Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.


ПОДПИСАТЬСЯ НА ЖУРНАЛ

СУДЬБА СИБИРСКОГО ЛЬНА

Наши контакты:

 

г. Новосибирск, ул. Немировича-Данченко, 104, офис 230. Тел.: (383) 335-61-41 (факс)

 

+7 913-900-05-75 (директор)

 

+7 913-941-72-79 (главный редактор Павел Березин).

 

Реклама:

 

+7 913-013-27-52 (Светлана)

 

+7 913-201-41-50 (Наталья) 

 

 E-mail: predsedatel@ngs.ru; predsedatel.agro@ya.ru

 

По вопросам подписки и рассылки обращаться по телефону:

  +7 913-013-27-52 (Светлана)

и по электронной почте: 

predsedatel.agro@ya.ru

 

НОВОСТИ ОТРАСЛИ

ВЫСТАВКИ И МЕРОПРИЯТИЯ

ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ  НОМЕР

Константин ТЕРЕЩЕНКО: «Фермеры должны осознать, что они – белая кость» 

«Независимый», «неугомонный», «неравнодушный» – к нему подходят и эти определения, и ещё масса других. Один из самых ярких общественных деятелей сельских территорий нашей области, депутат Барабинского горсовета, руководитель Центра компетенций в сфере сельхозкооперации и поддержки фермеров Агентства инвестиционного развития НСО Константин ТЕРЕЩЕНКО стал гостем редакции. 

«Сейчас, погоди, людям отвечу! Про новый дом-то разваливающийся у нас в Барабинске слышал? Шум поднимаем на федеральном уровне, просто так на тормозах это дело не спустим», – в сонной утренней кофейне он, наконец, выключает «Ватсап». Если и есть живое воплощение пресловутой «смычки города и деревни», то это, конечно же, Терещенко. Мало кто сделал столько для популяризации фермерства, местных продуктов, села и сельского образа жизни среди жителей Новосибирска, сколько сделал – и делает – он.

Восемь лет назад его «Новый колхоз» стал новаторским проектом социально ориентированного аграрного бизнеса на основе тесной кооперации и интернет-технологий. Его весёлые «Дни пеляди» и «Дни кролика» наделали шума в модной городской тусовке, попутно он снимает отличные видео про фермеров, а недавно его проект по развитию региональной рыбопромысловой отрасли весьма благосклонно оценили в федеральном Минсельхозе.

А ещё Терещенко сражается на депутатской ниве, публично намыливая шею нерадивым чиновникам и недавно весьма успешно поучаствовал в кампании по выборам в Заксобрание. Наконец, полгода назад он возглавил Центр компетенций в сфере сельхозкооперации и поддержки фермеров АИР НСО.

В общем, пришло время поговорить с Константином о психологическом самочувствии села, о нуждах и мечтах фермеров, об отношении общества к селу и об устаревших стереотипах по поводу сельских жителей. И о рыбе, разумеется: не поговорить с Терещенко о рыбе невозможно.

 

ВАЛ ОТЧЁТНОСТИ ПРОТИВ ЛЕГАЛИЗАЦИИ БИЗНЕСА

– С какими основными проблемами малого агробизнеса ты столкнулся за эти полгода работы в АИР НСО? И в какой поддержке сегодня особенно нуждаются малые и средние аграрии? 

– Источник финансирования, объём планируемого производства и сбыт по гарантированной цене – вот три кита устойчивого аграрного бизнеса. Всё остальное вторично. Если фермеру будут стабильно доступны заёмные деньги, инвестиции или предоплата, хотя бы частичная, и гарантированная реализация по заранее согласованной цене, он произведёт продукцию в нужном объёме и нужного качества. Больше аграрию ничего и не нужно, все остальные задачи он решит сам. Минимальная предсказуемость производства даст колоссальный эффект развития. Но мы понимаем, что кредит и сбыт – это истории большие, глобальные, связанные с экономической, геополитической ситуацией и так далее.

Что касается проблем «здесь и сейчас», то больше всего претензий у аграриев вызывает, конечно же, растущий вал отчётности. Вот мы всё на совещаниях сетуем на то, что владельцы личных подсобных хозяйств не хотят переходить в статус КФХ, не хотят «выходить на новый уровень», получать господдержку – гранты, субсидии. Ведь поддержка даётся только субъектам предпринимательской деятельности, коими ЛПХ не являются. 

