Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

ПОДПИСАТЬСЯ НА ЖУРНАЛ

СУДЬБА СИБИРСКОГО ЛЬНА

Наши контакты:

 

г. Новосибирск, ул. Немировича-Данченко, 104, офис 230. Тел.: (383) 335-61-41 (факс)

 

+7 913-900-05-75 (директор)

 

+7 913-941-72-79 (главный редактор Павел Березин).

 

Реклама:

 

+7 913-013-27-52 (Светлана)

 

+7 913-201-41-50 (Наталья) 

 

 E-mail: predsedatel@ngs.ru; predsedatel.agro@ya.ru

 

По вопросам подписки и рассылки обращаться по телефону:

  +7 913-013-27-52 (Светлана)

и по электронной почте: 

predsedatel.agro@ya.ru

 

НОВОСТИ ОТРАСЛИ

ВЫСТАВКИ И МЕРОПРИЯТИЯ

ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ  НОМЕР

«Перепахать и выровнять»: Александр ТЕПЛЯКОВ о мобилизации в АПК

апрель 2022

В кризисные, переломные моменты нужно не только решать оперативные вопросы, но и, что ещё важнее, думать о будущем. Об этом в интервью говорит депутат Законодательного собрания региона, генеральный директор «Новосибирской продовольственной корпорации» Александр ТЕПЛЯКОВ.

– Александр Александрович, на прошедшем недавно губернаторском Совете по развитию АПК ваше выступление было, скажем так, «ассиметричным»: вы говорили не столько о текущих проблемах, связанных с новой политической и экономической ситуацией (экспорт, кредиты, господдержка, рост цен на ресурсы и т.д.), сколько о вещах стратегических – о системе управления отраслью и о кадрах. Почему эти вопросы вы считаете актуальными?

– Потому что текущие трудности мы так или иначе общими силами преодолеем. Переориентируется география зернового экспорта, аграрии, без сомнения, решат большую часть вопросов по запчастям и технике, успешно проведут и посевную, и уборочную кампании. Отрадно видеть, что власти – и федеральные, и региональные – сейчас делают всё возможное в плане государственной поддержки – этот вопрос приоритетный, и хозяйства получают субсидии, несмотря ни на какие сложности с наполнением казны.

Но возникает главный вопрос: что дальше? Если кто-то думает, что мы сейчас как-то «перетопчемся», пройдём кризисный этап, и затем всё будет как раньше – он ошибается. «Как раньше» уже не будет: ситуация требует принципиально другой политики в АПК, других подходов к дальнейшему развитию отрасли. Нам всем предстоит переоценить и пересмотреть каждый аспект работы своего предприятия, найти новые возможности в бизнесе. Прежде всего это касается эффективности производства, продуктивности наших полей и ферм.

При нынешнем уровне развития агротехнологий Новосибирская область должна собирать не менее 4,5–5 миллионов тонн зерна. Такая валовка даст отрасли совсем другую финансовую устойчивость. Посмотрите, все без исключения крепкие хозяйства региона уже берут с гектара не менее 30–35 центнеров, а то и 40–50, это уже норма их работы. Но в среднем по области мы имеем урожайность 23,5 центнера с гектара, и ещё подаём это как достижение. Необходимо раскрыть потенциал всех хозяйств региона, подтянуть отстающих к уровню лидеров. Вообще, то, что сегодня у нас ещё существуют понятия «передовики» и «отстающие» – это нонсенс, какой-то абсурдный привет из советского прошлого. «Передовиками», то есть хозяйствами с современным уровнем продуктивности, эффективности производства должны быть все.  

– От чего это зависит? И от кого?

– Прежде всего – от кадров и системы управления. Вот почему я считаю эти два вопроса важнейшими. Каждый руководитель хозяйства, каждый работник должен быть мотивирован на изменения и на рост. И таким мотиватором, «вожаком» изменений должна быть в первую очередь районная власть. Увы, сейчас такими вожаками местного АПК районные главы и районные сельхозуправления выступают редко. Районное звено управления аграрной отраслью нуждается в укреплении, в повышении статуса – и повышении ответственности за происходящее на вверенной территории.

