Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

ПОДПИСАТЬСЯ НА ЖУРНАЛ

СУДЬБА СИБИРСКОГО ЛЬНА

Наши контакты:

г. Новосибирск, ул. Немировича-Данченко, 104, офис 230

Тел.: (383) 335-61-41 (факс), +7 913-900-05-75 (директор),

+7 913-941-72-79 (главный редактор Павел Березин)

Реклама:

+7 913-201-66-53 (Оксана),

+7 913-201-41-50 (Наталья),

+7 913-201-42-84 (Светлана)

E-mail: predsedatel@ngs.ru

По вопросам подписки и рассылки обращаться по телефону:

+7 913-201-66-53 (Оксана)

ЗЕРНО СИБИРИ: НОВЫЙ 2017-Й?        АМЕРХАНОВ – О ЖИВОТНОВОДСТВЕ       НЕДОСТУПНЫЙ КРЕДИТ В 5% 

Военную технику – крестьянам 

   Страна десятилетиями работала на военно-промышленный комплекс. Сегодня, в мирное время, у ВПК есть возможность частично вернуть долг, передавая аграриям конверсионную технику с военных складов. Оказав тем самым реальную помощь в обеспечении безопасности страны – продовольственной безопасности. 

   Общественная палата предлагает предоставить российским фермерам возможность по льготным ценам покупать списанную из армии технику. Письмо с такой просьбой в Минобороны направил член комиссии Общественной палаты по вопросам АПК и развитию сельских территорий Александр ШИПУЛИН. Однако этот вопрос поднимался ещё задолго до этого.

    Впервые идея приобретения морально устаревшей техники со складов Минобороны появилась еще в 2012 году. В ходе предвыборной президентской компании в штаб кандидата в Президенты В.В. Путина из с. Лотошанское Краснозёрского района Новосибирской области ушло письмо за подписью директор ООО «Лотошанское» Ларисы Васильевны ШТЕПЫ. В письме были, в частности, такие строки:

   «… В 2008 году предприятие прошло процедуру банкротства. Наша проблема заключается в том, что мы не имеем возможности приобрести новую технику по рыночным ценам, продолжаем эксплуатировать, ремонтировать машины советских времен.

   Мы обращаемся к Вам с просьбой помочь нашему сельхозпредприятию выжить в условиях, когда цены на зерно, молоко, мясо не сопоставимы с высокими тарифами на электроэнергию, ценами на дизтопливо, бензин, запасные части. Но мы не просим о подачке. Возможно, на складах министерства обороны РФ (консервация), в Госрезерве имеется техника для реализации на торгах, которую возможно использовать в сельском хозяйстве – погрузчики, машины, прицепы, тракторы. Наше сельхозпредприятие хотело бы заключить договор купли-продажи без посредников и так называемых открытых торгов) на приобретение у МО РФ техники и оборудования по остаточной балансовой стоимости.

   Мы готовы приобрести: фронтальный погрузчик (грузить корма, убирать навоз) – 1 шт.; УАЗ (таблетка) для перевозки доярок – 1 шт.; УАЗ – 1 шт.; КАМАЗ грузовой 1 шт.; Прицеп для КАМАЗа – 1 шт.; Бензовоз объемом от 5,5 м. куб. – 1 шт.; отопитель помещений дизельный – 3 шт.»

   В ответном письме за подписью члена Центральной избирательной комиссии РФ с правом совещательного голоса Е. ЗАБАРЧУКА значилось: «… Данный вопрос выходит за рамки задач, поставленных перед избирательным штабом кандидата на должность Президента Российской Федерации». Также сообщалось, что в соответствие с Положением о Министерстве обороны РФ, утвержденным указом Президента РФ, уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в сфере управления и распоряжения имуществом Вооруженных сил РФ и подведомственных Министерству обороны организаций является Министерство обороны РФ.

   Спустя два года технической революции в хозяйстве так и не произошло. И в январе 2014-го года в Москву уходит второе письмо с практически тем-же текстом и просьбой продать по балансовой стоимости еще и трактор (колёсный, гусеничный). На сей раз – на имя Заместителя Председателя Правительства РФ, Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве РФ Дмитрия РОГОЗИНА.