– …ну, тут понятно – вопрос в налогах… 

– …Нет, люди боятся не столько налогов, сколько именно отчётности, говорю тебе это совершенно ответственно! Мы регулярно с этим сталкиваемся при консультациях по поводу фермерских грантов, например. Когда начинающий или действующий фермер смотрит на груду документов, он говорит: закопаться в этих бумажках? Ни грант, ни субсидия не стоят этого, мне работать надо, а этот геморрой мне не нужен! Ещё и отберут потом по суду, чуть какую цифру не туда поставишь!

Государство вкладывает немалые деньги в поддержку развития малого и среднего бизнеса в селе, но нужно максимально упростить отчётность для сельского предпринимателя. Это, я считаю, важнейшая задача органов управления АПК. Кроме того, хотя бы на первых порах, в качестве переходного периода, наверное, нужна специальная структура, которая бы не только консультировала, но и брала «на буксир» всю отчётность и бухгалтерию фермера, выходящего из «серой зоны» ЛПХ. Налоговый, экономический эффект будет в разы больше потраченных ресурсов.

Да, легализация бизнеса, прослеживаемость, налоги, белые зарплаты – важная государственная задача, никто не спорит. Но это должен быть эволюционный путь: посмотри, каким стрессом для малых хозяйств стало внедрение той же ФГИС «Зерно». И это не какая-то там «отсталость»: дело в том, что крестьянин и без того окружён целым легионом «проверяющих» в мундирах и костюмах. И любая дополнительная бюрократия полностью его деморализует, парализует его работу: ну нет у него возможности тратить полжизни на составление и согласование всех этих отчётов, «форм» и «личных кабинетов». Просто пора определиться с приоритетами: мы кормить людей, развивать сельхозпроизводство собираемся – или составлять «формы шесть»? Что важнее в нынешней ситуации? 

– На твой взгляд, в чём основное отличие фермера и вообще сельского предпринимателя от городского бизнесмена? 

– В том, что фермер – это всегда социально ориентированный человек. То есть человек укоренённый на своей малой родине, чувствующий ответственность за неё, заботящийся о ней и о своих односельчанах. Он не отделяет свою судьбу от судьбы родины, без всякого пафоса. Ну, давай об актуальном: сам же видишь, фермер, да и любой сельчанин – это сегодня главный патриот. Кто тянет на себе все войны на протяжении всей истории России? Село и вообще провинция. Крепкий работящий мужик в селе – вот основа страны, настоящий, единственный тыл. Мы думали, что без него проживём – но нет, не проживём.

Кроме того, наших аграриев отличает потрясающая способность приспосабливаться к самым экстремальным условиям жизни. Фермер – это такая идеальная боевая машина, которая выживает везде и работает в любых условиях, демонстрируя уникальную, чисто крестьянскую смекалку. Знаешь, для меня очень показательный момент – самодельная сельхозтехника, которую я вижу в хозяйствах: когда приезжаю к знакомым фермерам, всегда диву даюсь, на что способны мужики, местные кулибины. Подточат, подвертят, приварят, подрихтуют – и из старенького «железа» сделают необходимый агрегат, не хуже фирменного.

 

 

ПОЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ ОБЩЕСТВОМ 

– В этой связи тебе не кажется, что образ сельского жителя, фермера, сложившийся за много лет в общественном сознании, давно уже не соответствует реалиям?   

–  Да, я так думаю. И не только я один. Вот, смотри: в 50-60 годы прошлого века в СССР в кино и литературе велась активная пропаганда престижа сельского образа жизни. А затем, уже на излёте советской власти, начался откат. Стал формироваться негативный образ села, сельского труженика. У слова «колхозник» появился иронический презрительный оттенок: «по-колхозному устроено», «оделся как колхозник», «бухают, как в колхозе» ну и прочее «Людк, а Людк!» И такое уничижительное отношение к сельским жителям сохранилось до сих пор у многих городских. Само проживание в сельской местности стало ассоциироваться с некоей жизненной неудачей: не уехал из села – сам дурак.

