Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

ПОДПИСАТЬСЯ НА ЖУРНАЛ

СУДЬБА СИБИРСКОГО ЛЬНА

Наши контакты:

 

г. Новосибирск, ул. Немировича-Данченко, 104, офис 230. Тел.: (383) 335-61-41 (факс)

 

+7 913-900-05-75 (директор)

 

+7 913-941-72-79 (главный редактор Павел Березин).

 

Реклама:

 

+7 913-013-27-52 (Светлана)

 

+7 913-201-41-50 (Наталья) 

 

 E-mail: predsedatel@ngs.ru; predsedatel.agro@ya.ru

 

По вопросам подписки и рассылки обращаться по телефону:

  +7 913-013-27-52 (Светлана)

и по электронной почте: 

predsedatel.agro@ya.ru

 

         НСО НУЖЕН БАНК ЗЕМЛИ       СЕЛЕКЦИОННО-ПЛЕМЕННОЙ ТУПИК     ЧИТАЙТЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЬ #100!

 

июль 2020 

 

Почва для будущего:

как обратить землю в доход селу 

Времени на раскачку нет! 

В.В. Путин, послание Федеральному Собранию, декабрь 2019 года

 

Потенциал Новосибирской области в аграрной сфере огромен, как и интерес серьёзных аграрных инвесторов к региону. Но пока этот интерес реализуется лишь на малую часть, и многие амбициозные проекты зачастую так и остаются на бумаге. 

Основная причина этого – отсутствие объёмной информации о сельскохозяйственных земельных ресурсах. 

Поэтому областное правительство намерено в ближайшее время сформировать публичную достоверную электронную базу земель сельхозназначения. 

Какой эффект для села и для аграрной экономики даст реализация проекта? 

Какая информация должна войти в этот областной «банк сельхозугодий»? 

Какие ресурсы понадобятся? 

Как мотивировать муниципальных руководителей на хозяйское отношение к земле и как сделать привлечение инвестиций в сельское хозяйство Новосибирской области не случайной удачей, а плановой работой? 

Обо всём этом ПРЕДСЕДАТЕЛЬ поговорил с одним из инициаторов проекта, членом рабочей группы Госсовета по направлению «Сельское хозяйство», председателем новосибирского отделения Общероссийской общественной организации «ОПОРА России», сопредседателем РШ «ОНФ» в Новосибирской области Сергеем СОКОЛОВЫМ. 

Сергей Львович, «белые пятна» в информации о сельхозземлях – это застарелая проблема сельских районов Новосибирской области. Почему именно сегодня этот вопрос стал особенно актуальным? 

Потому что от его решения зависит дальнейшая судьба АПК области, инвестиционная привлекательность региона, экспортный потенциал нашего сельского хозяйства. А ещё – сохранение населения на сельских территориях. Напомню, за последние тридцать лет в Новосибирской области выбыл из оборота миллион гектаров земель сельхозназначения. Из них порядка 600 тысяч га можно и нужно вернуть в производство, чтобы запустить в нашей области серьёзные инвестиционные проекты в сфере животноводства, растениеводства, переработки сельскохозяйственного сырья, производства готовых продуктов питания. 

Но насколько интересна Новосибирская область для больших аграрных инвестиций? Всё-таки мы не Кубань, не Воронеж… 

Интерес крупных сельскохозяйственных компаний к нашему региону – обоснованный. Пересекающий область Транссиб является настоящим «хребтом» международной торговли продовольствием, связывающим её с растущим рынком Юго-Восточной Азии. Новосибирская область, находясь на стыке нескольких таких транспортных коридоров, становится важным логистическим узлом, «точкой сборки» будущих экспортных поставок сельхозпродукции на Восток. Постепенно, со скрипом, но открывается российский аграрный экспорт в Китай и другие страны ЮВА, растёт спрос на органическую сельхозпродукцию в Европе. Это и есть наше реальное будущее в сельскохозяйственной отрасли. 

Обратите внимание: сегодня сразу несколько крупных российских логистических компаний расширяют своё присутствие в НСО, развивают контейнерные, складские, холодильные мощности. 

И ещё один показательный факт: количество уникальных посетителей сайта Министерства сельского хозяйства Новосибирской области за последние два года составило 184 тысячи. Причём много посещений – из-за рубежа. То есть отечественный и иностранный агробизнес проявляют всё больший интерес к нашему региону, и соответственно сельхозугодьям.  