   – В первом письме нам указали, что обращаться нужно в Минобороны. Сердюкову писать было бессмысленно; Шойгу на начальном этапе руководства министерством было, думаю, не до нас. Поэтому обратились к Дмитрию Олеговичу Рогозину. Решили озаглавить текст не «Обращение», а «Прошение» – с надеждой, что это поможет обратить на себя внимание. К сожалению, ответа так и не получили. Может быть ситуация с Крымом и Украиной сыграла роль, или чиновники откинули письмо из сибирского села как несущественное. Хотя… по закону в течение 30 дней хотя бы какую-нибудь отписку должны были прислать. Возможно, в ней была бы еще какая-нибудь зацепка для решения вопроса, – рассказывает генеральный директор ООО «Лотошанское» Краснозёрского района НСО Владимир Васильевич ПОРОШКОВ.

 

Картина маслом

   Достаточно набрать в любом из поисковиков слова «военная техника куплю», как интернет вываливает сотни продающих и рекламных сайтов – покупай, не хочу. Чего только не предлагается: легендарные советские грузовики (ЗИЛ, ГАЗ, КамАЗ, КрАЗ, Урал, МАЗ), любая дорожная и землеройная техника (котлованные машины, экскаваторы, бульдозеры, грейдеры), вездеходная техника (гусеничные тягачи, транспортёры, тяжёлые гусеничные экскаваторы), спецтехника для инженерных войск (путепрокладчики, траншейные машинывоенные гусеничные тягачи, гусеничные самоходные паромы и другие строительные техсредства и вездеходы), полуприцепы и прицепы ЧМЗАП и МАЗ, гусеничные снегоболотоходы и транспортеры, полевые кухни и передвижные мастерские. Даже бронетранспортеры и танки… – глаза разбегаются.

   Огромное количество предложений продать отдельные машины или целые парки техники с рук. Однако помимо «б/у», рекламируются и поставки всего, чего клиент ни пожелает, напрямую с военных складов. Вот так, к примеру, информативно и красочно:

   «Конверсионная военная техника – это техника с резерва, из стратегического запаса страны на случай военных действий и чрезвычайных ситуаций государственного масштаба. Продаваемые единицы утратили своё стратегическое значение по причине сокращения или переоснащения госрезерва. Этот вариант имеет существенные преимущества перед остальной б/у техникой. Ведь конверсионная техника с хранения – это новые транспортные единицы, практически не имеющие пробега, поставленные на консервацию сразу по прибытии с завода-изготовителя. Консервация предполагает удаление всех технических жидкостей из узлов и агрегатов автомобиля и их обработку консервирующими составами – техническим вазелином, солидолом и т.п. Для исключения нагрузки на колёса и деформации резины, колёса снимаются и зачехляются или автомобили устанавливаются на специальных подставках. Техническое состояние техники постоянно контролируется, не реже одного раза в год проводится пуск двигателя и проверка всех систем автомобиля.

Мы занимаемся реализацией техники с армейского хранения по России. Вся доступная для приобретения техника представлена в каталоге. Если необходимой единицы не окажется у нас на складе, мы поставим её вам под заказ в самые короткие сроки».

 

Наша компания... и.т.д.

   Цены на ненужные больше государству машины вполне рыночные. Камаз-4310 1994 года выпуска «с военного хранения после ревизии» выставлен на продажу за 850000 руб., бортовой вездеход ГАЗ-33081 – за 1088000 руб., гусеничный вездеход ГТМУ (ГАЗ-73) торгуется за 985000 руб., полковая землеройная машина ПЗМ-2 – за 1200000 руб.. Экскаватор одноковшовый войсковой ЭОВ-4421 стоит 750000 руб., мастерская инженерного вооружения МРИВ – 700000 руб., столько же КрАЗ-255.

   Как попадает военная техника в руки коммерсантов, до конца понять сложно. Из сообщения на сайте Министерства обороны РФ следует, что функции по организации и проведению аукционов по реализации высвобождаемого движимого военного имущества Вооруженных сил РФ переданы ОАО «Российский аукционный дом». И хотя информационные сообщения обещают размещать на официальном сайте и далее, порядок проведения и участия в аукционах изменился. Если заинтересует, можете позвонить для получения детальной информации по номеру 8 (800) 777-57-57, по России звонок бесплатный.