А сейчас у нас даже сама структура районных звеньев управления имеет пёстрый характер. Вот, смотрите: всего в пяти районах Новосибирской области есть отдельные заместители главы, отвечающие за сельское хозяйство. В шести районах замглавы курируют АПК в числе других вопросов. В 12 районах замы являются одновременно начсельхозами. В 15 районах области замов по сельскому хозяйству нет вообще. Наконец, в трёх районах отсутствуют даже районные сельхозуправления, есть лишь отделы. Ну а в Мошковском районе за сельское хозяйство отвечает… районный «Центр муниципальных услуг». Извините за выражение, до мышей доработались – ну, время такое, не до церемоний и прочих политесов. Как при такой разнородной системе выстраивать единую аграрную политику?

Кадровый состав районных органов управления также оставляет желать лучшего: в 19 сельхозуправлениях нет главных инженеров, в девяти отсутствуют главные агрономы, в 13 нет главных экономистов, в четырёх – главных зоотехников и так далее. 

Развитие АПК – приоритет для каждого района

– Вы говорите о повышении статуса и ответственности районного звена. В чём конкретно это должно выражаться?

– Во-первых, в оценке деятельности глав сельских районов состояние и развитие АПК должно быть приоритетным показателем. Просто потому, что это база местной экономики, социального благополучия территории. Не должно быть так, чтобы глава района, в котором сельское хозяйство находится в упадке, хозяйства исчезают одно за другим, а люди разбегаются из села, стоял почему-то на верхних строчках рейтинга. Это ведь просто профанация, которую простые сельчане прекрасно видят и понимают. Не должно быть так, что некоторые главы районов уделяют куда больше внимания и ресурсов «отделам по связям с общественностью», нежели сельхозуправлениям.

Не должны в районе существовать какие-то «зоны бедствия» в виде разваливающихся депрессивных хозяйств, где люди в жутких условиях, в грязи и безнадёге за мизерную зарплату доят по полторы тонны молока с полуживой от голода коровы. Само наличие такого, с позволения сказать, «сельхозпредприятия» должно считаться чрезвычайной ситуацией. И каждый глава должен быть кровно заинтересован в привлечении инвесторов в слабые хозяйства – разбейся, обивай пороги бизнеса, но найди, сделай, обеспечь вывод хозяйства и села из банкротного «штопора». Количественный и качественный рост АПК, отсутствие брошенной земли, урожаи и надои как минимум не ниже среднеобластных – только через это должна оцениваться успешность деятельности районной власти.

Во-вторых, районные управления сельского хозяйства должны стать маяком, лоцманом, главным помощником для районной аграрной отрасли в плане внедрения современных агротехнологий, компетенций, подбора кадров, разработки бизнес-планов и документов на господдержку. А ещё – жёстким принципиальным контролёром производственных показателей, особенно в отношении малого и среднего аграрного бизнеса. Подпись районного начсельхоза под своей фамилией в реестре получателей господдержки аграрий должен заслужить. И эта подпись будет гарантией того, что хозяйство действительно вкладывается в землю и людей, применяет современные технологии, соблюдает севообороты, не пользуется сомнительной «химией», получает достойные урожаи, а не «12 центнеров для казахов с наличкой», платит хорошую зарплату и т.д.

– Ох, Александр Александрович, сейчас из районов вам, как говорит молодёжь, «накидают полную панамку»: «полномочий нет», «людей нет», «бюджета нет», «отчётность заела», «нельзя вмешиваться в деятельность бизнеса» и так далее…

– Если сидеть и говорить: «А что тут сделаешь?», мы никуда не продвинемся и по-прежнему будем наблюдать за упадком и запустением целых районов. Нужно сделать, кровь из носу нужно! И «вмешиваться в деятельность бизнеса», каждый день. Из Новосибирска физически невозможно «руководить» каждым хозяйством и каждым полем, поэтому мотивация местных управленцев – вещь важнейшая. Возможно, потребуется стряхнуть пыль с некоторых, казалось бы, навсегда забытых с советских времён практик управления и выстроить эту вертикаль.