«Вложи туда – не знаю куда…» 

Итак, если говорить о землях сельхозназначения, то что мешает более активно вводить их в экономический оборот? 

Прежде всего, отсутствие доступной информации. Мы не знаем почти ничего о количестве свободных с/х земель и их состоянии, собственниках, нормативной продуктивности. Соответственно, и люди, и структуры, желающие вложить средства в сельское хозяйство какого-либо района Новосибирской области, в большинстве случаев не могут получить этой информации. На главные вопросы: какие земли можно приобрести в вашем районе в собственность или в аренду? Каково их нормативное плодородие, агрохимические характеристики? Каков их правовой статус, есть ли обременения? Насколько они удобны в плане логистики, доступа к автодорожной сети и железной дороге? – районные власти либо просто разведут руками, либо выдадут малоинформативную «справку» из сельхозуправления. 

Затем инвестора ждёт эпопея хождений по кабинетам разного уровня в поисках подходящей земли и попыток её оформления, с непредсказуемым результатом. Потому что «внезапно» возникают нюансы вроде дольщиков, которые неизвестно где и живы ли вообще; местных фермеров, втихую «припахавших» участки и так далее. И какие бы ни действовали в регионе замечательные меры поддержки сельского хозяйства, столкнувшись с земельными «заморочками», инвестор крепко задумается: а стоит ли вообще связываться со всем этим? 

Эта практика неприемлема, так дальше жить и работать на земле невозможно. О какой «инвестиционной привлекательности» новосибирского сельского хозяйства можно тут вести речь? И руководство области, региональный Минсельхоз это хорошо понимают. Абстрактные «бескрайние просторы» никому не интересны. Интересно конкретное, проработанное в цифрах инвестиционное предложение от региона, с конкретными сельскохозяйственными земельными ресурсами. 

Это значит, что нам весьма срочно нужна полная достоверная информационная база, карта сельскохозяйственных угодий по всем районам Новосибирской области. Можно назвать её, если хотите, «банком земли».

Какие конкретно сведения должны содержаться в этой базе? 

Во-первых, реальная информация о площадях земель сельхозназначения в каждом районе, о выделенных участках, их владельцах и арендаторах, землях муниципального фонда перераспределения, федеральных и областных землях, правовой статус. Большая ведь проблема невостребованных долей и «молчаливых» собственников. 

Во-вторых, потенциал продуктивности земель: почвенный состав, плодородие, агрохимические показатели, климатические условия территории. 

В-третьих, логистика: расстояние до федеральных и региональных трасс, ж/д станций, главных населённых пунктов региона, основных рынков сбыта, доступность объектов энергетики и водоснабжения. 

И, наконец, в этой карте можно будет увидеть рекомендации по эффективному использованию земли в каждом районе: какие виды растениеводческой и животноводческой продукции здесь рентабельно производить, какие земли подходят под пашню, какие под пастбища и т.д. 

То есть эта база будет опорой в работе и для власти, и для инвесторов, и для местных аграриев, желающих расширить своё производство? 

Разумеется. Большим компаниям областные и районные власти смогут делать инвестиционное предложение «под ключ», с пакетом базовых экономических расчётов. Это то, что называется «инвестиционный адрес», в который уже сейчас можно вкладывать средства. 

С другой стороны, и наши местные хозяйства, которые развиваются и которым нужны дополнительные земли, тоже смогут увидеть, какие сельхозугодья можно оформить в аренду или в собственность. Земля будет работать, мы, наконец, избавимся от этих унизительных определений – «брошенные», «невостребованные» земли, «неудобицы», «выбывшие». Кроме того, станет понятной экономическая целесообразность возвращения тех или иных земель в оборот. Потому что мы сразу увидим экономику вопроса, перспективу участка. 

А главное, привлечение инвестиций в сельское хозяйство Новосибирской области станет не игрой в рулетку – «повезёт – не повезёт», а плановой работой. Как это уже происходит в успешных аграрных регионах, сделавших у себя в том числе и банк сельхозугодий. Инвесторам, которые интересуются АПК Новосибирской области, мы сможем делать адресное, конкретное привлекательное предложение. Это то, что именуется инвестиционной дипломатией. 

Да, кстати, а есть ли регионы, которые уже ведут такую работу по упорядочению земельной информации? 