   Правда, как видно из перечня «товаров», в основном на таких аукционах продается лом чёрных и цветных металлов. Есть ссылки и на продажу имущества округов, но какого именно – не уточняется. У большинства торгов в графе «статус аукциона» пометка «не состоявшийся».

   Теоретически, конечно, можно предположить, что поучаствовать в открытых торгах может и сельхозпредприятие из Сибири. Практически такое представить себе сложно. И не только из-за огромных временных трат и территориальной удаленности. Как могут наши закредитованные сверх меры и находящиеся практически в предбанкротном состоянии хозяйства тягаться с воротилами этого суперприбыльного бизнеса? Там моржу получить — не зерно по осени продать. И объём рынка, а значит и прибыль торговцев военной техникой растут как на дрожжах. Да они и не скрывают: «продажа конверсионной техники происходит по всей территории РФ, и набирает вес в различных сегментах».

   О том, кто эти люди и каким образом им удалось припасть к неиссякаемой кормушке, можно только догадываться. О себе они предпочитают не распространяться. Так, в разделе «О компании» на одном из продающих сайтов видим лишь игривое: «Наша компания... и.т.д».

 

Техника во рже

   Министерство бесконечно закупает что-то новое и рассовывает это храниться по своему бескрайнему числу войсковых частей. Иногда кажется, что всевозможные военные базы суммарно занимают площади больше, чем какие-нибудь пансионаты или санатории. И если где-то начинает храниться что-то новое, то откуда-то пропадает что-то старое. Пропадает оно не сразу и не бесследно. Процедура списания – быстрое дело. Утилизация – чуть дольше, но тоже зачастую протекает во впечатляющем темпе. А вот между списанием и утилизацией могут пройти долгие годы. В это время списанное добро (зачастую, во вполне рабочем состоянии) содержится на множестве арсеналов и базах хранения, подвергаясь всем разрушительным факторам времени и природы. «Подобные хранилища – одни из наиболее интересных объектов для осмотра среди всего того, что может найтись у вояк», – пишет автор lana-sator на livejournal.com. И в серии публикаций прилагает солидный по объему массив фото покрывшихся ржавчиной на территориях военных частей, или брошенных в лесах и полях сотен единиц техники.

   То, что рачительностью наше государство не отличалось и не отличается, ни для кого не секрет. И всё же, когда смотришь на с размаху выкинутые на ветер народные деньги, хочется крикнуть: дорогое государство, ну хватит уже вести себя как собака на сене! Не пользуешься само – отдай другим. Только не алчным перекупщикам, которые продав народное добро тому же народу, накупят вилл на заморских побережьях. А тем, кто использует его для укрепления могущества страны – вырастит с помощью этой техники хлеб, построит фермы, дороги, и дома. Для граждан не чужой державы – твоей, государство, страны.

 

«За» – на все сто

   Готовой схемы передачи конверсионной техники реальному сектору экономики, тем же сельзхозтоваропроизводителям, ещё нет. Выработать её – проблема исключительно техническая, а потому вполне реализуемая. Была бы на то политическая воля.

   Владимир Порошков предлагает такую. Министерство обороны РФ готовит списки техники, которую они готовы передать сельхозтоваропроизводителям по остаточной балансовой стоимости. И передает эти списки в Министерство сельского хозяйства, которое, в свою очередь, формирует региональные списки. Предприятия АПК предоставляют в региональные отраслевые министерства заявки на технику, в которой нуждаются. И министерство сельского хозяйства регионов распределяют имеющуюся в его распоряжении технику согласно заявкам и реальным потребностям хозяйств.

   – Богатым организациям, может быть, эта техника и не нужна. Но для большинства мелких и средних, парк которых как правило изношен, это было бы царским подарком. К примеру, «УАЗик» с лизингом стоит 530 тыс. руб., а если бы приобрели его у военных за 50-60 тыс. руб., и еще столько же вложили в его ремонт, это была бы другая цена, – говорит Владимир Васильевич. – Конечно, все заявки и все наши потребности сразу удовлетворить вряд ли получится. Но ведь техника со складов списывается ежегодно, если даже хозяйство в этом году не получило всего в чем нуждается, не страшно, получит в следующем году или еще через год.

   По мнению Владимира Порошкова, с такой инициативой в Правительство РФ могли бы обратиться депутаты Законодательного собрания НСО, или других регионов. А также депутаты Государственной думы от сибирских регионов:

   – Когда возникла эта идея, я разговаривал со многими депутатами, всем идея представлялась интересной.