Я убеждён, что трансформировать эту систему можно, причём в ускоренном режиме. Перераспределить муниципальные бюджеты в пользу органов управления АПК, массово повысить статус специалистов и руководителей этих структур. Именно здесь должны быть сконцентрированы управленческие, финансовые и человеческие ресурсы. И тогда все эти 199 человек, работающих сегодня в управлениях сельского хозяйства в районах НСО, станут авторитетными лидерами местных аграрных сообществ – теми, кто двигает развитие.

«Кого учим? И чему?»

– Кадровый вопрос – самый, пожалуй, болезненный и тревожный для наших аграриев. Отрасль буквально стареет, задыхается без специалистов и работников массовых профессий. Многие директора хозяйств говорят, что коллапс в этой сфере уже виден на горизонте. Что делать будем?

– Для начала, наверное, провести честный анализ ситуации и внимательно посмотреть на эффективность работы некоторых государственных учреждений, отвечающих за кадровое обеспечение АПК. Не будем пока говорить о высшем и средне-специальном образовании, вузах и колледжах – это тема отдельного большого тяжёлого разговора, ситуацию там аграрии тоже видят невооружённым взглядом.

Спустимся этажом ниже и поговорим о тех самых массовых профессиях. Возьмём, к примеру, такую структуру, как служба занятости. У неё есть программа бесплатного профессионального обучения и дополнительного профессионального образования безработных граждан. Давайте посмотрим, каким профессиям в минувшем году за счёт бюджета обучила народ служба занятости в Новосибирской области.

Итак. По данным регионального Минтруда, из более чем 4 тысяч безработных, пожелавших пройти обучение, 435 человек выучились на кладовщика, 328 – на водителя погрузчика. Также выпущено 319 парикмахеров, 108 кассиров торгового зала, 280 поваров, 141 бухгалтер и так далее. Из профессий, имеющих отношение к сельхозпроизводству – 188 трактористов «общего профиля», 258 водителей автомобиля (ну то есть, права забесплатно). И, наконец, трактористов-машинистов сельскохозяйственного производства было обучено – внимание! – 43 человека.

Получается, за деньги налогоплательщиков (за наши с вами деньги) выпускается армия кладовщиков, парикмахеров и кассиров при почти полном невнимании к важнейшим для производственной сферы профессиям. Не спорю, кладовщик тоже важная и нужная профессия, но должны быть приоритеты, согласованные с другими ведомствами, в соответствии с потребностями отраслей, с их направлениями развития, со степенью важности этих отраслей для экономики региона.

– В чём причина такой ситуации?

– Думаю, это, увы, привычная рассогласованность работы ведомств, каждое из которых живёт своей жизнью, своими программами, планами и «мероприятиями». Вот почему так важен межведомственный региональный проект в этой сфере, его нужно расписать подробно и чётко: чему мы учим за казённые деньги, кого и зачем, сколько нужно тех или иных работников для каждой отрасли. Иначе профессиональное образование по-прежнему будет перекошено в какую-нибудь экзотическую сторону («центр обучения кладовщиков»), а аграрии будут безуспешно пытаться найти даже не хорошего, а хоть какого-нибудь механизатора в хозяйство.

Но можно спуститься и ещё ниже, к истокам: мы ведь почти потеряли профориентацию ребят в сельских школах. Школьники из села зачастую не знают ни аграрного производства, ни техники, ни технологий. Пришкольные огороды – и те уже становятся редкостью («Что, детский труд используете?! Запрещено!»). В результате сельские ребята сегодня поступают на мехфак, не зная не то что современную технику, а даже элементарных слесарных инструментов! Приехали.

Профориентация должна стать важнейшим школьным предметом, особенно в селе. В области достаточно успешных высокотехнологичных сельхозпредприятий, куда нужно регулярно организовывать школьные экскурсии, показывать мальчишкам и девчонкам современный уровень агротехнологий и оборудования, повседневную работу хозяйства, его специалистов и менеджеров.