Конечно. Это, например, Воронежская область. Сегодня она – абсолютный лидер по инвестициям в сельское хозяйство в Центральном федеральном округе, привлёкший только в 2019 году более 23 миллиардов рублей в АПК. Там наведён порядок с землепользованием: сформирована информационная база, со стороны областной власти работает отдел сопровождения агроинвестора, его консультирование в режиме «здесь и сейчас» по всем возникающим вопросам: энергетика, экология, земля, господдержка и т.д. 

Примером эффективной работы в этом направлении является также Удмуртия. Там на базе республиканской Единой геоинформационной системы созданы электронные тематические карты земель сельских районов. На карты занесены параметры используемых и неиспользуемых земель, даны их характеристики, показатели плодородия, показаны участки, в первую очередь рекомендованные к вводу в сельскохозяйственный оборот, нанесены скотомогильники.

 «Форма есть – нужно содержание» 

Сергей Львович, но ведь три года назад в Новосибирской области уже создавалась автоматизированная система «Учёт и мониторинг сельскохозяйственных земель в НСО». Потратили, кстати, 70 миллионов бюджетных рублей. Чем она не устраивает? 

Действительно, эта система существует, но наполненность информацией и её пригодность там не выдерживают серьёзной критики. Большинство отчётов о земле не формируются, либо формируются с неактуальными данными, в систему попали сведения из 90-х, и даже 80-х (!) годов прошлого века. Как выяснилось год назад на заседании аграрного комитета Заксобрания, где был представлен отчёт Контрольно-счётной палаты НСО, полноценной инвентаризации сельхозземель Новосибирской области проведено не было. Мало того, администрации 13 сельских районов из 30 даже не стали подписывать соглашения о сотрудничестве с областным Минсельхозом по наполнению и ведению этой базы! Семь районов из этих тринадцати «отказников» просто молча игнорировали соглашение, ещё шесть прислали отписки в духе «нет людей, нет штатных единиц, нету денег, нету сил» и т.д. Ну о какой достоверной информации о сельхозугодьях тогда можно говорить?! 

Между тем эта недостроенная система как раз может стать основой для формирования действительного «банка земли», о котором мы говорим. Есть программная оболочка, есть кое-какой массив данных, есть методики сбора информации – вот теперь пора заняться содержанием. 

Значит, мы подходим к важному и деликатному политическому вопросу: а как мотивировать районных управленцев? И почему они могут себе позволить спокойно игнорировать эту работу? 

Я убеждён, что качество земельной информации, качество землепользования, ввод в оборот брошенных земель должны быть важнейшими критериями эффективности работы главы района и напрямую влиять на его дальнейшую карьеру. Иного быть не может. Нужно донести до всех без исключения районных управленцев простую очевидную мысль: когда в районе есть «абстрактные» земли – то и управление тоже «абстрактное». Глава района должен встать на место потенциального инвестора, и тогда эта спесь, характерная для некоторых наших районных руководителей, сойдёт за пять минут. 

Напомню, что в Земельном Кодексе есть понятие «муниципальный земельный контроль»: это работа органов местного самоуправления по соблюдению бизнесом и гражданами требований земельного законодательства. Но на практике, как все мы знаем, бывает, что этого контроля просто нет. Значит, нужно это менять. 

Также ввод земель в оборот должен стать одним из обязательных пунктов нашего ежегодного областного трудового соревнования в сфере АПК, за победу в котором район будет награждаться не только «уазиками» на «Дне Урожая», но и бюджетными бонусами. Так что мотивировать районных руководителей относиться к своей территории по-хозяйски, а не как «сторож», можно и нужно. 

Какие ресурсы понадобятся для этой работы? Вообще, какие ещё структуры будут заниматься созданием областного «банка сельхозугодий»? 

Это будет взаимодействие всех заинтересованных ведомств: Минсельхоза, районных администраций, Россельхознадзора, Росреестра, «ЦАС «Новосибирский», Министерства цифрового развития и связи НСО, привлечённых независимых экспертов – агрономов, юристов в сфере землеустройства. 

Да, проект масштабный, но непреодолимых барьеров тут нет. Нужна дополнительная выездная полевая работа, чтобы получить текущую агрохимическую информацию о землях, уточнить степень зарастания брошенных участков и т.д. Кроме того, нужны актуальные космические снимки полей, не старше 2018 года, расчёт продуктивности сельхозугодий с привлечением квалифицированных специалистов-агрономов. 