Но ведь это глупые стереотипы, не соответствующие действительности: в селе живут точно такие же люди, открытые для всех благ цивилизации, желающие жить в комфортных условиях – и достойные в них жить, как никто другой. Посмотри на новое поколение фермеров, которое сейчас начинает рулить в агробизнесе: все как один потрясающие ребята, современные, образованные, прекрасно ориентирующиеся в информационной среде. Ведут социальные сети, посещают профессиональные выставки, устраивают презентации и много еще чего. Делают это грамотно и искренне.

Так что отличие города и деревни сегодня только одно – условия, качество жизни. Вот это депрессирует сельского человека больше всего. Постоянная борьба за выживание: чтобы получить элементарные, привычные горожанину услуги – медицина, коммуналка, культура – сельский житель зачастую должен затратить в разы больше усилий. Горожанин жалуется на очереди в поликлинике – а сельчанину, чтобы только попасть в эту очередь, надо ещё проехать десятки, а то и сотни километров, если нужно на приём к узкому специалисту в Новосибирске. Горожане вздыхают о десятидневном отключении горячей воды летом – а в некоторых сёлах неделями нет вообще никакой воды, стоят с бидонами, машину с водой ждут. Разумеется, всё это влияет на самоощущение жителя села, рождает обиду, формирует психологию отверженного, изгоя. Поэтому дети с молоком матери и впитывают эту программу – «Беги из села!» 

– Ещё один стереотип: сельчанин разучился работать, стоит на бирже труда, работников в хозяйство не найти… 

– А что, в городе нормальных работников сейчас найти легко? Где ты их видел? Все сферы жалуются на нехватку кадров. Извините, запросы людей растут, рынок труда меняется и в селе, и в городе, и к этому нужно приспосабливаться, ничего не поделаешь. Нет никаких эксклюзивных, присущих только сельчанам пороков и проблем. Просто в селе, в силу его малолюдья, все человеческие и социальные болячки более выпуклы, лезут на передний план, вот и всё. Там в толпе не затеряешься, всё как на ладони: лодыри и труженики, дураки и умные, подвижники и временщики. 

– И всё же, заканчивая тему «сельских» штампов: когда-то, ещё во время твоей эпопеи с «Новым колхозом», ты произнёс свою знаменитую фразу, разошедшуюся далеко за пределы Новосибирской области: «Хочешь почувствовать себя оккупантом – начни бизнес в селе!» Она до сих пор актуальна? 

– (Задумывается.) …пожалуй, да. И это тоже имеет свои исторические причины. Село в последние тридцать лет пережило много невзгод, обманов, пережило развал колхозной системы, не очень справедливую, мягко говоря, приватизацию, навидалось многочисленных проходимцев, добивавших хозяйства. И многие люди болезненно относятся к покушению на их привычный мир, на их землю, природу, уклад жизни. Очень остро воспринимается социальная несправедливость. «Бизнесмен? Ага, значит, разваливать пришёл деревню!» – увы, такое отношение к предпринимателям, фермерам, к инвесторам встречается в селе часто. Должно ещё пройти некоторое время, чтобы отношение к бизнесу, к собственности, к чужим границам изменилось повсеместно.

Но и от самих фермеров, сельских предпринимателей тоже многое зависит: они сами должны осознать, что они – белая кость, элита, столпы нашего общества, наряду с армией. Вот тогда многое изменится. 

 – А можешь ты привести какие-то примеры, иллюстрирующие тот самый новый образ села, который должен внедряться в общество, образ современной, живой, молодой территории?  

– Для меня настоящим откровением стал рок-концерт в селе Новочаново, у нас в Барабинском районе. Этот концерт прошёл уже во второй раз. Обычные сельские жители – сторожа, инвалиды-пенсионеры, работники муниципалитета – по своей инициативе организовали на открытой сцене в центре села настоящий концерт, где играли хиты русского рока. Добыли аппаратуру, музыкальные инструменты, сделали весьма достойный звук. На концерт собралось всё село и гости из соседних. Я посчитал – только детей на поляне было более шестидесяти. По окончании разожгли большой костёр, пустили гитару по кругу, без всяких пьянок и прочего куролесенья.

Это было так круто, я тебе передать не могу! Видео этого концерта есть на ютубе, всем рекомендую его посмотреть. Настоящее единение людей, когда забываются все обиды и разборки, все местные конфликты. Люди чувствуют себя классными, живыми, чувствуют себя обществом. Там поставили мангал, и народ выстроился в длиннющую очередь, чтобы купить шашлык. Я потом городским объяснял: ребята, в селе каждый может вечером выйти во двор, забить собственного поросёнка и пожарить себе шашлык. Но людям было важно именно купить его, стоя в одной очереди с соседом. 