– Да, ведь простыми «лекциями» сейчас ребят не заинтересуешь, так они даже от телефона не оторвутся, нужны принципиально другие приёмы информационной работы – всё-таки живём в гиперинформационном обществе…

– Разумеется! Школьник должен убедиться, что современное сельское хозяйство – это круто, это успех: отличная зарплата, независимость, абсолютное преимущество на рынке труда, бесконечные возможности трудоустройства, статус и уважение. «Стань настоящим спецом – с руками будут отрывать, будешь как сыр в масле кататься!» – вот какой должен быть посыл, и никак иначе. В сельских школах нужны регулярные лекции молодых профессионалов – специалистов аграрных профессий, которые бы общались с ребятами на одном языке. Только так мы сможем положить что-то важное в юные головы. Только так мы сломаем эту привычную программу: «Уеду в город, там как-нибудь устроюсь, куда-нибудь, неважно куда, а там посмотрим…» И эта задача тоже наша общая – и аграрного сообщества, и профильных министерств. Здесь тоже нужен межведомственный проект – очередным министерским «планом мероприятий», который привычно забудут через полгода, мы не отделаемся.

Дать людям реальную перспективу

– Александр Александрович, тогда немножко провокационный вопрос: не потеряли ли мы драгоценное время безвозвратно? Не поздновато ли пытаемся мотивировать сельчан на перемены в жизни?

– Ничего подобного. Знаешь, в нашем хозяйстве в Болотнинском районе (ООО «Золотой колос», одно из самых передовых растениеводческих хозяйств Новосибирской области, – П.Б.) прошлой осенью сложилась тяжелейшая ситуация во время уборки – непрерывные дожди. Выкраивали не то что дни – часы и минуты на работу в поле. И меня поразило отношение к делу наших мужиков – механизаторов. Им буквально на ходу забрасывали в кабину комбайна обед, они его на ходу проглатывали, как марафонцы эти свои стаканчики с водой, выбрасывали контейнеры обратно, и продолжали косить. У них глаза горели: «Успеть! Успеть убрать! Каждый гектар! Сделаем дело – потом отдохнём!» Меня такая гордость взяла за коллектив, я тебе передать не могу. Мы все – и механизаторы, и приёмщики на ХПП, и лаборанты, и менеджеры – делали одно дело вместе, как единый организм.

Когда людям даёшь реальную перспективу, реальный план изменения их жизни – люди МЕНЯЮТСЯ. Они выходят из спячки, из апатии, и становятся другими, появляется та самая мотивация, о которой мы так много говорим. Когда люди чувствуют сопричастность к общему делу, когда своими руками строят своё будущее – у них меняются глаза, походка, отношение к работе, к заработку, к своему быту, к месту, где они живут.

Они уже не заводят нудные разговоры про расценки, про «много работы», потому что они понимают, что если они сделают общее дело, станут профессионально трудиться, то по деньгам их не обидят в любом случае.

Появляется главное – гордость за свою работу и судьбу. И это не только мой личный опыт – это тебе подтвердит любой руководитель успешного хозяйства, которое было поднято из депрессии и разрухи. Те же самые люди, которые сидели и ни во что не верили, начинают трудиться на высочайшем уровне, учиться, соревноваться между собой, стремиться работать лучше и лучше.

Собственно, и патриотизм – настоящий, неказённый – начинается именно с этого, с ощущения сопричастности с общим делом и понимания перспективы улучшения жизни. Вот эту конкретную перспективу, по-моему, мы и должны сейчас нарисовать и начать воплощать все вместе, от тракториста до главы района, от доярки до депутата. Но – только все вместе.

Беседовал Павел БЕРЕЗИН

БОЛЬШЕ ОПЕРАТИВНЫХ НОВОСТЕЙ — В ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛЕ ЖУРНАЛА ПРЕДСЕДАТЕЛЬ!

 

 

Журнал ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ©

Все права защищены. Перепечатка или использование информации разрешаются только с письменного согласия главного редактора журнала ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Нарушение авторских прав будет преследоваться по закону

Яндекс.Метрика