российском зерне карантинных объектов.

Однако известна «вьетнамская» история прошлого года, когда у наших зарубежных покупателей возникли серьёзные претензии по части безопасности ввезённого зерна…

Отвечу вам так: когда у покупателей зерна «внезапно» возникают какие-либо карантинные «сорняки» и «вредители», то в большинстве случаев за этим стоит не что иное, как желание выторговать более низкую цену. Это распространённая практика, это реальность международного агропродовольственного рынка. Как только цена удовлетворяет покупателя, все проблемы с «карантинными объектами» мгновенно исчезают. Ничего личного, только бизнес. Это регулярно происходит в мировой торговле сельскохозяйственной продукцией, не только в отношении России, но и других стран. Ещё раз: это обычная практика в этом бизнесе. Национальный интерес любой страны-покупателя состоит в том, что хочется получить товар за минимальную цену. Если кто-то сможет на примерах доказать мне обратное, я буду только рад.

Теперь о вьетнамской истории. Возникает вопрос: если требования Социалистической республики Вьетнам по карантинным объектам были заранее заявлены, то тогда вывоз зерна из Новороссийска должен был быть заблокирован ещё на этапе выдачи Россельхознадзором фитосанитарных сертификатов. То есть это зерно просто не могло выйти из порта. Но оно было благополучно отгружено, и только во Вьетнаме «внезапно» обнаружились эти карантинные объекты. Я не верю, что такая квалифицированная государственная структура, как Россельхознадзор, могла выпустить из страны заражённое зерно, не соответствующее требованиям страны-получателя. А если это случилось, то где же «оргвыводы»: громкие отставки, разбирательства, публичные объяснения?

Значит, мы можем предположить, что со стороны покупателей – вполне возможно – имела место обычная попытка снизить таким образом закупочную цену. Но к регуляторной функции государства в сфере экспорта и к реальной безопасности зерна это имеет весьма отдалённое отношение.

Ещё один довод Минсельхоза в защиту новых правил, и довод очень серьёзный – это отсутствие сегодня реальной работающей системы прослеживаемости зерна «от поля до прилавка», наличие многочисленных «серых» схем и «серого» зерна в России. Стремление государства создать цивилизованный прозрачный рынок в этой отрасли вполне оправданно, разве нет?

Тогда у меня встречный вопрос: а что, у нашего государства в данный момент разве мало информации о перемещении зерна? Росавтодор, РЖД, ФАС, Федеральная таможенная служба, Федеральная налоговая служба, сам Россельхознадзор – все эти структуры собирают соответствующую информацию об участниках этого бизнеса, сделках, перевозках, объёмах реализуемого зерна. Это и декларации соответствия, и товарно-сопроводительные документы. Информации – море. Так может быть, вначале нужно попробовать интегрировать всю эту информацию в единую базу, разобраться в ней, а не создавать ещё одну, дублирующую систему, возлагая на агрария, зерноторговца, переработчика новые бюрократические обязанности и расходы?

Что, разве бизнес-сообщество заинтересовано в том, чтобы у нас был «серый» рынок зерна? Разумеется, нет: бизнесу в современных условиях прозрачность нужна не меньше, а даже больше, чем государству. Никто из серьёзных участников бизнеса, реально работающих на земле, не хочет теневого рынка с «однодневками» и наличкой. Наоборот, им нужен цивилизованный, прогнозируемый рынок. И информации, инструментов, полномочий у государства для его создания сейчас более чем достаточно. Зачем придумывать новые?

Далее, если вы прочитаете предлагаемый проект изменений в федеральный «Закон о зерне», в котором и представлена эта система прослеживаемости, то вы не найдёте там никаких ответных обязательств государства по поддержке российской зерновой отрасли. Где индикативное планирование производства, поддержка доходов зернопроизводителей, гарантии сбыта, индикативные цены и так далее? Ничего этого там нет. Кстати, в первой редакции закона, принятой ещё в 90-е годы, всё это было, правда, Ельцин вскоре все эти пункты вычеркнул, видимо, как не соответствующие «чистой рыночной экономике», которую мы тогда строили.

И сейчас по факту мы получим не закон о зерне, а некий «закон о функционале и полномочиях Россельхознадзора на зерновом рынке».

Ну, хорошо, вот конкретный пример: приграничная зерновая торговля между Сибирью и Казахстаном. Некоторые губернаторы жалуются на многолетний «серый рынок», «серое» зерно, не попадающее ни в таможенные данные, ни в региональную отчётность – настоящий зерновой «Черкизон». Как с этим бороться?