Важно также придать идее общественный резонанс, объединить сельхозтоваропроизводителей для её практической реализации. В процессе подготовки материала мы рассказывали о идее лотошанских аграриев многим руководителям хозяйств, главам районов, руководителям и специалистам управлений сельского хозяйства. И слышали одно мнение – «поддерживаем»: воздержавшихся, а тем более противников мы не встретили. Приведём лишь некоторые мнения:

 

Павел Евстафьевич ВАСИЛЕНКО, директор СХПК «Розентальский» (Татарский район НСО):

– К идее отношусь положительно. Те клещи-перекупщики, которым удается приобрести военную технику на складах, в итоге сосут кровь именно с нас. Стоит проявить к этой технике интерес, накручивают в 3-5 раз дороже того, за что сами приобрели. Система торгов достаточно закрытая, открытой распродажи я никогда не встречал. Если бы появилась возможность покупать технику по остаточной балансовой стоимости, обязательно воспользовался бы такой возможность. Купил бы несколько ЗИЛ-131: ни надо ни МАЗов, ни ГАЗонов, самосвальный кузов поставить, и получится то что надо. Не отказался бы от погрузчика, передвижной мастерской – всё это на военных складах есть.

 

Борис Степанович КАБАНОВ, исполнительный директор ООО «Шипуновское» (Сузунский район НСО):

– Я только «за». Бюджеты на оборону всегда самыми высоким относительно остальных были, надо бы что-то народу вернуть. Это всем выгодно. Продвинем вперёд сельское хозяйство, заживёт страна лучше, и в оборонный бюджет будет что вкладывать. О том, сколько всего полезного для нас и ненужного армии хранится на складах, я сам видел. И грузовики, и гусеничная техника, и легковые автомобили, «уазики», которые бы нам пригодились доярок развозить, мастерские, мельницы, кирпичные мини-заводы, котельные, сварочные агрегаты – всё есть. Так что пора нам – армии и сельскому хозяйству – подружиться. Мы им – продовольствие, они нам – технику. И это будет справедливо.

 

Александр Николаевич БОЯРСКИЙпредседатель СПК «Колхоз Гигант» (Убинский район НСО):

– Это надо было делать давно. То, что сейчас происходит, – абсурд! Я когда Барнаул проезжал, всегда удивлялся: там стояли ЗИЛ-157 на случай войны, а новая техника – КамАЗы, Уралы, в это время продаётся. Это же надо тревогу бить! Кроме техники есть ещё передвижные мастерские, склады для ремонта, где в смазке хранится огромное количество новых двигателей, коробки передач, мосты, запасы резины для разных автомобилей… Все это на сто процентов подошло бы сельхозпроизводителям. Мы, пользуясь случаем, покупали коробку передач и двигатель на КамАЗ – качество изготовления выше всяких похвал. Тогда же и выходной контроль на заводе-изготовителе был, и военная приемка. К военным шли самые испытанные и проверенные техника и оборудование. Сейчас эта техника просто разграбляется. На БТР-70 – два двигателя ГАЗ-53, которые пока используются в сельском хозяйстве. Почему не выставить на свободную реализацию по приемлемым для крестьянина ценам? Почему бы не создать обменный фонд в помощь сельскому хозяйству? Да, цена будет ниже новой, но всё-таки деньги государству поступят. И деньги огромные. Я считаю, это справедливо и это необходимо делать.

  

Александр Анатольевич БАРАЕВначальник сектора растениеводства и животноводства отдела сельского хозяйства и природопользования Администрации Топчихинского района Алтайского края:

– Продажа имущества Министерства обороны, пригодного для гражданского использования и находящегося в исправном техническом состоянии, на мой взгляд, должна производится Росимущенством по остаточным ценам, отрытым предложением – для устранения так называемых перекупщиков. И в первую очередь в те отросли, где эта техника будет востребована – сельское хозяйство, дорожные службы, лесоохрана.


Любовь САПУНОВА

 

 

Журнал ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ©

Все права защищены. Перепечатка или использование информации разрешаются только с письменного согласия главного редактора журнала ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Нарушение авторских прав будет преследоваться по закону

Яндекс.Метрика