Вот такие инициативы дают колоссальный эффект по части самоощущения людей в селе. И их нужно поддерживать изо всех сил, каждый такой огонёк. Культурные, экологические, событийные проекты – это пока ещё абсолютно неисхоженная поляна в деле развития территорий. И я вижу колоссальный запрос людей на всё это.

 

 

РЫБНЫЙ ПРОМЫСЕЛ – ДЛЯ ВСЕХ 

– Вот уже три года в Барабинском районе по твоей инициативе реализуется интересный проект по вовлечению местных жителей в легальный рыбный промысел. Расскажи о нём подробнее. 

– Суть в следующем: есть известная проблема – жители сёл не могут официально ловить рыбу сетями. Только удочкой, либо нитевой сетью, с большими ограничениями по длине и ячейкам, с предварительной её регистрацией в рыбнадзоре. Между тем в Барабе большое количество заморных озёр, где много карася и ротана – бросовой рыбы, маловостребованной для промышленного лова, почти не интересной для большого бизнеса. А ловить её сетями нельзя – автоматически становишься браконьером.

Мы в Барабинском районном обществе охотников и рыболовов придумали такой выход: человек подаёт нам заявку и становится членом рыболовецкой бригады, получая комплект документов на промышленный лов. Человек, включенный в бригаду, уже может на законном основании ловить рыбу сетями в необходимых для себя объёмах. А наша общественная организация выступает как объединение, которое имеет законное основание закрепить за собой заморный водоем.

Как я и ожидал, идея оказалась очень востребованной: только в первый год прошлом году такую форму рыболовецкого промысла выбрали 280 жителей Барабинского района и Барабинска, которые добыли более 40 тонн карася и ротана. В этом году Барабинское общество охотников и рыболовов выиграло конкурс на право заниматься промышленным рыболовством (выловом рыбы сетями) на 9 озерах Барабинского района, сейчас идёт процедура заключения договора до 2037 года, сразу на 15 лет.

По большей части это социальный проект, призванный обеспечить занятость сельских жителей и снять социальную напряженность в селе. Пойманной рыбой граждане могут распоряжаться по своему усмотрению: хочешь сдавай перекупу, хочешь корми в своём подсобном хозяйстве птицу и животных, продавай пенсионерам в качестве корма для кошек, всё что угодно.

Барабинский район пока единственный в области осуществляет такой проект. Летом мы представили его на совещании общероссийского движения «Народный фермер» с участием замминистра сельского хозяйства РФ Оксаны ЛУТ, и наша затея была оценена положительно. 

– Можно ли тиражировать этот опыт? 

– Конечно, можно и нужно ещё его развить. Мы предложили федеральному Минсельхозу включить в перечень лиц, которые могут закреплять за собой водоёмы и получать квоты на добычу рыбы, самозанятых граждан. Никто не будет создавать ООО или ИП ради 5 тонн карася, а для самозанятых граждан это отличный дополнительный доход. У нас в НСО более трёх тысяч озёр, большая часть которых заброшена, рыба там вырождается, не растёт и болеет из-за перенаселенности, при этом ловить её нельзя. Почему бы не организовать такие бригады повсеместно – кто знает, это ведь может стать и новым экспортным направлением АПК региона, и на этой основе родится новый большой бизнес-проект? Но даже если это не будет большим проектом, это значительно снизит социальную напряжённость в селе. У множества людей появится своё дело – излишне рассказывать, насколько это важно.

Для этого нужно принять некоторые регуляторные решения, поправить законодательство – сейчас тут, откровенно говоря, всё «на тоненького» – и мы получим и социальный, и экономический, и экологический эффект. В общем, было бы желание – остальное приложится. 

Павел БЕРЕЗИН

БОЛЬШЕ ОПЕРАТИВНЫХ НОВОСТЕЙ — В ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛЕ ЖУРНАЛА ПРЕДСЕДАТЕЛЬ!

 

 

Журнал ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ©

Все права защищены. Перепечатка или использование информации разрешаются только с письменного согласия главного редактора журнала ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Нарушение авторских прав будет преследоваться по закону

Яндекс.Метрика