Затем будет создана интерактивная карта, в которой слоями будет расположена вся необходимая информация по земельным ресурсам. В идеале в Новосибирской области не должно остаться ни одного «белого пятна», ни клочка «неизвестной» сельхозземли. Конечно же, эта карта должна быть публичной, находиться в открытом доступе, например, на популярном сайте Минсельхоза НСО . 

Но насчёт людей для выполнения этого проекта на районном уровне – откуда они возьмутся? 

Простите, но у нас в штате каждого районного сельхозуправления как минимум по семь-восемь человек, по три-четыре кабинета занимают! В районах должны появиться уполномоченные по земле, которые будут вести эту земельную базу, отчитываться о её изменениях, проверять достоверность информации. Понимаете, это как первоцелинники, которые будут «возделывать» эту инвестиционную «целину». 

Россельхознадзор – вот ещё одна важнейшая структура, которая должна сыграть свою роль в этом проекте. У этого государственного органа власти есть инструменты и полномочия земельного контроля. Но изъятие земли у нерадивых собственников по суду применяется ещё очень редко, в основном в ход идут меры «профилактического характера»: «предостережения», «предупреждения», штрафы, которых за 2019 год выписано всего на 3,2 миллиона рублей. Естественно, такие ничтожные суммы не смогут переломить ситуацию с сотнями тысяч гектаров брошенных земель, у которых есть собственники, но к которым нельзя подступиться: такие истории вам могут рассказать, пожалуй, в каждом районе. 

Будем надеяться, что с приходом нового руководителя новосибирского филиала Россельхознадзора Александра БАЕВА, много лет проработавшего главой сильного аграрного района и знающего земельные проблемы не понаслышке (Краснозёрского района НСО, – прим. ред.), ситуация начнёт меняться. И «собак на сене», варварски забросивших свои участки, но по документам владеющих ими, станет гораздо меньше. 

«Не Алтаем единым» 

Сергей Львович, мы с вами сейчас обсуждаем инвестиции, большие деньги, сотни тысяч гектаров, крупные проекты – но что даст создание «банка сельхозугодий» рядовому сельчанину, владельцу маленького хозяйства? 

Так для рядового жителя села это всё и делается! Привлечение крупных инвестиций в аграрную сферу происходит не ради самих инвестиций, а ради сохранения и развития села, сохранения населения в сельской глубинке. 

Нет нужды напоминать, что технологический уровень аграрного производства растёт, больших многолюдных «колхозов» советского типа в обозримом будущем может не стать совсем. А значит, меняется и сама структура сельской занятости. Поэтому так важно развитие малых форм хозяйствования, встроенных в большие кооперационные аграрные структуры. 

Запуск масштабных аграрных инвестпроектов в сфере, например, мясного скотоводства, может стать залогом сохранения сельского населения, поможет остановить опустошение села. Современный агрохолдинг станет в производственной цепочке ИНТЕГРАТОРОМ, который отдаёт свой молодняк на выращивание небольшим хозяйствам, частным лицам. В этой структуре всем найдётся дело. Именно такую модель намерена реализовать в Новосибирской области группа компаний «Горкунов», запускающее сразу в нескольких районах области крупный проект в сфере мясного животноводства. 

Сельчанин не будет мыкаться по торговым точкам и перекупщикам со своим мясом, а будет централизовано продавать выращенных животных. По скромным подсчётам, от 200 голов откармливаемых мясных бычков сельская семья может получать ежемесячный доход до 80 тысяч рублей. Где в городе вы сегодня заработаете такие деньги?! 

Это значит, что такими проектами мы сможем не только занять жителей села доходным и перспективным делом, но и привлечь в сельскую местность бывших горожан. Мониторинги социальных настроений городских жителей показывают, что с каждым годом всё больше людей хотят переехать из города в сельскую местность – туда, где есть свежий воздух, простор и экология. Это хотят и те, кто имеет возможность работать дистанционно, и те, кто хочет радикально сменить свой образ жизни, занявшись сельским трудом. 

Но для этого нужна инфраструктура: дороги, транспорт, благоустройство, первичная медицина, связь... 