Для начала, наверное, проанализировать причины этого явления: рыночные, административные, регуляторные. Если государство считает это проблемой – скоординировать работу таможни, налоговой, местных органов власти для её решения, обсудить вопрос на межгосударственном уровне. Разве мало в этой сфере полномочий у таможенников, налоговиков, других компетентных структур? Если будет политическая воля для решения проблемы – решение будет. И наоборот.

Кстати, на недавнем совещании в Новосибирске замминистра сельского хозяйства РФ Джамбулат ХАТУОВ, говоря об этой проблеме, сказал буквально следующее: «Мы знаем, как решить этот вопрос. Мы можем решить его быстро и больно. Но лучше сделать это в более щадящем режиме, помочь некоторым выйти из тени».

Знаете, я как раз за первый вариант – «Быстро и больно». Потому что работа «в тени» – это удар по всем сельхозпроизводителям и по селу, по налогооблагаемой базе, по эффективности и конкурентоспособности сельского хозяйства. Зачем этих «теневых» деятелей жалеть-то? Я убеждён, что цивилизованный прозрачный зерновой рынок выгоден и России, и нашим казахстанским партнёрам.

Минсельхоз предлагает распространить карантинные сертификаты на всё производимое в стране зерно, и обязать агрария и трейдера вносить в этот документ сведения о качестве зерна. КС выдаётся бесплатно, в таком случае о каких «дополнительных расходах бизнеса» вы говорите?

Но ведь потребуются лабораторные исследования. По нашим оценкам, минимальная стоимость оценки качества зерна будет обходиться в 50-70 рублей за тонну. Кроме того, для обработки дополнительных документов потребуются дополнительные работники, зарплаты. Если взять всю сельскохозяйственную отрасль, то по нашим подсчётам, потребуется ещё 70 тысяч сотрудников! И если считать по средней зарплате, то это около 20 миллиардов рублей. Из чьего кармана они возьмутся? Конечно, из кармана агрария, другого кармана нет. Не будем забывать и о штрафах, которые предусмотрены за непредоставление документов на зерно. В результате мы получим снижение доходов сельхозпроизводителей, снижение конкурентоспособности нашего зерна. Кому это нужно – вопрос риторический.

Качество зерна является вопросом рынка, отношений хозяйствующих субъектов, а не контролирующих функций государства. Ведь если я покупаю эту продукцию, значит, её качество меня устраивает. И это не нуждается в регуляторных механизмах. Государство несёт ответственность за безопасность продукта – вот это его работа, тут без сомнений.

И ещё один момент: КС выдаётся в течение трёх рабочих дней. Представьте себе самую «горячую» пору уборки или сразу после неё, когда крестьянину нужно реализовывать урожай, а он занимается оформлением этих бумаг, три дня «вылетает» из работы. Как это повлияет на сбыт зерна, на поведение покупателей, можно без труда догадаться. Разумеется, тогда появятся и аккредитованные фирмы, которые будут любезно помогать аграриям получать все эти документы, за отдельную плату. В общем, стандартный сценарий.

Александр Вадимович, тогда вопрос: почему законопроект появился именно сейчас?

А вот это тайна, покрытая мраком. Ну, если только отвлечённо порассуждать с позиции конспирологических теорий, как говорил один киноперсонаж, «не в нашем районе». Мы находимся накануне большой реформы функций контрольно-надзорных ведомств, так называемой «регуляторной гильотины». Она предполагает существенное снижение контрольной нагрузки на бизнес, на реального производителя. По крайней мере, об этом заявляет Правительство и глава кабинета Дмитрий Анатольевич МЕДВЕДЕВ. И, может быть, определённые учреждения хотят в этой ситуации сохранить и даже усилить свой контролирующий функционал, в том числе и такими способами.

Но это, в общем, неважно. Главная проблема в том, что все эти инициативы органов власти возникают, разрабатываются и проводятся в жизнь практически без участия бизнес-сообщества. Отраслевые объединения отрезаны от подготовительной, аналитической работы. А ведь «Закон о зерне» – наиважнейший закон, это базовый системный документ, который будет определять развитие нашей отрасли на многие годы вперёд. Так давайте обсуждать его вместе с бизнесом, с профессионалами отрасли, а не вынуждать бизнес, когда его просто ставят перед фактом, протестовать и писать обращения наверх. Мы убеждены, что только совместная работа в этой сфере будет выгодна и сельхозпроизводителю, и государству.

Павел БЕРЕЗИН

 

 

Журнал ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ©

Все права защищены. Перепечатка или использование информации разрешаются только с письменного согласия главного редактора журнала ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Нарушение авторских прав будет преследоваться по закону

Яндекс.Метрика