Правильно! И обеспечено это всё может быть только на экономически активных, развивающихся территориях! Только в рамках Госпрограммы комплексного развития сельских территорий государство планирует затратить на село до 1,5 триллионов рублей. Но приоритеты размещения сельской социалки у нас разбалансированы. Зачастую действует политический акцент, не учитывается экономическое состояние и перспектива территории. 

Но ведь в сельской местности должна быть ещё и занятость, инвестиции, экономика, налоги. Если этого нет, то нет и развития, и открытый с оркестром ФАП с пластиковыми окнами в умирающем селе будет никому не нужен. Вот свежие данные Росстата, опубликованные 24 мая нынешнего года: за 2019 год сельское население в 28 районах Новосибирской области уменьшилось на 6 тысяч 478 человек! Лишь два района – Новосибирский и Ордынский – прибавили населения. У нас уже каждый житель на счету. 

Мы должны предложить сельчанам – как нынешним, так и будущим – «упакованные» проекты в сфере малого предпринимательства. Причём не только в аграрной сфере, – не все могут заниматься сельским хозяйством, да это и не нужно. 

А какие неаграрные виды малого предпринимательства, на ваш взгляд, наиболее перспективны? 

Сельский туризм, например. За последние годы в регионах, в том числе и у наших сибирских соседей, накоплены интереснейшие практики создания туристических объектов в селе. Гастрономический, событийный, рекреационный туризм – это тренд на десятилетия. Горожанину нужно предложить не стандартный отдых в формате «баня, шашлыки, квадроциклы», а увлекательные программы с вовлечением всей семьи в мир живой природы, в традиционные сельские ремёсла, традиционный сельский уклад (деревенские усадьбы). 

Городские жители готовы за это платить, поверьте, и платить приличные деньги. Пасеки и семейные фермы, целебные источники и «национальные деревни культуры и быта» – всё это должно стать нашим ресурсом для повышения благосостояния местных жителей. 

Много ли потребителей, потенциальных клиентов у этого направления? Сибирь, мягко говоря, не самый населённый регион. 

Вокруг нашей области, в радиусе 700 километров, проживает 13 миллионов человек – 13 миллионов потенциальных потребителей продукта сельского предпринимательства, как в аграрной сфере, так и в сфере сельского туризма. Новосибирская область в этом плане уникальна как по природным, лечебным факторам, ландшафтам, так и по историческому наследию. 

Вот оно, то самое развитие «малых форм», о котором мы с вами постоянно мечтаем на совещаниях. Кстати, Россельхозбанк, понимая перспективность этого направления, создал специальные банковские продукты для сельского туризма в рамках грантов по созданию семейных ферм. 

Разумеется, к этим проектам должны быть «прицеплены» и современные образовательные программы: менеджмент сельского туризма, маркетинг территории, событийный менеджмент – эти компетенции во многом определят судьбу сельской глубинки в ближайшем будущем. 

А какое ко всему этому имеет отношение «банк земли», карта земель сельхозназначения? 

Самое прямое. Мы в этом случае также, как и с чисто аграрными проектами, сможем планировать развитие сельских туристических объектов, делать это системно, по «генплану». Как это сделано, например, в Красноярском крае, где власти заказали профессионалам разработку региональной концепции развития сельского туризма с учётом специфики территорий этого огромного края. Министерством сельского хозяйства края предоставляются специальные гранты в размере до 2 миллионов рублей на развитие именно неаграрных видов деятельности в сельской местности, прежде всего на развитие сельского туризма. 

И когда мы у нас в Новосибирской области сформируем «типовые» аграрные и туристические бизнес-проекты для малого предпринимателя, сельского и городского, проекты на 5, 10, 15 миллионов рублей, мы тогда уже не будем вздыхать об «отсутствии работодателя в населённом пункте, и что же с этим поделать». Сельская жизнь станет привлекательным для молодёжи модным делом. 

Но базой, если хотите, кислородом для этой работы является информация о сельхозземлях – «банк земли» Новосибирской области. Мы с вами должны понять: волшебной «таблетки успеха» для села нет и не может быть, но мы непременно должны сделать дело, которое поможет селу и его жителям, даст людям оптимизм – и завтрашний день.

 

Павел БЕРЕЗИН

 

 

 

Журнал ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ©

Все права защищены. Перепечатка или использование информации разрешаются только с письменного согласия главного редактора журнала ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Нарушение авторских прав будет преследоваться по закону

Яндекс.Метрика